ЛЮДИ ГОРОДА ПЕЧОРА И РАЙОНА


© www.pechora-portal.ru, 2002-2007 г.г.
 
 
Василий Иванович Большаков
 
 

Василий Иванович Большаков
© Фотография Игоря Дементьева, 9 мая 2005 г.

НЕМАЛО ДРУЗЕЙ ПОТЕРЯЛ...

   Судьба не баловала Василия Ивановича Большакова: нет-нет да и брала его на излом, проверяла на прочность. Проверяла с самого детства, когда вместе с родителями он перенес и моральные, и физические испытания. И выстоял. Время было такое. Тогда многие тысячи наших людей были унижены, однако в трудное для матери-Родины время остались верными ей. Эту верность они доказали своей жизнью и кровью. А до военного лихолетья на них смотрели с недоверием. Ребят на службу в армию не брали.
   Василий Большаков после окончания семилетки в 1937 году поступил учиться в Щельяюрский речной техникум. Окончил его в 1941 году. Плавал капитаном на пароходе «Кремль». Через год он стал мастером производственного обучения в ремесленном училище. Так началась трудовая деятельность В.И. Большакова.
   ...В конце 1942 года десять молодых парней шли из Шельяюра в Ижму. Декабрьский мороз безжалостно злился, стараясь остановить их на этом 60-километровом пути. Но каждый из пешеходов хорошо знал, что их спасение — в движении.
   В Ижемском военкомате оформили необходимые документы. Теперь предстояло по таежной зимней дороге преодолеть еще 90 километров, чтобы попасть на станцию Ираель, а там — до Подмосковья, до станции Люберцы.
   ... В Люберцах прошли медицинскую комиссию. Всех, кроме одного, направили для прохождения службы в 9-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию. Готовили десантников. Программа занятий напряженная: общефизическая подготовка, прыжки с парашютом с вышки, укладка парашютов. Поговаривали, что дивизию готовят для заброски в тыл врага. Но война диктовала свои условия и правила. В феврале 1943 года ее спешно перебросили под Старую Руссу. Три месяца наши войска старались провести наступление, выбить фашистов из их укреплений. Но так и не смогли. Особенно тяжелые бои проходили в середине марта. За три дня в роте, в которой был Василий Большаков, из 76 солдат осталось только трое. Поредевшие, изнуренные боями части были выведены из зоны боевых действий на переформировку.
   Отдохнув малость и приняв пополнение, — снова в дорогу. Остановились под Воронежем, где накапливались силы Степного фронта. Полк занял позиции между Старым и Новым Осколом. Два месяца обучали новое пополнение обращению с оружием, приемам рукопашного боя и, конечно нее, премудростям саперного дела. «Старикам» (их было немного) делалось некоторое послабление — это было признанием их боевых заслуг.
   На одном из комсомольских собраний Василия Большакова принимали в комсомол. Его попросили рассказать о себе. Поднялся солдат, посмотрел на своих товарищей, с кем, может быть, завтра вместе идти в бой, и сказал, что родом он из Вологодчины, а сейчас родные живут на Севере, куда они высланы в 1931 году... Это надо было сказать, так как скрыть такой факт — преступление. Но не об этом думал тогда Василий. Он все говорил откровенно: пусть знают его боевые товарищи, кто рядом с ними пойдет в атаку на врага. Командир прервал объяснения солдата: «Все понятно, товарищ Большаков. Сейчас это не имеет никакого значения...»
   А в воздухе пахло большой грозой. Командование решило перебросить полк под Прохоровку, где фашисты уже начали пробу своих сил. 130 километров солдаты прошли меньше, чем за двое суток. 10 июля они уже были на своем участке фронта и заняли оборону. 12 июля началась сильная артподготовка. Более ста самолетов противника атаковали наши артиллерийские позиции, но заградительный огонь не позволил им нанести бомбовый удар. А потом пошли танки... В этом бою Василий Большаков и старшина роты гранатами подбили немецкую автомашину с четырьмя офицерами и важными штабными документами.
   Положение менялось каждую минуту. Порой казалось, что вот-вот силы иссякнут и противник возьмет верх. Но что это? Большаков видит впереди Николая Артемьевича Канева. Он ранен в ногу. Бинтом перехвачена штанина ниже колена. Канев в азарте боя. Он служил в соседнем, третьем батальоне. Значит, их батальон пришел на помощь. Позже Николай Канев погиб. Но в памяти Василия Большакова его земляк так и остался рвущимся вперед с перевязанной ногой поверх штанины. В этом бою был ранен и Василий. Долго, много часов он выбирался с поля боя, окруженного фашистами. Его подобрали, когда он уже был без сознания...
   После ранения на Курской дуге сержант Василий Большаков более двух месяцев лечился в госпитале. Затем проходил службу в запасном полку под Житомиром. Ждали отправки на фронт. Однажды Большакова вызвали в штаб полка. Офицер, окинув взглядом сержанта, спросил: «Так вы в двадцать один год были уже капитаном?»
   — Да, плавал на пароходе.
   — А как пароход назывался? — продолжал допытываться офицер, словно в чем-то сомневаясь.
   — «Кремль», — спокойно ответил Большаков и, как бы упреждая новые вопросы, пояснил, что судно было немецкой постройки и носило другое название, а потом его переименовали в «Кремль».
   — Понятно. А теперь вы, можно сказать, без пяти минут — морской волк. Есть распоряжение откомандировать вас в Киев. Там формируется Днепровская военная флотилия...
   Так Василий Большаков стал моряком. И звание ему присвоили соответственно новому роду войск — старшина первой статьи. Служил он на флотилии более трех лет. Побывал в разных европейских странах, куда вели голубые речные магистрали. Демобилизовался в 1947 году. Возвратился в Щельяюр, где преподавал в речном техникуме. А в 1954 году переехал в Печору и все также готовил кадры для речного флота. С 1979 года — на пенсии. У него трое детей — сын и две дочери, восемь внуков и одна правнучка — Настя. Есть у Василия Ивановича увлечение, которому он не изменяет всю жизнь. Это — труд. Он и сегодня в свои восемьдесят лет не может сидеть без дела. Свой отдых он видит в перемене занятий: то он столярничает, а потом сядет за компьютер и что-то печатает... Вот он улыбнулся, держа в руке только что отпечатанные поэтические строки:

