ЛЮДИ ГОРОДА ПЕЧОРА И РАЙОНА


© www.pechora-portal.ru, 2002-2007 г.г.
 
 
Клавдия Александровна Луценко (Лыткина)
 

"Она вынесла с поля боя 600 раненых...", "Комсомольская правда", август 1943 г.
Фото из газеты.


Сестра милосердия

 

   "Она вынесла с поля боя 600 раненых...",  — так напечатано было в одном из номеров "Комсомольской правды" за 1943 год. Корреспондент приехал на передовую и там встретил Клаву Лыткину. Она была командиром взвода санитаров-носильщиков стрелковой дивизии на Карельском фронте. 25 санитаров было под ее началом. Но когда шел бой, Клава успевала не только взвод свой организовать на помощь раненым. Она сама чуть не первая кидалась к каждому упавшему на поле боя.
   Полвека с той поры прошло, а Клавдия Александровна, будто вчера это было, говорит, волнуясь: "А как же иначе-то?! Ведь чуть утихнет стрельба или взрывы, сразу слышно со всех сторон: сестра! сестричка! помогите! Или стон. Тут уж сердце впереди тебя выпрыгивает. Только бы успеть! Только бы поскорее! А бежать-то нельзя. Бой идет. Головы не поднять. И вот спешишь изо всех сил — ползком. Да еще с сумкой санитарной. В ней только пакетов перевязочных 100 штук... Доберешься до раненого, на плащ-палатку его и — обратно. По-пластунски, а раненого за собой — волоком. И все время себя подгоняешь — скорей! скорей!
   Одному помощь окажешь, за другим спешить надо. Одного только ждешь — хоть минутного затишья между взрывами. А как кончится бой, идем искать тех, кто голоса не подал. Кого не успели вынести..."
   Сколько там бойцов Клава из-под огня вынесла, честно говоря, сама она никогда не считала.
   Это корреспондент "Комсомолки" тогда со штабным начальством в бумаги офицерские заглянули и цифру определили. Но потом в штабе долго сокрушались, что ошибка вышла. В спешке, говорят, мы считали. Если бы еще раз проверили, тогда больше бы цифра была...
   Шустрая, ловкая в любом деле Клава была с малолетства. Нельзя ей было по-другому. Она в семье, где детей восемь было, самая старшая. Отец с матерью засветло из дома на работу, а Клаве наказ: за младшенькими присмотреть, еду приготовить, дом прибрать. Она и старалась.
   Родом Клавдия Александровна из села Выльгорта Сыктывдинского района. Там хозяйствовали родители, вернувшись из Питера. Аккурат перед самой революцией отца Клавы взяли на военную службу. В Питер. Были они с матерью тогда молодожены. И мама недолго думая, — рассказывает Клавдия Александровна, — собралась за ним вслед. В Питере устроилась она на пороховой завод работать... Даже Ленина видела, когда он перед народом на Финляндском вокзале выступал, вспоминала мама, настроение у всех заводских было хорошее. Вскоре родители вернулись на родину.
   А в тридцать пятом семья Лыткиных перебралась в Сыктывкар. Отец с матерью устроились на работу в больничный городок. Отец — санитаром, мама — завхоз. А ребята, как муравьи, им обоим в помощь.
   В 1936 году Клава поступает в фельдшерско-акушерскую школу в г. Сыктывкаре.
   Училась с удовольствием. А еще от души занималась спортом. Волейбол, гимнастика, лыжи — все у нее получалось. Даже на мотоцикле ездила, права получила. По тем временам это была большая редкость, особенно для девушки.
   Ну а уж по лыжам Клава три года подряд держала звание абсолютной чемпионки Коми на дистанции в 3-5-10 километров.
   Сохранилось в архиве Клавдии Александровны фото тех времен. Она — в лыжном броске. Снимок уж на что старенький, а и то видно, как стремительна и ловка Клава. Не удержать!
   Да ведь так и было. Девятнадцать ей сравнялось, когда началась война! Репродукторы — не умолкают. Молотов выступает. Сталин. А Клава — уже в военкомате. "Возьмите, — говорит, — на фронт! Сейчас же!"
   "Погоди! — отвечают ей в военкомате, — сначала парней отправим. Дойдет, если потребуется и до тебя очередь". А Клава чуть не скандалит.
