КНИГИ О РЕСПУБЛИКЕ КОМИ/КОМИ СКАЗКИ


© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2005 г.
© web оформление - Игорь Дементьев, 2005 г.
 
 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21

 

ПЕРЯ-БОГАТЫРЬ



 

  Возле Лупышского лиственника, в Комму — Пермской стороне, жили-были в старину три брата: Антипа, Мизя и Перя.
   Антипа ушел на службу — воином стал, Мизя принялся землю пахать, а младший, Перя, молодой, неженатый, сделался охотником.
   Наденет, бывало, лыжи длиной в три сажени, возьмет острое копье, лук да стрелы и уйдет на лов...
   Догонит он лося или оленя, поразит копьем и принесет добычу домой.
   Просторны были лесные угодья Пери, на сотни верст кругом он расставлял силки, но бегал так быстро, что все ловушки успевал осмотреть до обеда.
   Бродит, бродит, бывало, день-деньской по дремучему лесу, а ночью наломает пихтовых веток, костер разведет и спит у огня.
Вот каков он, Перя-богатырь!
   Раз в деревне Лупъе стал мужик избу ставить. Устроил он помочь и позвал соседей бревна возить. Вместе со всеми поехал в лес и Перя-богатырь.
   Мужики повалили деревья, очистили их от сучьев и коры, принялись бревна возить. Перя отобрал себе самые крупные. А лошаденка-то у него была никудышная. Тужится, тужится, никак с места воз не сдвинет. Начали соседи перешептываться:
   — Вот так Перя! Сам богатырь, а лошадь — кляча.
   Обиделся Перя. Выпряг лошадь, ухватился за оглобли и вытащил на дорогу воз.
   Удивились соседи богатырской силе молодого Пери.
   А хозяйка как услыхала, что он на себе бревна приволок, испугалась: чем теперь кормить Перю? Пожалуй, такой богатырь сразу съест все припасы!
   Угадал Перя хозяйкины думы и говорит:
   — Принеси из леса побольше зеленого мха, свари его да посоли, вот мне и ужин готов!
   Селя помочане за стол. Всем хозяйка кашу подала, один Перя из большущего котла ест вареный мох. Ест да похваливает.
   Засмеялся один из соседей, по имени Мелю-Мишка.
   — У меня,— говорит,— в хлеву свинья, и та к хлебу приучена. Принесешь ей вареный мох — отворачивается.
   А богатырь не любил, когда его вышучивали. Сам никого пальцем не трогал, а заденешь его — вспыхнет, как солома от огня.
   Наутро вышел хозяин во двор, где вчера помочане бревна свалили, а там нет ни одного бревна. И догадался он, что это Перя отомстил за обиду, полученную на пиру.
   Знал хозяин, что у Мелю-Мишки был неподалеку поставлен сруб для новой избы. Пошел туда. Глянул, а сруб полон бревен. Стоят мужики, хозяин и Мелю-Мишка, затылки чешут, не знают, как тут быть. Подумали, подумали и отправились к Пере. А богатырь у себя дома за столом сидит, вареный мох ест да похваливает. Поклонились мужики ему в пояс, попросили прощения.
   Расхохотался Перя так, что снег с крыши посыпался. Но не стал ломаться, пошел к срубу, вытащил бревна, приволок их во двор и положил на прежнее место. Вот каков был Перя-богатырь!
   Однажды случилась беда. На русскую землю пошла войной орда степного хана. Не правдой — хитростью побеждала орда. У степного хана было большое-пребольшое железное колесо. В колесе сидел человек, вертелся, как белка, и гнал колесо. Оно катилось, давило людей, и никто не мог его остановить. А сверху ордынцы огнем горючим и стрелами осыпали всех, кто осмеливался преградить путь страшному колесу. Народ в ужасе бежал в леса.
   Но вот дружинник Антипа пришел к русскому князю и сказал:
   — Есть у меня брат Перя-богатырь, не позвать ли нам его на подмогу?
   Обрадовался князь, закричал:
   — Скачи на тройке за братом! Если он сломает железное колесо, я ему подарю половину своих владений.
   Антипа с княжеским нгавдворным поскакал на самой быстрой тройке к брату. Целую неделю ехал. Наконец, добрался и рассказал Пере, какая беда приключилась. Богатырь в ответ:
   — Что ж, надо добрым людям помочь!.. Скачи, братец, на тройке обратно в Комму, я тебя пеший догоню, за три дня туда на лыжах добегу!
   — А если я на войну уйду, как без меня князь тебя узнает?— спрашивает Антипа. Перя говорит:
   — Где я стану жить, люди по лыжам узнают, лыжи возле дома наставлю, они у меня длинные, в стреху упрутся концами. А самого меня узнают по росту. Да еще по рукавицам: не страшен мне мороз, мои рукавицы всегда за пояс заткнуты.
  Уехал Антипа, а Перя еще сутки дома прожил, потом побежал на лыжах в Комму.