В день большой Победы
Встретиться бы с другом,
Ведь теперь мы — деды
С трудовой заслугой...
 


 

 

   Первое, что бросается в глаза в доме В.И. Большакова, — это современный компьютер с принтером. Василии Иванович сочиняет стихи, сам набивает их на компьютере и распечатывает более чем в двадцати экземплярах. После этого еще и самостоятельно переплетает свои книги, которые рассылает близким и родным. Говорит, что хочет оставить память о себе. В обширной библиотеке поэта среди множества книг двенадцать собственного сочинения.
   В 1942 году его, молодого капитана Печорского речного пароходства, призвали на фронт в Девятую воздушно-десантную дивизию. В первый же день из-за неудачной шутки приятеля над командиром чуть не отправили Василия Ивановича на гауптвахту. Но пожалел их с другом молодой лейтенант
обошлось. После трех месяцев обучения новобранцев отправили на фронт. В болотах под Новым Осколом провел молодой солдат Большаков четыре месяца. Вернулись оттуда живыми всего три человека, среди них был и наш герой.
    Вблизи села Прохоровка, что под Воронежем, Василий Иванович был ранен. Лежа в куче мертвых тел, старался затаить дыхание, чтобы фашисты не поняли, что он жив. "Слава богу, что не сделали контрольного выстрела в голову", — говорит он. Ранение не прошло бесследно, с тех пор правая рука ветерана практически не сгибается. Награжден медалями "За взятие Берлина" и "За боевые заслуги".
   Потом был госпиталь, работа в киевском пароходстве и два года жизни в Берлине уже после окончания войны. Демобилизоваться удалось только благодаря тому, что во время отпуска Василий Иванович поступил в пединститут. По закону учащихся первых курсов вузов обязаны были освобождать от воинской службы. Доучиваться не стал
сразу поехал домой.
   Вернувшись в Печору, Василий Иванович устроился в ПРУ преподавателем. Сам построил дом и вот уже 46 лет живет в нем. Трое детей и множество внуков живут отдельно. "Видимся редко, — говорит ветеран, — все времени не хватает".

