ЛЮДИ ГОРОДА ПЕЧОРА И РАЙОНА


© www.pechora-portal.ru, 2002-2006 г.г.
 
 
Николай Алексеевич Богатырёв
 
 
 
 
 
По страницам памяти...

 

   Сегодня, в преддверии солидного юбилея (7 мая) замечательного давнего современника печорцев кавалера ордена Ленина Николая Алексеевича Богатырева, хочется снова вернуться в памяти к далеким 30-м, 40-м годам прошлого столетия, молвить доброе слово о том, кто стоял у самых истоков в покорении таежного северного края, развитии Печорского речного пароходства, служению которому он посвятил свыше сорока лет.

«ЦЫГАНСКАЯ ЖИЗНЬ»

   Просторную комнату с ее простым убранством, где отвоевали себе постоянное место внушительная гиря и гантели, щедро заливает апрельское полуденное солнце. За круглым столом, по которому веером — любительские фотоснимки отца, пожилые женщины — дочери Николая Алексеевича Валентина Николаевна Дуркина и Лидия Николаевна Злобина. То одна, то другая, дополняя или уточняя друг друга, с удовольствием рассказывают о своем отце, о маме, о том, как жилось. За вереницей воспоминаний невольно вставали перед глазами картины далекого прошлого... Вот Валентина Николаевна осторожно пододвигает к себе одну из чайных чашек, заботливо поднесенных ее сыном Валерием, и открывает первую страницу жизни родителей...
   — Бабушка и дедушка жили в селе Покча Пермской области Чердынского района. В семье трое детей. Дедушка все в бурлаках ходил, но у него было слабое сердце, рано ушел из жизни. Папа, таким образом, остался за старшего. Будучи совсем еще мальчишкой девяти лет, учился сапожному делу, потихоньку взрослел. Позже здесь и любовь свою встретил — сельскую девушку, нашу маму Таисью Семеновну Серебренникову, с которой впоследствии и золотую свадьбу сыграли. Мама моя удивлялась: вот, говорят, гонения на церковь были, а в Покче так до сих пор маленькая церквушка та стоит, и хоть бы что. После поехал наш 20-летний папа на Печору на заработки, и закрутилось-завертелось... Учеба (курсы), работа, вступление в ряды Компартии, опыт, повышение квалификации. Почитай, семь населенных пунктов сменили, наверное. Папа коммунистом был, поэтому особо выбирать не приходилось: куда направят, туда и ехал всей семьей. А семья с годами прибавлялась: пятеро детей уже было. Правда, двоих не уберегли, и по сей день горечь в душах саднит. Мы тогда в Кырте жили. 9-летний Шурочка в первый класс ходил, и вдруг — аппендицит. Врач оперировать отказался («Не выдержит, а меня судить будут?»). Три дня мальчонка промучился, да и отошел в мир иной. Очень в школу рвался в новогодние каникулы на первую в жизни елку — так и не увидел... Другому брату Алеше 13 было, в 7-й класс уже ходил. Пошел с ребятами купаться на речку, где поглубже. Нырнул и... не вынырнул. Нет слов — какое горе для всех нас. Папы в обоих случаях дома не было, не сразу узнавал. Мама признавалась: «Очень трудно жить было — детей растить, огород обрабатывать». Она еще и шила на дому — мастерица была на все руки!
   До семи лет дочь Валентина у бабушки Варвары Михайловны росла, потом родители к себе в Усть-Цильму забрали, куда они перебрались из Кырты, срубили красивый дом на берегу реки и оставались там долгих двадцать лет. Со временем дети уже встали на ноги, «оперились», получили образование, обзавелись своими семьями. Две сестры живут неподалеку друг от друга в Печоре, их брат Владимир Николаевич — в Санкт-Петербурге.

ОН БЫЛ ПЕРВЫМ

   Как пишет в своей статье «Вклад ветерана» В. Федосеев («Ленинец», 7 мая 1977 г.), Николай Алексеевич пришел в пароходство в двадцатых годах, вскоре после национализации флота. До 1933 года ходил на судах в разных должностях, показал себя хорошим судоводителем и организатором. Освоение природных богатств Печорского края, широко развернутое в 30-х годах, повлекло за собой необходимость пополнения флота, подготовки кадров более высокого уровня, создания новых пристаней, затонов, перевалочных пунктов, особенно на реке Усе. После успешного окончания курсов пристанских работников Н. А. Богатырев назначается начальником новой пристани Воркута-Вом, что возлагало на него большую ответственность. Это было связано с тем, что Уса в 1934 году была не изучена, камениста, в межень с низкими горизонтами воды, со множеством перекатов, а землечерпательного флота было совсем мало.
   В течение нескольких лет, начиная с 1936 года, Николай Алексеевич трудился на пристанях Усть-Воя, Кырта, Адзьва, где требовалось в короткий срок наладить четкую работу. Было очень опасно, т.к. всюду, кроме Усть-Цильмы, зэки. В Адзьве приходилось даже топор под подушку класть. Летом 1940 года его назначают начальником еще не существующей пристани и затона Канин-Нос. В краю хвойных лесов и болот начал под его руководством свою новую жизнь небольшой причал в курье нынешнего речного порта. Очень нужен был речникам этот причал, потому что через него тогда шла вся тяжеловесная техника и оборудование для шахт и строительства железной дороги. Несмотря на крайне тяжелые условия, в которых проходил весенний отстой судов, весь флот по Канину был сдан в эксплуатацию в установленный срок и с оценкой «хорошо».
   Как писал в сентябре 1973 года в «Ленинце» сам Н. А. Богатырев, кроме причала Кожва, в Канине было еще несколько причалов, и всюду обработка судов производилась круглосуточно. В короткий срок навигации 1940 года из Нарьян-Мара шло массовое количество грузов: хлеб, большое количество людей, машин и подвижного состава. Зима 1940/41 года была исключительно холодной, морозы доходили до 50 градусов. Для защиты барж на причале горючего строилась ледяная дамба высотой до 6 метров. В октябре 1940 года прибыл первый поезд на станцию Кожва. В зиму 1940/41 года был построен временный железнодорожный мост на сваях через Печору. Первый поезд прибыл в Воркуту 28 декабря 1941 года. Это все стало для Печорского края великим историческим событием.
   После налаживания работы причала — вновь направление на пристань Кырта, которая тоже являлась одним из важных участков: через нее осуществлялась поставка так необходимого в промышленности сурового военного времени каменного угля. С 1947 года Николай Алексеевич почти двадцать лет руководит пристанью Усть-Цильма. Далее — переезд в Печору, где Богатырев работал в Печорской РЭБ инспектором несамоходного флота. Это была его последняя должность перед выходом на заслуженный отдых, об оставлении которой он ничуть не переживал, поскольку нашлась вполне достойная замена в лице зятя Дуркина Федора Максимовича. Надо сказать, где бы ни был Николай Алексеевич, во все нелегкие времена рядом с ним была его верная спутница Таисья Семеновна. Не однажды варила, стирала, шила и для разных людей, но никогда не упрекала она мужа за столь частые переезды и неустроенность быта.