   В самую пору прибыл богатырь, уже к самому городу подкатывалось железное колесо. Вокруг искры сыплются. На оси колеса богатырского роста ордынец вертится. А колесо катится по полю, людей давит, огонь мечет... Падают убитые, разбегаются живые...
   Перя-богатырь навстречу колесу, как стрела, полетел. Лицо звериной шкурой завязал, чтобы не обжечься. Ухватился он за спицы и прыгнул на ось, напротив ордынца. Первым делом Перя недруга наземь скинул, потом колесо остановил, опрокинул его и разорвал на части.
   Увидели ордынцы, что богатырь разломал колесо, испугались и ускакали обратно в свою степную сторону...
   А в Комму началось ликование. Русский князь устроил в честь Пери-богатыря пир на весь мир. Три дня гуляли гости, а на четвертый князь говорит:
   — Проси, удалой молодец Перя, у меня, что хочешь: золото бери, куниц бери! Полцарства бери! А Перя в ответ:
   — А на что мне твои меха, я сам куниц ловлю, красным девушкам дарю. И золото мне ни к чему. В лесу без него живут. И полцарства мне не нужно. В лесу я сам царь, меня медведь и тот боится.
   Задумался князь и говорит:
   — Ишь ты какой! Я и не знал, что такие бывают. Откуда ты родом? Брата твоего я видел, а вот кто твоя мать, кто отец, кто сестры?
   — Отец мой — лесной костер, моя мать — березовое изголовье, пихтовая постель, а вольная воля — моя сестра, и без них я жить не могу,— молвил Перя-богатырь.
   Подивился князь таким словам и подарил богатырю шелковую сеть, чтобы куниц ловить. А еще подарил грамоту, зырянскими буквами написанную. И было там сказано, что Перя и его потомки могут навечно Лупьинским лиственником владеть.
   Попрощался Перя с князем — и домой. Там сразу пошел в лиственник новое владение смотреть и расставить шелковую сеть. Да не знал богатырь, что попал он, как нарочно, туда, где сам Вэрса-леший охотился.
   Леший тут как тут! Шапка, будто большущая еловая шишка, зеленую бороду ветер треплет.
   Нахмурил брови Вэрса и спросил богатыря, как он посмел в его владениях охотиться.
   — Это не твои, а мои угодья. Вот читай княжескую грамоту,— сказал Перя. Не умел читать Вэрса.
   — Мне эта грамота не указ,— говорит.— Давай лучше состязаться, на палке тягаться. Кто победит, тот и станет владеть угодьями: то ли наша лесная нечисть, то ли ты, Перя, со своими земляками.
   Нашел богатырь палку, привязал ее крепким ремнем к березе. Концы ремня обернул вокруг ствола и завязал.
   С одного края уцепился за палку Перя, с другого — Вэрса. Вэрса рванул палку, да так, что береза затрещала.
   — Что это трещит?— спрашивает леший.
   — Твой хребет!— отвечает богатырь. Испугался Вэрса, не захотел больше состязаться.
   — Ладно, владей лиственником. И давай жить дружно!
   Перя поверил лешему. Но Вэрса решил его погубить.
   Свалил богатырь высокую сосну, зажег нодью — негаснущий костер, и улеглись они у костра спать, леший и Перя. Вэрса и спрашивает Перю:
   — А какой удар для тебя смертелен: удар меча или удар топора?
   Зевнул Перя, отвечает, что не боится он ни меча, ни топора, боится только раскаленного копья с серебряным наконечником.
   А копье с серебряным наконечником как раз у лешего было. Он его под голову положил и захрапел.
   Перя же потихоньку встал, вырвал из земли березу, притащил к костру, положил на свое место и плащом закрыл. А сам взял лук и стрелу, спрятался под елкой.
   Среди ночи встал Вэрса, раскалил на костре свое копье с серебряным наконечником, да как ударит в накрытый плащом березовый ствол. Копье насквозь пробило березу.
   — Ну и крепок был Перя!— сказал леший и еще раза два стукнул копьем по березе.
   — Да еще как крепок!— отвечал Перя и пустил в лешего острую стрелу.
   Бросился леший бежать, а богатырь — следом, осыпает его стрелами. До самого жилища преследовал лешего.
   С той поры Перя, его земляки и потомки всегда охотились в Лупьинском лиственнике.
Вот каков был Перя-богатырь!
   Женился он на сильной, высокой красавице. Жил сто двенадцать лет. Берег грамоту и шелковую сеть. А потомки Пери, Мизи и Антипы до сих пор живут на земле Коми. Все они славятся добрым сердцем и сильными руками.

 

Помочане — люди, приглашенные на какую-либо работу.
Стреха — нижний, свисающий край крышы деревянного дома.


Смотрите также
диафильм "Про Перу-Богатыря"

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21

вернуться