Ксения Хенерина.
© Новый Печорский еженедельник "Волна", четверг, 25 сентября 2003 г.

 
 
Василий Иванович Большаков

 

Василий Иванович в родном училище.
© Фотография Игоря Дементьева, 1 октября 2005 г.

 

    "Жизнь моих предков, далеких и близких, протекала на восточной Вологодчине, где в глуби темных лесов и среди холмистых предгорий Северных Увалов не только годами, но а веками царил патриархально-общинный уклад жизни в деревнях и селах этой заброшенной Богом и правителями земли..." Так автобиографично начинается книга "Дорога в комрай" Василия Ивановича Большакова, поэта и прозаика из народа, который вот уже более семидесяти лет проживает в нашем крае. А родился он в 1921 году (12 февраля. Прим. админ. сайта.), в д. Михеево Вологодской области.

   Мне жизнь подарили,
                           сказали "Родись!"
   И землю открыли,
                           и светлую высь.
   Мне жизнь подарили,
                           сказали "Борись!",
   За папу и маму
                          сначала держись...


    Шестнадцать человек — такая родня умещалась под одной крышей: их шестеро и родственники — огромная семья папиного брата. На своей родине Василию удалось окончить лишь два класса школы, в 1931 году их семью раскулачили и выслали в низовье Печоры — совхоз "Новый Бор" Усть-Цилемского района. Так в его жизни появилась навязанная тем страшным временем вторая родина, которую впоследствии Василий Иванович полюбил всей душой. В совхозе окончил семилетку, в 1937 году поступил в Щельяюрский речной техникум и стал его выпускником в апреле 41-го. Сразу же стал работать помощником капитана, а затем и капитаном. Спустя год, в декабре, Василий был призван в армию, служил в 9-й воздушно-десантной дивизии. Шла Великая Отечественная война, и он, как тысячи молодых парней, защищал Родину. Участвовал в боях под Старой Руссой в Новгородской области. "В одном из тяжелых боев нас от роты осталось всего трое, — вспоминает В.И. Большаков. — Нас отправили в расположение дивизии на Юго-Западный фронт, а когда началась Курская битва, перебросили под Прохоровку. Тяжелое было сражение 12 июля 1943 года: мы перешли в наступление, впереди — отборные немецкие войска. Вечером меня ранило в руку, лежал в госпитале под Воронежем. Потом вновь воевал, уже на I Украинском фронте. В январе 44-го был направлен в Днепровскую военную флотилию".

   Сходить бы в Прохоровку
                                           надо,
   Друзей здесь вспомнить,
                                           погрустить...
   Года мои, мешают раны
   Места святые навестить.

   Мне посмотреть бы это поле
   И то воскресшее село,
   Где битва прокатилась болью,
   Но и великим торжеством!


   Василий Иванович дошел до Берлина. Демобилизовался только спустя два года после победы: все это время нес службу в Германии в оккупационных войсках, которые поддерживали порядок на освобожденной от фашистов территории.

Василий Большаков, 1946 г.
 

   Война закончилась Победой.
   В развалинах
                   поверженный Берлин.
   Иду, в парадное одетый.
   Моряк, Советского Союза сын.

   Как мать, Россию я люблю.
   За все ее благодарю.
   За жизнь, за прелести долин,
   За то, что я — России сын.

   В 1947 году вернулся он в свой совхоз "Новый Бор". А затем Василия Ивановича пригласили преподавать в Печорский речной техникум, ныне ПРУ, где и трудился он до самой пенсии.
   На протяжении всей жизни он писал сказки, прозу, стихи (первые появились еще в школе, но черновики, к сожалению, не сохранились). Не особо приветствовались вольнодумцы и в годы репрессий, поэтому развивать свои способности приходилось в себе: жутко было не то, чтобы оставить строки на бумаге, боялись даже произнести что-либо, каждое слово могло стоить свободы. И лишь спустя много лет, будучи уже в преклонном возрасте, Василий Иванович собрал все свои записи, обработал, сам напечатал на машинке. В.В. Желтый помог сделать переплет. Так появились сборники его творений: "На тебя надеюсь, Русь", "Как Иван веру-правду искал", "На краю света", "Пути и судьбы", "Страна чудес", "Екатерина и картина", "Нам жизнь подарили", "Любовь речная". ("Дорога в комрай" Прим. админ. сайта.) Лирика его проникнута нежностью, любовью, искренним состраданием. Строки просты и понятны, поэтому стихи читаются очень легко. Темы же самые разнообразные, убедитесь сами:

