ЛЮДИ ГОРОДА ПЕЧОРА И РАЙОНА


© www.pechora-portal.ru, 2002-2006 г.г.
 

Валентина Фёдоровна Артеева

 

 
 

Где ты добрый волшебник?
 

   — Знаешь, — сказала Грустинка брату Смешинке, — в нашем городе живет учительница рисования, которая после болезни ослепла. Ее уроки очень любили ученики. Она такая добрая и отзывчивая, — тут Грустинка заплакала.
   — Не плачь! — сказал строго брат. — Знаю, это ты говоришь про Валентину Федоровну Артееву. Несмотря на свою беду, она оптимистка, сама себе готовит обед, стирает, убирает комнату. Это ты все время хнычешь. А еще она пишет стихи в газету «Печорское время». И, по-моему, у нее — талант. По ночам она долго рифмует строчки, а утром звонит знакомым, чтобы они записали ее стихи. Вот бы встретить волшебника, который подарил бы ей диктофон (он стоит 600 рублей). Тогда она сможет записывать свои стихотворения, не напрягая память.
    А еще, Грустинка, Валентину Федоровну, когда она была еще совсем маленькой девочкой, изобразил знаменитый художник Юрий Ракша на одной из своих картин, она там с бабочкой. Она их любит и много о них знает.
     А мы полистаем книжку «Необычные бабочки». Вот бабочка Птицелов королевы Александры — самая большая бабочка, размах крыльев как два соединенных вместе карандаша. Бабочка черная с белыми пятнами по краям. А самая маленькая бабочка, размах крыльев которой чуть больше ноготка, называется Синий карлик. Бабочка синего цвета с черным ободком.
    Бабочка Листовка выглядит как зеленый листик. Такая маскировка спасает ей жизнь, хищники ее просто не замечают. Бабочка Аполлон — передние крылья белые с черным, задние белые с красными глазками, которые отпугивают птиц. Бабочка умеет шипеть, как бы говоря: «Не трогай меня».
    А вам, ребята, нравятся бабочки? Раскрасьте их. Знаете ли вы, что яркие, красивые бабочки вначале были гусеницами? Что ещё вы знаете о бабочках? Сколько они живут, чем питаются? Обо всём можно узнать в библиотеке.
 

Мария ДРУЖИНИНА. Рис. автора.
Анимация рис. - Игорь Дементьев.
© "Печорское время", 10 марта 2004 года.

 

 

 

"Я не буду думать о плохом..."
 

 

   Это строчка из стихотворения Валентины Артеевой, нашей землячки. А прочла я её в тоненьком самиздатовском сборнике её поэзии, выпущенном в этом году Коми республиканской спецбиблиотекой имени Луи Брайля и, наверное, не случайно названном автором «Судьба».
   Судьба не пощадила Валентину, человека трудолюбивого и одаренного. Окончив художественно-графическое отделение Сыктывкарского педучилища №1, а затем Ленинградский педагогический институт, она занималась любимым делом: учила детей умению видеть красоту окружающего мира, умению творить... Но преподавательскую деятельность пришлось прервать из-за внезапной болезни, которая привела к слепоте, к инвалидности. В тридцать семь лет.
   Впрочем, эти открывающие сборник скупые биографические данные, повествующие о трагедии автора, можно сказать, диссонируют с общим настроем и содержанием большинства её стихов. Несмотря на то, что во многих строчках Валентины Артеевой всё же прочитывается необычность её положения, в целом они удивительно оптимистичны:

   Вместо троечки коней
   Запрягу я голубей.
   Полечу от дома к дому,
   А потом еще к другому,
   Потому что всем друзья
   Небо, голуби и я...

   Она пишет очень светлые стихи. Именно этот эпитет более всего подходит к таким её произведениям, как «Ваше Величество, Детство», «Как много», «Мы похожи»... И даже о каждодневном своём труде преодоления она пишет как-то, я бы сказала, задорно:

   Речка, реченька, река
   Берега крутые.
   Подарила мне
   судьба вёсла золотые.
   Мне, конечно, не везёт
   По большому счёту.
   Только всё-таки уже
   Вёсла я не брошу...

