ЛЮДИ ГОРОДА ПЕЧОРА И РАЙОНА


© www.pechora-portal.ru, 2002-2006 г.г.
 
 
Владимир Васильевич Куликов
 
 
 

   Владимир Васильевич Куликов, можно сказать, личность легендарная. С войны он пришел домой израненный, но сразу окунулся в гущу повседневной жизни. Человек немногословный, но рассудительный и с долей юмора в разговоре, он обратил на себя внимание тем, что никогда не бросал слов на ветер. Если что пообещает — сделает. Его всегда тянуло к молодежи, а та искала общения с ним. Видно, не случайно в конце 40-х годов В.В. Куликова избрали первым секретарем райкома комсомола. В 1950 годы он стал депутатом районного Совета. И захлестнула его комсомольская и общественная работа. А дорогу осилит идущий. Участники и свидетели тех далеких событий рассказывают: «Наш город рос, преображался благодаря таким беспокойным и энергичным людям, как Владимир Васильевич Куликов. Но тогда мы, его ровесники, звали его Володей. Вот сегодня любо-дорого смотреть на зеленый наряд городских улиц. Активно началось их озеленение, когда комсомольским вожаком в городе был он. Часто проводились субботники. Куликов вместе с молодежью ездил за подростом, высаживал его. Разбивали цветочные клумбы...»
   В 1963 году Владимир Васильевич стал председателем Печорского горисполкома. Через три года на пленуме горкома партии его избрали первым секретарем горкома КПСС, он сменил на этом посту А.А. Давыдова, выдвинутого на работу в обком партии.
   В.В.Куликов возглавил городскую парторганизацию в марте 1966 года — на рубеже 8-й пятилетки. Тогда же на пленуме горкома КПСС, обсуждавшем проект директив XXIII съезда КПСС, первый секретарь обкома партии И.П. Морозов говорил о больших задачах, которые поставлены перед тружениками Печоры. За годы пятилетки 90 процентов геолого-разведочных работ в республике предстояло провести в Печорском районе. Планировались резкое увеличение объемов лесозаготовок, перевозки грузов и пассажиров речным пароходством и авиапредприятием... Задачи определены. Надо было найти правильное их решение. Материалы архива утверждают, что с середины 60-х годов начался заметный подъем в работе промышленных предприятий и строительных организаций, разведчики недр радовали печорцев фонтанами нефти и газа. Народное хозяйство страны переводилось на новую систему планирования и экономического стимулирования. Внедрялся полный хозрасчет. Деятельность предприятий оценивалась по реализации продукции и полученной прибыли, а не по объему выпуска валовой продукции, как было раньше. Этот «вал» и довел экономику страны до ручки. Первыми в Печоре перешли работать по новой системе предприятия транспорта, энергетики и лесозаготовок.
   Улучшалась хозяйственная деятельность печорских колхозов и совхозов. Это подчеркивали примеры, прозвучавшие на собрании партхозактива летом 1969 года. С докладом на нем выступил первый секретарь горкома КПСС В.В. Куликов. Разговор на собрании был откровенный и самокритичный. Докладчик приводил примеры высокопроизводительного труда и тут же переходил к анализу недостатков, подчеркивал, что можно достигнуть лучших результатов. Надо только не допускать промахов в работе и постоянно думать о завтрашнем дне. Например, в 1968 году труженики села выполнили планы по производству и продаже молока на 146 процентов, а мяса — на 156. Показатели отличные. Можно было радоваться и бить в литавры. Однако В.