   По болоту я иду
   В ширь и гладь безлесную.
   Желту ягоду найду,
   Многим неизвестную.
   Я иду, болото-пух
   Под ногой сжимается.
   Мох на кочках уж пожух.
   Комары кусаются...

  
* * *
   Стою я на обочине.
   Машина подвела,
   Всклокоченные волосы,
   И в смазке вся рука.
   Стою я, голосующий
   Средь мчащихся авто.
   Стою не существующий,
   Для них ведь я никто...

  
* * *
   Не знаю, есть ли в мире нация.
   Где б не страдала облигация,
   В Союзе нашем выпускались,
   Насильно людям продавались...

  
* * *
   Утром пораньше
   будильник взревел.
   Мне просыпаться сердито велел.
   К озеру Дальнему надо идти,
   Сети свои на рыбалку нести...


   Сейчас Василий Иванович работает над очередной свой книгой, уже десятой (на 2005 год - 13 книгой. Прим. админ. сайта.). Пять лет назад купил компьютер, цветной принтер и внес в свое творчество элемент прогресса. "Все-таки машина умная, что ни говори, и ошибки покажет, и аккуратней листы получаются", — признается поэт. К тому же он сам и корректор, и верстальщик в одном лице — как тут без компьютера. Но не обойтись без помощи книг: настольной для него является словарь Ожегова, а в доме на полках, куда ни посмотри, столько томов... Литература не единственный талант В.И. Большакова. Он прекрасно рисует: в доме над диваном, который он, кстати, смастерил сам, в рамках портреты самих близких людей — мамы, папы, брата, первой жены, которая родила ему троих детей. Старшему, тоже Василию, уже 60 лет, Татьяне — 52 (скончалась в 2005 г. Прим. админ. сайта), и младшей Елене — 45. У Василия Ивановича — 6 внуков и столько же правнуков(в начале 2006 года, родился праправнук. Прим. админ. сайта).



© Фотография Игоря Дементьева, 2005 г.

   То было летом сорок третьего,
   Когда изрядно прошагал я
                                      по фронтам.
   Госпиталя уже изведаны.
   Проездом в часть
                             цыганку встретил там.
   Она нам на вокзале всем гадала,
   Брала нас за руку,
                               смотрела нам в глаза,
   Всем нам на фронт
                          дорогу обещала.
   Живые все вернемся мы назад.
   Но, видно, я один не приглянулся,
   Она сказала, взяв руку мою,
   Что в битвах новых голову
                                       сложу я,
   Мою могилку даже
                                    не найдут...
   Цыганку в дни рождений
                                    вспоминаю,
   И, слава Богу,
                           что остался я живой.
   Уже восемьдесят скоро —
                                        я шагаю
   Пока что не обиженный
                                               судьбой.


   Жизнь прожита нелегкая: репрессии, война, разруха, голод — все пришлось испытать ему в молодые годы, но на судьбу этот жизнерадостный и жизнелюбивый человек никогда не обижался.


Оксана Васильева.
© Новый Печорский еженедельник "Волна", четверг,16 декабря 2004 г.


 

Домашняя типография Василия Большакова-
сам пишу, сам печатаю
 

Василий Иванович за вёрсткой очередной книги.
© Фотография Игоря Дементьева, 2005 г.
 

