ЛЮДИ ГОРОДА ПЕЧОРА И РАЙОНА


© www.pechora-porta.ru, 2002-2006 г.г.
 

 

Галышев Владимир Павлович
 

   Этого человека знают многие печорцы. Особенно речники старшего поколения. Ведь как-никак Владимир Павлович проплавал на разных судах по реке Печоре и ее притокам около сорока навигаций, работая в коллективе Печорской ремонтно-эксплуатационной базы, или, как обычно ее называли, РЭБ.
   Правда, родился В.П. Галышев в 1927 году в Кировской области, недалеко от города Котельнича, в сельской местности и с детства познал все тяготы крестьянского труда. После окончания по тому времени семилетки (семи классов) учился в фабрично-заводском училище и получил специальность электромонтера. Так что когда разразилась Великая Отечественная война, молодого, но деловитого и трудолюбивого вятского паренька сразу же направили на один из номерных заводов, где изготавливались запасные части к самолетам. Володя занимался закалкой деталей в термическом цехе вплоть до окончания войны, за что был удостоен медали «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.».
   Однако с общей радостью победы одновременно встал вопрос: где и кем работать дальше?
   — Однажды иду по Котельничу и вижу: висит большое объявление с фотографией парохода и приглашением на работу в Коми АССР, а именно в Печорское речное пароходство, — увлеченно рассказывает Владимир Павлович о том моменте в своей жизни, который круто и навсегда определил его дальнейшие пути-дороги. — Прибыл я в Печору весной 1950 года, и, откровенно говоря, она тогда произвела на меня не очень-то притягательное впечатление. Городок оказался довольно маленьким, с большим количеством приземистых домов, напоминающих бараки для заключенных, ветхих полуземлянок, сараев и сараюшек. А вот широта и величие реки Печоры просто околдовали. Потому, наверное, и радость была непомерная, когда меня с первого же захода приняли матросом на пассажирский пароход «Молохов», названный так в честь известного полярного летчика.
   Как известно, дело рядового матроса весьма непривлекательное. Вся черновая работа лежит на его плечах. Палубу, проходы постоянно драить надо, в каютах и других помещениях порядок наводить, трап на пристанях подавать. Убирать, словом, везде успевать надо. Однако, когда выпадало свободное время, не уставал любоваться неоглядными печорскими просторами, деревнями и селами по берегам реки с песчаными откосами и курчавым ивняком, бегущими волнами за кормой парохода.
   Вот так и зародилась у меня непреходящая любовь к реке Печоре почти с первого взгляда. Полюбилась и профессия речника. А раз так, конечно, старался изо всех сил, и скоро меня поставили штурвальным на этом же пароходе, в роли которого плавал до 1955 года. Затем после соответствующей учебы был помощником капитана на агиттеплоходе М-109, вторым и первым штурманом на пассажирском пароходе «Сталинец». Четыре года перевозил людей на «Москвиче» на пригородном сообщении и три навигации на ВТ-49 с каютами второго и третьего классов от Печоры до Нарьян-Мара, Троицке-Печорска и, конечно, обратно со всеми промежуточными остановками на пристанях.
   Между тем развитие речного транспорта продолжалось. На смену устаревшему пришли комфортабельные и быстроходные-пассажирские «Зори» и «Ракеты». Только на одной из «Зорь» В.П. Галышев проплавал около двадцати лет.