В. Куликов продолжил выступление анализом некоторых цифр, предостерегая любителей восторгов от самоуспокоения. Успехи, бесспорно, есть. Но что будет в хозяйствах завтра. За год количество коров сократилось более чем на 200 голов. Значит, меньше будет телят. Большой разрыв в показателях передовиков и отстающих по надою молока от коровы и привесах молодняка. А планы по продаже животноводческой продукции растут. Нужно думать, как их выполнить...
   Каждый, кто когда-нибудь встречался с Владимиром Васильевичем Куликовым, обязательно подмечал его простоту и доверительность в разговоре. И на трибуне первый секретарь был таким же. Он не поучал, а по-товарищески советовал. Завораживал аудиторию не напряжением голосовых связок и жестикулированием, которые часто используют отдельные ораторы, а задушевностью и откровением. В конце 1969 года в горкоме партии состоялось собрание молодых коммунистов. Сегодня участникам той далекой встречи уже за пятьдесят. Наверное, кое-кто из них помнит то собрание и пожелания, данные им старшим товарищем по партии. Эти советы просты, как правда: «Любое хорошее дело делай сам и приобщай к нему своих товарищей... Не пасуй перед трудностями и будь настойчив в достижении цели». В период работы В.В. Куликова первым секретарем горкома партии и мы, журналисты, чувствовали его внимание и поддержку. Вот один из примеров. В 1969 году в городской газете была опубликована статья «С чужого плеча». В ней рассказывалось, как работники ОБХСС горотдела милиции А.Ф. Гончаров и Н.А. Окулов раскрыли группу мошенников в одном из универмагов города. Во главе группы была директор магазина. Суть дела в том, что, пользуясь дефицитом товаров, они продавали в магазине свои уже поношенные вещи — чищенные, заштопанные, но с этикетками. Пойманные с поличным, мошенники старались всякими способами приглушить неприятную для них историю. Но ничего из этого не вышло. Тогда они перешли в наступление и разослали в различные организации жалобы на работников ОБХСС и автора статьи. Узнал об этом и В.В. Куликов. В беседе с журналистами он поддержал выступление газеты.
   ...В ворохе повседневных дел время пролетало быстро. Иногда Владимир Васильевич его просто не замечал, особенно в летнюю пору, когда на севере стоят белые ночи — одна заря сменяется другой, И когда уже организм подавал сигнал к отдыху, оставлял работу. Он старался чаще бывать в коллективах, чтобы видеть жизнь своими глазами. В.В. Куликов причастен ко многим событиям, ставшими позже историческими. Это — нефть Усинска и газ Вуктыла, начало строительства Дворца спорта и перевод работы железнодорожного транспорта на тепловозную тягу... Владимир Васильевич — человек скромный, и, знаю, что в другое бы время он промолчал, а тут сказал: «Может, это прозвучит высокопарно. Пусть. Но я горжусь, что некоторые вопросы по развитию нефтегазовой промышленности, касающиеся Усинска и Вуктыла, решались вместе с обкомом партии. В тех документах моя подпись стоит рядом с подписью первого секретаря Коми обкома КПСС Ивана Павловича Морозова». Да, Морозов есть Морозов. Он умер скоропостижно в 1987 году. Его имя будет долго жить на Коми земле.