    Трудно писать о человеке, у которого за плечами солидный жизненный опыт, и вдвойне тяжелей, если он сам сочиняет стихи и пишет прозу, Требования к изложению будут высоки. За плечами Василия Ивановича Большакова восемьдесят четыре года — тяжелый груз даже для мужчины, особенно в наше время. Но не ожидайте увидеть сгорбленного над ношей лет старика — на вид это мужчина лет шестидесяти с небольшим. Беседуя с ним, я был в этом абсолютно убежден, и когда он упомянул, что его сыну, живущему в Калининграде, уже шестьдесят два года, я, удивленно взглянув на него, стал лихорадочно соображать, сколько же самому Василию Ивановичу. Но разговор не о количестве прожитых лет, хотя не коснуться этого было нельзя, а о том, как и чем они были заполнены. «Чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы», как говорят с некоторой долей иронии. Василию Ивановичу «больно» не будет — у него была трудная созидательная жизнь, когда он формировал себя как личность, защищал Родину, поднимал хозяйство в послевоенные годы и преподавал. После выхода на пенсию (После выхода на пенсию, Большаков работал в столярном цехе ПРУ более 5 лет. прим. админ. сайта) он полностью посвятил себя любимому делу — сочинительству, которым занимается до сегодняшнего дня.
   Василий Иванович родился на Вологодчине в феврале 1921 г. Даже после окончания Гражданской войны жизнь в глубинке не торопилась встать на новые рельсы — кое-где в домах еще висели портреты царя. Но набирала обороты коллективизация, стали выявлять кулаков да и просто тех, кто, работая на себя, чего-то добился, в общем «провели гребнем», чтобы все стали одинаково бедными. Коллективизация для семьи тогда еще молодого Василия обернулась ссылкой в Коми на реку Печора. Детишек и немощных распределили по ближайшим деревням, в которых жили староверы, всех остальных погнали на лесозаготовки. Василий Иванович рассказал, что в деревнях у староверов в техническом плане царило настоящее средневековье: колеса на телеги изготавливались путем отпиливания кругляка от дерева, зимних саней они изготавливать не умели, косили косами, о которых в стране в те годы уже все давно позабыли, и к поселенцам отнеслись с недоверием. Лед недоверия был растоплен, когда они увидели, что эти люди могут работать, применяя новые для них методы и приемы труда. Вскоре даже различия в языках, значениях слов иначе чем со смехом не воспринимались.
   Шли годы, за хорошую работу семья Василия была восстановлена в правах и в 1935 г. из разряда спецпоселенцев переведена на положение вольнонаемных, а уже летом их отпустили на родину. Хороший конец, правда? Но если бы конец. Через месяц явились милиционеры, отобрали документы и снова, как в 31-м, отправили этапом обратно на Печору. Причина выяснилась на месте: мать Василия в ссылке работала в совхозе телятницей и трудилась так хорошо, что падежа не было, а после их отъезда на родину телята стали умирать. По прибытии на Печору мать немедленно направили на ферму. Василий закончил семилетку, поступив после нее в Печорский речной техникум, находившийся в то время в Щельяюре. Закончив его в апреле 1941 -го, он в двадцать лет стал капитаном — самым молодым в печорском бассейне. В 42-м его пригласили на работу преподавателем в ремесленное училище. Василий Иванович согласился, но вскоре его призвали в действующую армию.
   Из Ижмы десять призывников прибыли под Москву, в Люберцы, в распоряжение 9-ой десантной дивизии, и сразу чуть было не попали на гаупвахту. Приветствовать вновь прибывших новобранцев вышел полковник с шашкой на боку. Старший их команды Гусев негромко сказал: «Десантник, а с шашкой». Но полковник все же услышал: «Двое суток гаупвахты!» — скомандовал он. Но Гусев не растерялся: «Не имеете права, мы еще не давали присяги». Полковник молча посмотрел на них и, не сказав ни слова, пошел дальше вдоль строя. На гаупвахту их так и не посадили, а вскоре отправили под Старую Руссу, где после тяжелых и продолжительных боев в роте осталось три человека, остальные — кто погиб, кого-то ранило. Поредевший состав дивизии был отправлен на формирование в Степной военный округ.
   Вскоре началось немецкое наступление на Курской дуге, и их спешно форсированным маршем направили под Прохоровку. Вскоре был получен приказ идти в наступление. Василий Иванович вспоминает, что до встречи с противником им пришлось пройти целых три километра — казалось бы, немного, но в ожидании выстрела путь показался во много раз больше, Бой вскоре начался с яростной силой. Каждая минута была занята ратной работой, и нужно было постараться остаться в живых в этой кровавой мясорубке. Но выйти невредимым Василию Ивановичу не удалось, под вечер его ранило — пуля, попавшая в него, перебила руку. Из-за того, что за день не удалось выпить ни капли воды, кровотечение было не сильным, он смог самостоятельно выйти с поля боя. На дороге, ведущей к госпиталю, ему повстречался узбек, везущий еду бойцам, но направлялся он прямиком к немцам. Василий Иванович показал правильную дорогу и попросил напиться воды, а вот этого как раз и нельзя было делать. Вода, как крепкое вино, ударила в голову, вызывая сильное головокружение, и приходилось ложиться на землю, чтобы унять его. Василию Ивановичу повезло — он встретил солдат, которые проводили его в госпиталь.
   После лечения Василий Иванович недолго был на 1-м Украинском фронте, откуда его направили в состав Днепровской военной флотилии. Здесь ему повысили звание, и он стал сержантом. В этом звании Василий Иванович дошел до Берлина. После капитуляции немцев довелось побывать ему в рейхстаге, стены которого были исписаны советскими воинами в стиле русского народного творчества, частенько неприличного. За войну Василий Иванович был награжден Орденом Великой Отечественной войны 1-ой степени, медалями «За боевые заслуги», «За взятие Берлина» и другими знаками отличия.
   После демобилизации в 1947 году Василий Иванович работал в совхозе в Новом Бору, где жили его родители, пока его не пригласили преподавать в Печорский речной техникум. В 54-м учебное заведение перевели в Печору, а в 61-м переименовали в Печорское речное училище. Василий Иванович проработал в ПРУ до самой пенсии. С выходом на заслуженный отдых началась новая глава в его жизни, он стал больше времени уделять творчеству — сочинять стихи, прозу, писать статьи в газету. Писать стихи Василий Иванович начал еще в молодые годы, но время и грозные события жизни не пощадили первые творения. Потом, когда он начал работать, удавалось сочинять в свободное время. Богатый жизненный опыт Василия Ивановича находит отражение в его стихах, прозе, сказках.
 