   Поистине: мужеству и жизнелюбию этой женщины можно позавидовать.
   Интересно, что свой первый сборник Валентина Федоровна посвятила известному советскому художнику Юрию Ракше. Но связанное с этим первоначальное удивление и даже недоумение рассеиваются после прочтения опубликованной здесь же, в сборнике, зарисовки Тамары Юрченко, повествующей о встрече девочки Вали с художником и о его картине «Гармония». Может быть, именно та давняя короткая встреча с художником, разглядевшим в тогдашней девочке её слитность с окружающей природой, её открытость миру и помогает сегодня Валентине Федоровне продолжать жить в гармонии с этим миром, не обозлиться, не потерять умения видеть и ценить красоту и добро.
   И ещё об одном невозможно не сказать. Сборник стихов Валентины Артеевой — не первое издание, подготовленное и увидевшее свет по инициативе республиканской библиотеки им. Л.Брайля. В местной печорской организации Всероссийского общества слепых мне показали изданный в 2005 году в Сыктывкаре сборник стихов незрячих авторов «Таланты земли Коми» (издание было профинансировано в рамках республиканской целевой программы «Культура Республики Коми»). В нём тоже есть стихи Валентины Артеевой, а также других печорских авторов: «Воспоминания» о родной деревне Клавдии Тодика, стихи о детях войны Лидии Каневой... И опять — сопричастность всему тому, что происходит в мире, неравнодушие, сохраненное умение жить содержательной, полной жизнью. И пусть строки незрячих авторов далеко не всегда совершенны в смысле техники стихосложения, они интересны как способ познания мира и попытка самовыражения, как исповедь людей, ежедневно в борьбе с бедой отстаивающих своё право на нормальную, полноценную жизнь, в которой есть место и поэзии тоже.

Валентина АНДРЕЕВА.
© "Печорское время", суббота, 16 июня 2007 года.



 

Она видит мир душой


 

   Живёт на свете Валентина Артеева. Одна из многих тысяч наших горожан, одна из многих миллионов наших россиян, одна из многих миллиардов наших землян. Живёт и радуется жизни, радуется каждому её дню, солнечный свет которого она не видит уже пятнадцать лет, живёт и благодарит Бога за мудрость и милосердие, которое Он проявляет к ней, к женщине с тонкой и очень чувствительной душой.

   Я жду — наступит утро,
   И улыбнётся солнце мне,
   И будет мне уже не грустно,
   Ведь грусть останется во сне.

   Я сон, конечно, позабуду
   И стану думать лишь о том,
   Что утром я счастливой буду
   И даже, может быть, потом.

   Наступит утро, как обычно,
   Но не обычным будет день,
   Всё вроде бы давно
                         
     привычно,
   Но всё же это новый день.

   Как солнце мне, я улыбнусь
                                  
      ему.
   И будет так, как мне не
                                
    снилось,
   И будет вечер, как итог тому,
   Что утром я у дня просила.

   Из-за болезни глаз мир вокруг неё потерял свои очертания и свет стал недоступен её глазам. Но (вы представляете!) она видит его своей душой, показывая урок многим зрячим, которым дано благословлять каждый приход нового дня взмахом ресниц и фонтаном ослепляющего, пьянящего света, но не видящим в этом благословения и дара Творца и поэтому встречающим каждый день угрюмыми лицами и мрачными мыслями. А Валентина, волею судьбы оказавшись в четырёх стенах, этих стен не ощущает, она чувствует мир полнее, чем многие из нас, живущих полноценной жизнью. И на судьбу у ней нет никаких обид. Внутри неё есть уверенность, что кроме Судьбы, которую многие наделяют непреклонностью и неотвратимостью, есть нечто большее, гораздо шире и весомее. А судьба... Если всё воспринимать серьёзного стоит ли рождаться для такой серьёзности?

   Судьбы своей читаю книгу,
   Не делая пометок на полях,
   Но я, Судьба, тебе показываю фигу,
   Мне помогает в этом мой же страх.

   Боюсь Судьбы, Судьба как пуля,
   Но жалок тот, кто верит лишь в неё.
   На случай этот у меня есть дуля,
   Не сомневаюсь я, Судьба, в достоинствах
   её.