 

РЕЙД В СНЕГАХ

   Владимир Васильевич Куликов войну встретил на пароходе. За месяц-полтора до этого черного дня он прибыл в Сыктывкар речником-специалистом после окончания училища в Великом Устюге. Плавал по Северной Двине, Вычегде штурвальным, уже и помощником капитана его назначили. Но в августе пошел на фронт.
   Шли тяжелейшие бои. Но Владимира Куликова не на передовую послали. Вместе с группой ребят, что были после техникумов, вузов, направили в воздушно-десантные войска. Будущих десантников отправили в Поволжье. Учились там прыжкам с парашютом и даже тому, как выживать в условиях чрезвычайных ситуаций. Ничего готовенького не было. Питались курсанты тем, что осталось в огородах и на полях, брошенных после выселения немцев с Поволжья в сибирские края.
   Подучившихся курсантов вскоре пешим строем почти за 100 километров отправили в город Энгельс, а оттуда уже по железной дороге, в теплушках — под Москву.
   Стоял декабрь сорок первого. Самое тяжелое время войны. Фашисты рвались к Москве. Курсант Владимир Куликов вместе с ополченцами рыл в Подмосковье окопы на оборонительных рубежах, а между этим делом продолжал тренировочные парашютные прыжки на подмосковных аэродромах.
   В середине декабря их бригада была брошена в тыл фашистов, захвативших район Тихвина.
   Ночь. Декабрьские морозы были в ту зиму под сорок градусов. Глухой валдайский лес. Сюда и прыгали с неба десантники. Прямо на ели и сосны. Хорошо, если удавалось удачно приземлиться. Многие парашютисты зависали на высоченных деревьях. Вокруг — ни огонька. Только снег по пояс. В такой обстановке нужно было выпутаться из парашютных строп, собрать всю свою военную экипировку, которую сбрасывали тоже с самолетами выйти к назначенному месту встречи. Два дня собирались десантники.
   — Одеты мы были тепло: валенки, ватные штаны, телогрейки, шапка-ушанка, — рассказывает Куликов, — но попробуй во всем этом по глубокому снегу лазить, разыскивать свое снаряжение, собирать воедино весь груз. Намаялись, конечно...
   Чтобы себя не выдать, не только костер не разжигали, но разговаривали шепотом. Ни тепла, ни укрытия! Спать устраивались попарно прямо в сугробах. Накрывались плащ-палаткой. Но не поспишь на трескучем морозе. Без движения холод пробирает до костей.
   ...Противник у назначенной станции укрепился что надо — капитальные блиндажи, дзоты. И техники боевой — полным-полно. У нас — легкое вооружение, как и положено десантникам.
   Но станцию мы у них все-таки отбили. Правда, на следующий день на нас авиация налетела. Бомбы посыпались — думали совсем конец. Автоматами да гранатами не отобьешься. Окопы вырыть— так земля промерзла на целый метр. Мы ее десантными кинжалами долбили, по кусочку откалывали. Получался не окоп, а углубление.
   Пришлось отступить. Вновь ушли в лес. Только теперь уже почти без еды. 10 суток шли на лыжах к линии фронта. По пути встретили четверых ленинградских партизан. Мы к ним: «Едой не поделитесь?», а они в ответ: «Сами четвертые сутки без пищи». Но зато они показали нам путь через линию фронта.
   Вышли мы к своим... И сразу наткнулись на котлопункт. Мы голодные. А там два повара кашу в котлах варят. Мы — к ним. Они же на нас — автоматы. «Ни крошки не дадим, — говорят, — все, что варим — это для передовой. Там в окопах бойцы уже сутки не ели, а им в атаку подниматься». Подошел лейтенант, еще раз объяснил ситуацию и рассказал нам, что наша воздушно-десантная база всего в 2 километрах от них.
   Добрались мы до базы чуть не ползком. Очень уж измучены были. Получили по кружке чая, два сухаря. И — спать. А трое из нашей группы лошадь нашли только что убитую под артобстрелом. Освежевали её, наелись... Утром мы их хоронили. Не выдержали или не знали ребята, что после голода на еду набрасываться — смертельно...
   После этого снежного рейда Владимир Куликов семь месяцев провел в госпиталях. Когда чуть подлечился, дали ему отпуск для восстановления сил. Приехал он в родной Прилузский район, а его сразу избрали председателем колхоза. Правда, хозяйствовать долго не пришлось. Освидетельствовали его медики и признали годным к военной службе.
   Только до «войны» Куликов не доехал. По пути его, годного по здоровью только к нестроевой, забрали как специалиста-речника служить в Архангельский порт. Там он и встретил Победу. После демобилизации вернулся в свое Прилузье.
   Был потом Владимир Васильевич комсомольским вожаком в Усть-Усе, заведовал промышленным отделом Печорского горкома партии, стал председателем райисполкома, первым секретарем горкома партии. От первого кирпича в печорских многоэтажках до первой лопаты асфальта на печорских городских улицах — все его, родное.
   О войне же он вспоминает неохотно. Считает, что ничего героического не совершил. Только вот уже после Победы через пару десятилетий его вдруг «нашел» орден Отечественной войны II степени. За тот самый снежный рейд по валдайским лесам, те разведки под носом у врага, атаки на фашистские дзоты.
   Да, действительно, не брал Куликов города, не гнал фашистов с нашей земли. Но покою он им, так же, как его сверстники из той бригады десантников, не давал никакого. И танки фашистские, и авиация оказались слабее обыкновенного российского солдата.

В. МУРАШОВА
ВОЙНОЙ ОПАЛЕННЫЕ
1945-2000

 

   Имя  Владимира Васильевича занесено в Книгу памяти Республики Коми, том V.

 

вернуться