   Когда умру и вас покину,
   Я все земное вам отдам.
   Отдам, что будет вами зримо,
   Но что в душе — не передам.
   Оставлю вам златые горы
   И реки, полные вина.
   Отдам небесные просторы
   И горя полные моря.
   Отдам леса мои родные
   И зелень пахнущих лугов.
   Оставлю вам дома, квартиры,
   Но не отдам свою любовь.
   Она со мной вдаль унесется
   И среди звезд станет витать.
   Со мною в новый мир вольется,
   Чтоб жизнь там новую начать...


   Игорь Дементьев, знакомый Василия Ивановича, разместил его стихи и прозу на своем сайте в Интернете, туда же стали приходить отзывы о них со всех уголков нашей страны и из-за рубежа. Один из бывших печорцев, теперь уже американец, поблагодарил Василия Ивановича за его стихи и сказал, что они позволили как бы прикоснуться к кусочку родины, по которой он тоскует. Благодаря Интернету о Василии Большакове знают за рубежом (Василий Большаков, меньше чем за год получил свыше 50 писем из за рубежа и со всех уголков России и бывшего СССР. Прим. админ. сайта), а вот свои книги он печатает сам, все его помощники — старенький компьютер да самодельный станочек для переплета книг. Ни у кого не просит помощи Василий Иванович — тратит свою пенсию на расходные материалы: бумагу, картриджи, чернила для принтера. Всего Большаковым написано тринадцать книг, издано около трехсот экземпляров, в большинстве своем книги были подарены родственникам, друзьям. Подборку книг Василий Иванович передал в центральную библиотеку, и все это он делает для нас, но, как это ни парадоксально, о нем больше знают за пределами нашего города. А в Печоре, которой посвящено творчество Большакова, его произведения знают не многие. Василий Иванович — яркая личность, где вы еще найдете 84-летнего мужчину, который занимается писательством и в одном лице представляет весь цикл издательского дела? Какое благодатное поле тут представляется для меценатов: средства, необходимые для выпуска небольшим тиражом хотя бы одной книги Большакова, не так велики и не сопоставимы с трудом, который затрачивает Василий Иванович на выпуск книг в своей «типографии». Думается, он достоин того, чтобы его имя осталось в истории нашего города и обложках книг, отпечатанных не самиздатом.
 