ДОЛГ — ПРЕВЫШЕ ВСЕГО

   Как пишет В. Федосеев и утверждают дочери Богатырева Валентина Николаевна и Лидия Николаевна, за что бы ни брался Николай Алексеевич, какую бы работу ни выполнял, он всегда относился к своим обязанностям с высоким чувством ответственности. Постоянно выезжал на линию, организовывал распаузку судов на перекатах, делал все, чтобы грузы доходили в пункты назначения своевременно.
   — Мама говорила, — вспоминает Лидия Николаевна, — что отец всегда был там, где труднее всего, где требовались его организаторские способности и многолетняя плавательская практика. Не было случая, чтоб какое-то судно осталось на мели по его вине. Работал, бывало, почти круглосуточно. Час — два поспит, наказав детям: «Будет пароход — будите сразу!», и опять к судам. То баржи околачивать надо было, чтоб не унесло во время весеннего ледохода, не повредило; то командировки, учеба... Люди очень уважали, ценили папу как руководителя, искренне радовались при его появлении на пристани: ну, значит, никаких проблем с отправкой груза (к примеру, картофеля в Нарьян-Мар) не будет.
   По приезде в Печору, — рассказывает Валентина Николаевна, — первую ночь жили в будке бакенщика, разделенной пополам: в одной половине — семьи работников (семь человек). Бабушка спала на сундуке, к которому была привязана собака. За стенкой — контора, откуда доносилась ругань мужиков. Я начала ходить в Кожвинскую школу-интернат, где положили спать вместе с шестиклассницей, которую я почему-то звала «тетя Шура». Нелегко поначалу давалась учеба Валентине, но «терпенье и труд все перетрут» — стала отличницей, получила в награду переходящее Красное знамя всей школы и дорогие по тому военному времени подарки — несколько тетрадей и карандашей. Как не гордиться было Николаю Алексеевичу такой смышленой дочерью! Правда, папа и сам «не отставал»: за безупречный многолетний труд и активную общественную работу в довоенные, военные годы и в годы мирного строительства ему в 1953 году в Усть-Цильме, помимо других выданных ранее медалей и Почетных грамот, вручена была высшая награда Родины — орден Ленина.
   — Он был всегда дисциплинированным, — писал В. Федосеев. — Чувство долга для него — превыше всего.
   — Он был сильным, добрым, справедливым, не гнался ни за славой, ни за наградами, — так отзывается о нем сын Владимир Николаевич. — Он был просто честным тружеником Печорского речного пароходства.
   Его фото — одно-единственное на все времена, поскольку, во-первых, не было таких фотовозможностей, как сейчас, а, во-вторых, была такая жаркая работа — дай бог поспать бы чуток — не до позирования.
   Проходят годы, но живет дело, которому Николай Алексеевич посвятил всю свою жизнь, живет Печорское пароходство, живет речной порт, живут и здравствуют на земле безмерно почитающие его дети Валентина, Владимир и Лидия, его внуки и правнуки, а значит, долго еще будет жить и память о нем.
   Столько напряженного труда навалилось в то далекое время на плечи, казалось бы, обыкновенного сельского паренька — не каждый смог бы выдержать. Он — смог. Книгу бы написать, улицу бы назвать его именем в городе, которого до него не было. Надо, но... как мало осталось даже газетных публикаций. Обидно. Хорошо хоть, что люди, родные и знакомые, бережно хранят память о коммунисте, о человеке, которому в то тяжелейшее время, пожалуй, не было равных.
   Жаль, что более четверти века нет уже с нами славного ветерана, но пусть хотя бы эта зарисовка будет скромной данью, обелиском памяти именитому речнику-первопроходцу, чей самоотверженный, поистине героический труд навсегда вписан золотыми буквами в трудовую летопись освоения Печорского края.


Подготовила Надежда ЕРЕМЕНКО.
© "Печорское время", суббота, 5 мая 2007 года.

 

вернуться