О ЛЮДЯХ/АВКСЕНТЬЕВСКИЙ


© www.pechora-portal.ru, 2002-2006 г.г.
 
 
Авксентьевский Константин Алексеевич
 
 
 
 

     Из семьи волостного писаря. Окончил военное училище (1916), участник первой мировой войны. Подпоручик старой российской императорской армии.
    Член партии с октября 1917 г. В Красной Армии с 1918. г.
    В годы гражданской войны:
   военный комиссар Вологодского, Ярославского, позднее — Заволжского ВО (сентябрь 1919 – январь 1919). С мая 1919 г. — командующий войсками: 4-й; в августе — член РВС Туркестанского фронта, затем — член РВС 1-й армии (август-ноябрь 1919). Командующий войсками Заволжского ВО и 2-й Революционной армии труда (с апреля 1920). В августе-октябре 1920 и 6-й — командующий войсками: 6-й; армии.
    За бои с войсками генерала Врангеля был награжден орденом Красного Знамени (1920).
   В 1921-1922 гг. — заместителем командующего войсками Украины и Крыма (Фрунзе М. В.)
   За разгром бандитизма на Украине был награжден 2-м орденом Красного Знамени (1926)*.
Награжден также орденом Красного Знамени Хорезмской НСР (орден уравнен с орденом боевого Красного Знамени — Я. М.)
    В июле-августе 1922 г. — военный министр Дальневосточной Республики и главнокомандующий войсками Народно-революционной армии (НРА) ДВР.
В дальнейшем на командных должностях. С 1931 года в отставке (1).
    *В момент награждения вторым орденом Красного Знамени (1926) Авксентьевский К. А. был командующим войсками ОГПУ Узбекистанской ССР. Из этого следует, что в бытность заместителем командующего войсками Украины и Крыма Фрунзе М. В., т. е. в 1921-1922 гг. Авксентьевский К. А. являлся командующим войсками ОГПУ Украинской ССР.
    И далее мы находим к сказанному подтверждение такого характера. За разгром бандитизма на Украине Авксентьевский К. А. награждается орденом Красного Знамени (общесоюзным), так как ордена Красного Знамени Украинской ССР вообще не было. А в бытность командующего войсками ОГПУ Узбекистанской ССР за борьбу с басмачеством — орденом Красного Знамени Хорезмской НСР. Однако в число трижды награжденных орденом Красного Знамени (уравненных) Авксентьевский К. А. не был зачислен.
    Начиная с 1966 и до 1994 г., т.е. в течение без малого сорока лет «ВИЖ» опубликовал на своих страницах имена награжденных орденом Красного Знамени (в т. ч. и уравненных). Были названы имена 55 лиц награжденные тремя и более орденом Красного Знамени и 456-х, награжденных двумя орденам Красного Знамени. Авксентьевский К. А. соответствовал критериям, по которым определялся отбор первой группы лиц (55), но его имя оказалась во второй группе лиц (456). Видимо существовали еще какие-то неведомые доныне критерии, которыми руководствовался «ВИЖ».
(1) Гражданская война и военная интервенция в СССР – энциклопедия. М. 1983, стр. 22 (в дальнейшем ссылка на это издание обозначается сокращенно «ГВиВИ»)