Алексей Семенов.
© "Печорский проспект", четверг, 28 июля 2005 г.

 

"На земле и на воде" -
новая книга Василия Ивановича Большакова.
 

Домашняя презентация книги "На земле и на воде", 19 февраля 2006 года.
© Фотография Игоря Дементьева

   Вышла в свет новая книга Василия Ивановича Большакова. Будучи тринадцатая по счёту, далась она ему очень тяжело: книга писалась в прошлом, 2005 году, подводило здоровье (шесть раз Василий Иванович лежал в больнице и госпитале), смерть старшей дочери и т.д. Но несмотря на все болезни и жизненные потрясенья, Василий Иванович продолжал работать над своей книгой.
   "В книге, должно быть не меньше 400 страниц" — убеждён Большаков. В отличии от многих печорских поэтов (в этой книге помимо прозы, очень много стихов), у Большакова в новой книге — всегда новые произведения, то есть, Василий Иванович, написав стихи или рассказ сразу отправляет их на вёрстку книги, и так, в непрерывном процессе за год или два, растет книга.
   Книгу, Василий Иванович, завершил ко дню своего рождения, как и собственно и планировал юбиляр (в этом году Большакову исполнилось 85 лет!).
   Переплёты для 21-й книги (таков тираж домашней типографии), для Василия Ивановича, сделал его старейший друг Василий Васильевич Жёлтый.

Игорь Дементьев
© www.pechora-portal.ru

 

Не забывается такое никогда


 

Василий Иванович Большаков
© Фотография Игоря Дементьева, 12 февраля 2006 г.

    Недавно (12 февраля. Прим. админ. сайта) участнику Великой Отечественной войны Василию Ивановичу Большакову исполнилось 85 лет. Поздравить с примечательной датой в личной жизни, пожелать здоровья, благополучия, душевной бодрости к нему на дом приходили председатель городского совета ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов Н.Н. Антамонов, его заместитель Л. П. Беляков, начальник управления социальной защиты населения Г.А. Михайлянц, начальник Печорского речного училища В.Ф. Ануфриев и представители газеты «Печорское время», с которой В.И. Большаков постоянно сотрудничает. И сегодня есть повод рассказать о нем самом несколько подробнее.
    Родился Василий Иванович в крестьянской семье на Вологодчине, издавна славившейся людским трудолюбием, самобытными умельцами и добрым нравом. Этими качествами обладали и его родители. Еще до Октябрьской революции они имели довольно крепкое по тому времени свое хозяйство. За что в конечном итоге и поплатились безвинно перед новыми правителями государства. Их отнесли к категории кулаков и всей семьей выслали на север Коми вместе с другими работящими вологжанами.
    Таким образом, детство и молодость В. Большакова прошли далеко от места его рождения, и ему с малолетства пришлось познавать тяжесть зачастую непосильного труда, вкус хлеба, подсоленного собственным потом, а позже и незабываемую радость приобщения к учебе. Особенно в Щельяюрском речном техникуме.
    После успешного окончания его плавал на пароходах по реке Печоре и ее притокам, даже работал мастером производственного обучения . Но тут разразилась война, и в конце 1942 Василий молодым парнем вместе со своими друзьями-ровесниками ушел защищать нашу страну от немецких захватчиков.
    — Добирались мы до города Люберцы, что в Московской области, пешим ходом и без всяких сопровождающих, — до сих пор с удивлением вспоминает ту необычную ситуацию Василий Иванович. — Зачислили нас в 28-й стрелковый полк воздушно-десантной гвардейской дивизии и почти сразу же направили под Старую Руссу, где шли ожесточенные бои и где впервые я познал ужасы войны, тяжелые последствия от приказов наших бездарных командиров и неподготовленности личного состава в сражениях с опытным и коварным противником.
    Дело прошлое, иной раз было просто невозможно понять очевидную пагубность распоряжений. Как-то днем под той же Старой Руссой нас в белых масхалатах бросили в бой через черное поле на сильно укрепленные линии фашистов. И, конечно, почти всех перестреляли. Если в известной песне поется «Нас оставалось только трое из восемнадцати ребят», то нас тогда тоже осталось только трое, но из 76 ребят. Вот вам и война, об аналогичных подробностях которой по ныне известным причинам долго никто не знал.
    В.И. Большаков оказался непосредственным участником исторического сражения и на Курской дуге.
    — Нашему подразделению в срочном порядке приказали идти пешком за 130 километров под Прохоровку и одновременно тащить на себе оружие, боеприпасы, — рассказывает Василий Иванович. — Именно там я впервые и не без удивления увидел горящие факелами махины стальных танков, как немецких, так и советских.
    Немцы, не считаясь с большими потерями, оказывали упорнейшее сопротивление. Они просачивались с автоматами и гранатами между танками в наши расположения, а мы беспощадно, зачастую в рукопашных схватках, уничтожали их. Именно здесь в одном из жарких боев в жарком и незабываемом июле 1943 года меня тяжело ранило, и пришлось лежать на излечении в госпитале около двух месяцев.
   Довелось воевать с фашистской нечистью В. Большакову и в качестве речника, когда его с учетом гражданской профессии перевели в Днепровскую военную флотилию перевозить по рекам и через водные преграды наши войска, технику, боеприпасы и высаживать десанты на вражеской территории, притом зачастую под ураганными артобстрелами и бомбежками.
    — Порой и по сей день не верится, как удалось уцелеть и выжить. Ведь столько замечательных фронтовых друзей полегло в минувшей войне, что и подсчету не поддается. А вот мне посчастливилось дойти до логова врага — Берлина, расписаться от имени рано погибших своих друзей на рейхстаге и там поставить победную точку, — говорит В.И. Большаков.