   — А какие навигации оказались наиболее памятными? — спрашиваю его.
   — Навигация 1952 года, — тут же без раздумий последовал ответ. — У нас тогда в Ошкурье была плановая зимовка. Апрель выдался необычно теплым, а на 1 мая резко похолодало, и весь месяц валил снег. Потом вдруг наступило резкое продолжительное потепление, отчего река Печора вскрылась почти одновременно, и возникло такое половодье, что затопленными оказались деревни Праскань, Чурвино, Росвино, нижние концы деревень Денисовка, Захарвань и другие населенные пункты.
   Словом, возникла критическая ситуация. Люди вместе со скотом, собаками и кошками ради спасения забирались на крыши домов. Скотные дворы и сено тоже залила вода. Все 130 коров и телят оказались не только без привычного крова, но и без кормов. Над рекой стоял надрывный рев животных, и, чтобы хоть как-то спасти их от голодной смерти, люди ломали для них ветки деревьев. И все равно скотина пришла в такое состояние, что на нее без сострадания невозможно было смотреть. А многие доярки и скотницы даже слез сдержать не могли.
   В данном случае выручили баржи, находившиеся на зимнем отстое в Ошкурье. Участвовала в этом и команда нашего парохода, снимая полудохлых животных с крыш на две деревянные баржи и перевозя их в безопасные места.
   К тому же у нас уголь кончился, и тогда работники поселковой пекарни отдали нам весь годовой запас дров.
Никогда не забудется и необычно трудная весна 1961 года с большими ледяными заторами между Лемтыбожем и Дутовом. Положение тогда сложилось настолько угрожающим, что даже прилетали самолеты бомбить затор. Но, видимо, некоторые бомбы еще времен Великой Отечественной войны были настолько старыми, что иные не разорвались, и потом понадобилось немало труда и времени для обезвреживания их. А в Лемтыбоже одна из бомб прямо на берегу реки лежала, так ее долго одна бабка охраняла до прихода саперов.
   Ну а в общем-то многие навигации походили одна на другую, конечно, со своими особенностями и трудностями, однако каждый раз заканчивались успешно и благополучно как для экипажей судов, на которых я плавал, так и лично для меня. За сорок лет от пассажиров ни одной жалобы не было, разве что благодарности.
Да, много воды утекло с тех пор, когда Владимир Павлович впервые ступил на деревянный трап, металлическую палубу парохода и отправился в первое плавание по реке Печоре, которая очаровала его на всю жизнь. За примерное отношение к своему делу ему присваивались звания «Лучший капитан речного флота», «Отличник соревнования Министерства речного флота» и была вручена медаль «Ветеран труда».
   В одно время вместе с В.П. Галышевым работала его супруга Мария Федоровна в качестве сопровождающей почты. Они брали в нашем городе и развозили мешками по всем населенным пунктам от Печоры до Нарьян-Мара посылки, письма, кинобанки и деньги. Иной раз только посылок приходило до двух тысяч и трехсот штук кинобанок.
Уже шестой десяток лет живет чета Галышевых в мире и согласии, справив серебряную и золотую свадьбы. Имеют двух сыновей и четырех внучек. Так что и в преклонном возрасте унывать не приходится. К тому же и река Печора всегда рядом.