Комментарий.
    Спустя год после отставки в 1931 г. следы Авксентьевский К. А. теряются. (Это не совсем так. Читайте об Авксентьевском в автобиографичной книге "Дорога в комрай" Василия Большакова и в "Балаллаечнике Серкове и других" Также есть информация о переписке Зосима Белобородова (бухгалтер совхоза - собутыльник) с Авксентьевским, после его отъезда из д. Новый Бор (Прим. админ. сайта.)Естественно то, что с ним произошло в Германии (см. ниже) не украшало его послужного списка, но одновременно не было новинкой Красной Армии. Так уж повелось, что хотя с пьянством в офицерской среде старой российской императорской армии и боролись, но избавится от него, не смогли, В Красной Армии также не в новинку было пьянство и с ним также боролись, но выкорчевать «зеленого змия» не удалось. На фронте борьбы с пьянством Авксентьевскому К. А. был нанесен удар в виде отставки, что, по всей видимости, еще более усугубило его беду.
   В возрасте 51-го года Авксентьевский К. А. ушел из жизни.
   Перед нами загадка. Мы не можем на нее однозначно ответить из-за отсутствия у нас информации. Например, остается неизвестным, действительно ли умер Авксентьевский К. А., пусть даже в силу хронического алкоголизма, или его «ушли» из жизни задолго до рокового 1941 года? Мы встречаемся со случаем смерти, обозначенным 1941 годом.
    Этот роковой год оказался удобным в плане «списывания» на него жертвы репрессий. Таким маневром советская историография, не вдаваясь подробности, создавала видимость потерь в начальный период войны. Из числа репрессированных в довоенные, не так уж редко встречается лица, дата смерти которых значится и в 1942-1943 гг.
    Публикуя ниже сведения о пребывании Авксентьевского К. А. в Германии, мы ни коем образом не пытаемся опорочить его имя. Пристрастие к спиртному — болезнь. Она может быть вызвана самими разнообразными причинами. Авксентьевским К. А., не был первым и не последним в числе тех, кому пришлось расстаться с Красной Армией.

   Из новейшего источника.
   Документ № 81.
    Л. М. Хинчук — К. Е. Ворошилову 5 января 1931 г. Копия 3.
    Лично. Секретно. 5 января 1931 г. Тов. Ворошилову.
    Дорогой Климент Ефремович, Мне очень неприятно, что приходит­ся начать переписку с Вами по очень неприятному для всех нас инци­денту. По приезде военной группы, я их принял у себя, продолжи­тельно беседовал и принял меры к тому, чтобы подготовительная их работа в немецком языке для предстоящей работы была бы налажена. Были они у меня в день нового года, и я с ними опять продолжительно разговаривал. В промежутках мне стало известно, что тов. Авксентьевский по-прежнему подвержен своей болезни. Так, уж на третий день своего здешнего пребывания, он напился и в этом виде проделывал много неприятных историй и, в конце концов, очутился в своей бывшей санатории с букетом цветов и шампанским. Врачи санатория по теле­фону обращались в посольство для унятия т. Авксентьевского. 2-го января ко мне позвонил тов. Любимов, не могу ли я устроить у себя т. Авксентьевского, так как он в пансионе скандалит. Любимов поехал в пансион, и ему еле удалось отвезти Авксентьевского в сопровождении т. Александрова в его бывшую санаторию. Со слов того же Любимова, он тут же требовал к себе врача, профессора, требовал от врача, чтобы он сел с ним играть в карты и тому подробное. Санатория согласилась оставить т. Авксентьевского у себя только при условии, если останется в санатории кто-либо из русских товарищей. Остался тов. Александров. К Любимову и ко мне явились т. т. Егоров и Дыбенко сообщали, что они принимали все меры к успокоению т. Авксентьевского, что они старались его не допускать к проявлению болезни. Но все это напрас­но. Они передавали целый ряд фактов скандального положения, при котором дискредитировались и они, и указывали на то, что если Авксентьевский не будет отозван, то это явится угрозой для работы всей группы. Причем мне стало известно, что тов. Егоров послал Вам уже телеграмму об этом. Я заявил, что без Вашего твердого решения я отправить тов. Авксентьевского в СССР не моту, и поэтому составил Вам телеграмму, в которой указал, что жду Вашего решения на этот счет.
    Вчера вышел тов. Авксентьевский из санатория, и я его устроил у себя в полпредстве. В беседе с ним я выяснил, что тов. Авксентьевский, не снимая с себя ответственности, что не оправдал Вашего доверия и не выполнил возложенные на него обязанности, все же считал в этом виновными товарищей Егорова и Дыбенко, так как, по его словам, они не только его не удерживали от выпивки, но, наоборот, увлекали. Я не могу разбираться в этом вопросе, скажу лишь, что и по-че­ловечески и по-товарищески мне жаль тов. Авксентьевского, но факты говорят против него.
   Так, вчера вечером, разговаривая со мною, он, при приходе тов. Александрова, заявил, что поедет к нему поужинать и вместе с ним приедет. Так и было. Однако когда Александров с женой провожали его в полпредство, он у одного ресторана сказал: «подожди­те меня, я куплю сигары, чтобы иметь возможность при их помощи хорошенько уснуть. Он зашел и так как оставался более продолжительное время, чем нужно на покупку сигар, то т. Александров зашел в ресторан и застал его там за питьем коньяка. По словам Александрова ему насилу удалось извлечь оттуда т. Авксентьевского и привезти в полпредство. Я, таким образом, не могу иметь доверия к его воле, так как очевидно, он не умеет управлять собою и поэтому сегодня, когда он потребовал денег перед отъездом, чтобы купить некоторые вещи, я разрешил ему это сделать, но только в сопровождении нашего товарища.
   Сегодня тов. Авксентьевский имеет намерение выполнить Ваше требование и поехать в СССР.
   С коммунистическим приветом Хинчук.
    РГАСПИ. Ф. 74. Оп. 2. Д. 37. Л. 22-23 Заверенная машинописная копия.
   Примечания:
   1. Речь идет о группе советских офицеров, проходивших обучение в германской военной академии
   2. Тому же вопросу было посвящено письмо старшего группы Егорова А. И. Ворошилову от 4 января 1931 г. В частности, Егоров писал: «настоящим моим письмом вынужден занимать Ваше внимание и время, главным образом, на чтение описания того печального явления, о котором я донес уже Вам телеграммой, т. е. о поведении т. Авксентьевского [...] Сегодня [...] получена Ваша директива, командировать Авксентьевского в Москву. Это надо считать самым необходимым и наилучшим решением вопроса. Это решение снимает «с повестки дня», если можно так выразиться, ставшую для нас в реальной форме опасность подрыва авторитета командира РККА через необузданное поведение отдельных лиц, тем более, лиц самого высокого ранга, каким является комвойсками».