Евгений Лазарев.
© "Печорское время", среда, 22 февраля 2006 года


 


«Третья мировая, психическая»

 

   Весной этого года наш земляк, участник штурма Берлина и Курской битвы Василий Иванович Большаков издал свою 14-ю по счету книгу «На земле и на воде». В нее вошли очерки, рассказы, стихотворения и размышления ветерана о жизни, политике, нашем крае и его людях. Свои произведения Василий Иванович не только сочиняет, но и набирает на компьютере, множит на принтере. Переплетает их его хороший знакомый Василий Васильевич Желтый.
   Каждый том — это двадцать книг, которые автор раздаривает, хотя такой подарок (стоимостью каждый 300—400 рублей) для его пенсионерского кошелька еще как ощутим.
   Один из очерков автора — «Третья мировая, психическая» — стал достоянием Интернета. Переведенный на английский язык Игорем Дементьевым, он был запущен в мировую паутину. О чем пишет В. И. Большаков? О мироустройстве после развала СССР, в котором, на взгляд автора, прослеживается безусловное влияние США. С тех пор на электронный адрес стали приходить письма.
   — Один из моих читателей из штата Невада (США) вступил со мной в спор, — говорит Василий Иванович. — Он утверждал, что роль его страны закономерна. Раз она является сильной державой, то имеет право на мировое господство.
   Ветеран обстоятельно ответил своему виртуальному визави, рассказав о своей военной судьбе, о том, что во Второй мировой США и СССР были союзниками в борьбе с гитлеровской Германией, которая стремилась к мировому господству. Трудно себе представить, что бы произошло, если бы планы третьего рейха осуществились. В ответном письме американец был крайне удивлен, что имеет дело с реальным участником событий (он полагал, что автор — это молодой человек).
   Василий Иванович получил весточку от защитника Берлина с немецкой стороны, то есть от своего бывшего противника. Тот рассказал о ранении и пленении в 45-м, о том, что в плену был крещен в православии. Теперь этот немец просит прощения у людей за страдания, которые принесла народам политика А. Гитлера — стремление к мировому господству.
   Для чего написал ветеран этот очерк?
   — Для того, чтобы люди поняли: Третья мировая без взрывов и стрельбы, но тихая, давящая на психику уже идет. Мы в ней теряем свою молодежь, свое будущее. Но мало понять, надо найти выход из той пропасти, в которой находятся моральные устои нашего общества, — сказал В. И. Большаков.

Раиса Глущенко
© "Печорское время", среда, 6 сентября 2006 года.

 

Список книг Василия Ивановича Большакова

вернуться