Евгений ЛАЗАРЕВ.
© "Печорское время", среда, 18 января 2006 года

 

Семья Галышевых



   Больше полвека назад, 13 октября 1952 года, Ошкурьинский поссовет Усинского района выдал свидетельство о заключении брака молодой чете Галышевых. Много лет прошло с тех пор, но память, перелистывая страницы прошлого, возвращает Марию Федоровну и Владимира Павловича в трудные послевоенные, но счастливые годы их юности.
   Уверенно и степенно идет по красавице Печоре колесный пароход «В.С. Молоков». На нем в должности штурвального трудится молодой парень Владимир Галышев, уроженец деревни Блиновщина Кировской области. Физической силой, ловкостью и сноровкой он заметно выделяется среди сверстников — работников речного транспорта. Руководство ценит его за трезвый образ жизни, целеустремленность и выдержку.
    Захватывающие дух картины величавой природы Севера открываются взору молодого человека. Всё подмечают его зоркие глаза: изменчивый характер реки, погодные условия, ход судна. Когда дует холодный северный ветер, синие воды Печоры мутнеют и покрываются рябью. Песчаный берег становится неприглядным и пустынным. Теплый, ласкающий южный ветерок, запутавшись в волосах, нежно шепчет о том, как приятно в жару искупаться в реке, а затем полежать на желтом песке. Река в это время приветлива и весела, солнечные блики прячутся в волнах и сверкают, подмигивая. Особенно восхищает парня летнее незаходящее солнце. На стоянке в Нарьян-Маре Володя часто наблюдает, как оно, медленно опускаясь, едва коснется краешком горизонта, задержится там на короткое время и вновь поднимается.
   На берегах реки расположились деревни. Для их обитателей плывущий пароход — весьма притягательное зрелище. Девушки и парни, ребятня и старики выходят на берег полюбоваться на судно и его команду. Но молодой штурвальный не обращает внимания на девчат, не замечает их красноречивых взглядов — в душе Володи уже живет затаенное чувство к большеглазой кудрявой красавице. Мария после окончания школы стала работать на почте в деревне Бугаево. Служебные обязанности девушки были напрямую связаны с приходом большого парохода — она приносила почту, которую отправляли в другие населенные пункты, и забирала то, что предназначалось для них. Володя сразу приметил веселую, неутомимую рассказчицу и выдумщицу, окруженную множеством подруг. Без певуньи Маши, обладавшей прекрасным голосом и хранившей в памяти большое количество песен и частушек, селение утратило бы для Владимира всю привлекательность. Отношения молодых людей развивались по старинным, устоявшимся правилам: свиданья, долгие душевные разговоры и, наконец, сватовство. Брак был оформлен по месту зимовки судна, на котором плавал новобрачный. Свадебного торжества не было — лишними деньгами молодая пара не располагала.
   С этих пор и для Маши река стала вторым домом. Не пожелав расставаться с мужем, она ходила в рейсы — сопровождала почтовые грузы. Приходилось перевозить и крупные (по тем временам) денежные суммы. Теперь Мария Федоровна и Владимир Павлович удивляются честности людей, переживших ужасы войны. В те далекие годы мешки с деньгами попросту складывали в трюм и закрывали на замок. Никому и в голову не приходило, что можно попробовать легкой наживы, воспользовавшись отсутствием дополнительной охраны.
   Никогда не забудут супруги тот день, когда на пароходе у Марии начались схватки, и в портовом городе Нарьян-Маре она подарила мужу сына Олега. Затем у Галышевых родился еще один мальчик, которого в честь деда назвали Павлом.
   Шли годы. Наладилась семейная жизнь. Рос профессионализм Владимира Павловича. На пароходе «Сталинец» он плавал сначала вторым штурманом, затем — первым. В 1962 году был назначен капитаном на теплоход «Москвич», курсировавший в ближних водах. Впоследствии осваивал винтовой теплоход ВТ-49. Семнадцать навигаций прошли на «Заре». До 1991 года бороздил воды Печоры В.П. Галышев. Капитана Галышева — образцового речника, всегда подтянутого, опытного судоводителя, отдававшего четкие приказы ровным, уверенным голосом — уважали подчиненные, ценило руководство. За доблестный, самоотверженный труд Владимира Павловича много раз награждали почетными грамотами, премиями и ценными подарками. В 1966 году его грудь украсил значок «Отличник соцсоревнования МРФ». В 1961 году В.П. Галышеву присвоено звание «Лучший капитан-помощник механика МРФ». В 1975 году Владимир Павлович был награжден знаком «Ударник девятой пятилетки».
   Мария Федоровна всю сознательную жизнь проработала на почте. Ответственная и исполнительная, серьезная и решительная, она оставила добрую память о себе среди коллег. Печорские почтовики с большой теплотой и сердечностью отзывались об этой скромной, отзывчивой женщине. М.Ф. Галышева высоко чтит традиции своей родины. Бережно хранит она красивый усть-цилемский наряд — гордость северорусской женщины. Каждая складочка на сарафане или кофточке напоминает Марии Федоровне о юности, о жизни в деревне.
   Редкая добросовестность отличала супругов Галышевых в работе. И сейчас Мария Федоровна и Владимир Павлович уверены, что только знание своего дела и честность могут помочь добиться уважения людей, признания значимости человека.
   Полвека вместе эти замечательные люди. Многое довелось им пережить, но супруги сохранили душевную теплоту, ясность мысли и любовь, согревавшую их долгие годы!

Изольда Ануфриева.
© Новый Печорский еженедельник "Волна", четверг, 17 октября 2002 года

 

вернуться