   (РГАСПИ. Ф. 74. Оп. 2. Д. 37. Л. 14-21).
   8 января, уже после отъезда Авксентьевского, о его поведении в Германии написал Ворошилову военный атташе СССР в Берлине Путна. « [...] Поведение т. Авксентьевского в Берлине было (настолько из ряда вон выдающееся, — писал Путна,— что, по-видимому, по отношению его необходимы какие-то радикальные меры [.…]» (Там же. Л. 26-30).
   Письма Хинчука и Егорова Ворошилов послал Сталину 8 января 1931 г. с сопроводительной запиской:
    «Дорогой Коба! Не ругай, пожалуйста, что загружаю тебя моими делами, ничего не поделаешь, приходится к этому прибегать в силу необходимости. Прошу бегло ознакомиться с копиями писем т. т. Егорова и Хинчука, трактующих все о том же — но несчастном Авксентьевском. Как поступить в дальнейшем с Авксентьевским, буду говорить с тобой лично.
   С приветом Ворошилов. 8/1—31 г.» (Там же. Л. 13).

   Посланные для ознакомления Сталину 17 января письма Путна, Ворошилов сопроводил припиской:
    «Дорогой Коба! Посылаю копии писем т. Путна об Авксентьевском. Т. Путна «попутно» сообщает об источнике получения Авксентьевским валюты. Этим источником был т. Элиава, снабжавший т. Авксентьевского валютой довольно щедро. Письма т. Путна заслуживают прочтения.
   Всех благ. Ворошилов. 17 ян­варя 1931 г. (Там же. Л. 25).
    30 марта 1931 г. ПБ заслушало сообщение Ворошилова об Авксентьевском и приняло решение:
    «Принять к сведению сообщение Ворошилова об увольнении т. Авксентьевского в бессрочный отпуск
(Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 818. Л. 10).
3. На бланке: «СССР. Полномочное представительство в Германии» 4

   Комментарий.
    Авксентьевский К. А. выбыл из РККА и в дальнейшем у нас не фигурирует.