   Возможно ты, Судьба, меня и купишь
   Не знаю как, когда и почему.
   Не потому ли я, показывая кукиш,
   Стараюсь верить, в общем-то, всему.

   Мы познакомились с ней по телефону и после короткого разговора напросились в гости. Её голос нам показался очень молодым и задорным, что очень подхлёстывало наше любопытство. И, когда нам открыла дверь женщина с улыбкой на молодом, я бы сказал, девичьем, лице, удивлению нашему не было предела. Мы и сами растянули свои рты и привязали уголки своих губ к ушам. И было от чего: Валентине 51 год, но до своих лет она ни по каким меркам не тянула. Внешность, голос, энтузиазм и радость от жизни —  многие ли молодые люди могут этим похвастаться. Да и не похожа она была на слепую: легко ходила по квартире, ловко поставила чайник на плиту и выложила на стол чашки и конфеты. У нас было и изумление, и восхищение, и радость за неё, такую. Она удваивала и утраивала наши силы, здоровых и крепких людей. Разговор за чашкой чая был оживлённый, на «подъёме». Она рассказала о тесном переплетении своей линии судьбы с жизнью художника Юрия Ракши, написавшего её портрет, когда ей было тринадцать лет и впервые увидевшей эту работу в двадцати-девяти летнем возрасте, и о бурном переживании по поводу его смерти, и об изменениях в её жизни после этого момента. Клубок действительно получался необычный и таинственный. Незнакомый для неё человек своей портретной работой и ранней смертью повлиял на её жизнь, непостижимым образом затронув чуткую и ранимую душу Валентины.

   Мы похожи,
   Мы очень похожи,
   Как солнца лучи,
   Как улыбки прохожих,
   Как алые зори,
   Как зелёные почки,
   Как дороги пути,
   Как звенья в цепочке.
   Нам сходство приятно, но всё же
   Наше счастье, оно — наше горе,
   Друг от друга мы прячем горькие слезы.
   От воровки судьбы не спасают заборы...
 

   Эти стихи про него и про неё. Так отозвалось её сердце на его судьбу.
   После чая Валентина, как огромное богатство, открыла перед нами журнальные репродукции картин Юрия Ракши и с радостью и грустью «узнавала» их по нашим описаниям. Когда же пришёл черёд рассматривать её работы, тут уже порадовались и мы.
   Детская непосредственность и глубина мироощущения заставили и улыбнуться и задуматься: снеговик, бревенчатые избы, скворечники на длинных шестах и падающий снег — мы тут же окунулись в детство! Три подсолнуха, символы солнца, окружённые цветной радугой; девочка, выпускающая в небо голубей; женщина в зимнем пальто и в валенках, напомнившая нам рассказы Зощенко; девочка, сидящая на кровати в полумраке и молодая луна, заглядывающая на неё сквозь окно; цветок на подоконнике, а за окном люди, гуляющие парами, с детьми и ни одного одинокого человека (это ли не гимн любви и пониманию!) Мы разложили картины на полу и ходили между ними как между огромными и глубокими мирами, вглядываясь и находя в них то, что создавало их настроение, настроение, пришедшее к нам из тех лет и из того времени, когда Валентина училась в педагогическом училище и затем работала преподавателем рисования и черчения в школе №2. Но вечер был не бесконечный и пришла  пора расставаться. Мы ушли и унесли в своих сердцах подаренную нам песню жизни. Её подарил нам Человек, который видит мир душой, для которого жизнь — это не обязанность, а — огромный подарок.

   Ваше Величество Детство!
   Моё воспитали вы сердце.
   Их же Величество Юность
   Души моей нежно коснулась.
   Ваше Величество Зрелость!
   Вам лишь доверюсь я смело.
   Их же Величество Старость
   Встречу, надеюсь, как радость!

(Стихи и картины Валентины Артеевой (качество фотографий, обусловлено газетной полиграфией. Прим. админ. сайта).
   К сожалению, мы не можем все её творения представить вашему вниманию в одном номере газеты, но это прекрасный повод, чтобы в ближайшее время встретиться с ней ещё раз и продолжить знакомство).
 

А. Усинский.
© "Родник у порога",  №4, июнь 2007 года.

 

вернуться