   Здесь о нем приводятся исчерпывающие сведения.
    В биографических справках Авксентьевского К. А. отмечается, что в 1931 году он ушел в отставку. Спустя много лет выясняется, что существовала иная формулировка, по которой он выбыл из РККА, что вовсе не считается отставкой.
   30 марта 1931 г на заседании ПБ по докладу Ворошилова К. Е. было подтверждено такое решение:
«Принять к сведению сообщение Ворошилова об увольнении т. Авксентьевского в бессрочный отпуск».
    Следовательно, хотя и отпуск был бессрочный, но он всегда мог быть прерван. По всей видимости, этого не произошло. Из приведенных в письме Хинчука сведений видно, что Авксентьевскому К. А. и ранее доводилось бывать в Берлине, лечась в санатории. Источник ничего не сообщает ни о его болезни и не называет профиль санатория. Судя по тому, что в этом санатории не только знали Авксентьевского К. А, но согласились принять его к себе в пьяном состоянии, можно к прийти выводу, что здесь лечили от хронического алкаголизма.
    Несомненно, о недуге Авксентьевского К. А. были осведомлены в армии. Знали об этом не только Егоров А. И. с Дыбенко П. Е., но другие, но, при случае не отказывались собутыльничать с больным сослуживцем. Но когда над Авксентьевским К. А. нависала опасность, «дружки» старались отмежеваться и даже написать донос на него. Это случай и характеризует взаимоотношения между военачальниками в РККА со всеми вытекающими отсюда последствиями.
   На гражданке Авксентьевскому К. А. дали должность члена правления Центросоюза. В итоге получилось как в пословице: «пустили козла в огород». Центросоюз — это потребкооперация, занимающаяся торговлей на селе всем, чем угодно, что, кстати, в большинстве было дефицитным и, конечно, спиртными напитками, но в которых недостатка не было. Оказавшись на селе, должностнее лицо, каким уже стал Авксентьевский К. А., всегда встречался с большой помпой, гостеприимством, и, обязательно, с обильной выпивкой. Мог ли устоять перед всем этим Авксентьевский К. А.? Конечно нет. В 1932 году закончилась его карьера в Центросоюзе.
   Дальнейшие следы Авксентьевского К. А. теряются. (Это не совсем так. Читайте об Авксентьевском в автобиографичной книге "Дорога в комрай" Василия Большакова (Прим. админ. сайта.)
   Такие как Авксентьевский К. А. с поля зрения ОГПУ-НКВД никогда не исчезали. Деталей мы не знаем, но большого труда чекистам не требовалось, чтобы подвергнуть репрессиям Авксентьевского К. А.
   Год смерти Авксентьевского К. А. в советских источниках датируется 1941, но при этом не указаны ни число ни месяц, а также причина его смерти в возрасте 51 года (Я. М.)

   Справка (краткая информация об упомянутых выше лицах).
   Хинчук — Хинчук Лев Михайлович (1868-1939) Член партии с 1920 г. В 1930-34 гг. полпред СССР в Германии. В 1934-37 гг. нарком внутренней торговли РСФСР. В 1938 г. главный арбитр при СНК РСФСР. Репрессирован.
   Ворошилов — Ворошилов Климент Ефремович (1881-1969) [439], тогда — нарком обороны СССР
   Любимов — Любимов Исидор Евстигнеевич .(1882-1937) Член партии с 1902 г. Член ЦК ВКП (б) в 1927-1937 гг. (кандидат в 925-1927 гг.) В 1926-30 гг. председатель правления Центросоюза. В 1930-31 гг. заместитель наркома внешней торговли и торгпред СССР в Германии. В 1932-1937 гг. нарком легкой промышленности СССР. Репрессирован
   Егоров — Егоров Александр Ильич (1883 – 23. 02 1939) [715], маршал (1935). Был убит во время следствия.
   Александров (обезличен) — не установлен.
    Путна — Путна Витовт Казимирович (1893 – 12. 06 1937) [1854], комкор (1935).Военные атташе в Германии (1931). Репрессирован.
   Дыбенко — Дыбенко Павел Ефимович (1889 – 28. 07 1938) [701], командарм 2-го ранга (1935) Репрессирован.
    Элиава — Элиава Шалва Зурабович (1883 - 1937) Член партии с 1904 г. , кандидат в члены ЦК партии (1927-1931) заместитель наркома внешней торговли СССР, с 1936 г. — заместитель наркома легкой промышленности СССР. Репрессирован.

   2 «Советское руководство. Переписка. М. 1999, стр. 150-151.
   3 Там же, стр. 490
   4 Там же, стр. 150-151.

 

 

вернуться