   Как так "Не берут! Она же — медик. Раз! Спортсменка! Два! Комсомолка! Кому ж еще первым быть в очереди на фронт, как не ей!
   И добилась-таки своего. Через две недели после начала войны Клава уже плыла на пароходе в Архангельск. Там формировались эшелоны для отправки на фронт. Клава попала на Карельский.
   Правда, на передовую отправили не сразу. Два месяца их учили. Шла страшная война. Для отражения коварного, хищного нападения фашистов в стране не хватало сил. А их, молодых, учили ползать под обстрелом, стрелять из винтовки, пулемета, автомата, пользоваться противогазом. Страна берегла людей, как могла. Необстрелянных под пули не бросала.
   Первых раненых Клава увидела, еще не добравшись до фронта. Эшелон, в котором она ехала в место расположения своей части, попал под бомбежку. И Клава враз применила все свои навыки — медицинские, спортивные, организаторские. Выносила раненых быстрее всех, как когда-то на спортивных соревнованиях. Кидалась на каждый зов или стон, стараясь всех опередить. А добравшись до раненого, каждого успевала еще и ласково приголубить. Перевяжет, бывало, да еще обнимет, улыбнется от всего сердца. Глядишь, раненый приободрится, надежду почувствует.
   Да и сама Клава, как ни страшно иногда бывало под пулями, никогда не унывала. Чуть освободится вечерок от войны, она с подружками-медичками — на танцы. Сельский клуб был за несколько километров.
   Там ее и заприметил комсорг полка Владимир Луценко. Сам из себя видный. Веселый. И спеть, и сплясать горазд. За таким любая пойдет, а он Клаву выбрал.
   Правда, особенным этот выбор получился. Не успели толком познакомиться, как приходит к ней однажды Луценко прощаться. "Переводят, — говорит, — меня. Давай адресами обменяемся..."
   Что ж — дело военное. Клава адресок свой дала. К нему еще материнский прибавила. Мало ли что случится. Как в воду глядела. Развела их война по разным фронтам на годы. Клава на одном фронте, Луценко — на другом. Только через маму Клавину связь и держали. У самого Луценко родителей уже не было в живых. Братья все воевали. Так он свой аттестат воинский взял да и выправил на Клавину мать. Зная, что она одна с детьми едва концы с концами сводит послал ей свой аттестат.
   Мать в письме к Клаве с вопросом по этому поводу, а Клава и сказать что не знает.
   Войну Клава всю прошла до последнего дня. Скольким раненым жизнь подарила, теперь уже не сосчитать. Клава ведь еще и кровью своей бойцов спасала. Знала, что ее группа крови любому подойдет. Так, бывало, прямо в палатке медсанчасти на передовой подставляла руку под донорскую иглу. И кровь ее тут же вливали обессилевшему от ран солдату.
   В сорок шестом уже оказалась Клава в Белоруссии, в санитарной части военного совхоза, что снабжал продуктами Белорусский военный округ. Туда и приехал Луценко, за ней. "Все, — говорит, — навоевались. Теперь замуж за меня пойдешь?"
   Что больше всего покорило Клаву, так это верность его. Сколько времени они не виделись, а он только ее одну держал в памяти. На том и сошлись и приехали в Коми. Вдвоем. Здесь и остались на всю жизнь. В Печору переехали, как стал здесь город обустраиваться. И Клавдия Александровна, теперь уже не Лыткина, а Луценко, пришла работать в печорскую больницу водников. И отработала в ней сорок лет, как один день.
    Троих детей вырастили они с мужем. Клавдия Александровна везде поспевала. В больнице с работой своей управлялась. И спорт свой любимый не бросила. Ей уже пятьдесят было, а она так в волейбол играла на всех соревнованиях, что никто и верить не хотел, сколько ей лет.
    Она и сейчас такая же неугомонная. К восьмидесяти годкам подходит, а она еще и в хоре городском поет. Как наденет Коми национальное платье, да встанет на сцене вместе с подружками-сверстницами, запоет — любо-дорого слушать.
   Одна сейчас живет Луценко в небольшой квартирке-полуторке. Но телефон звонит у Клавдии Александровны беспрерывно. То на репетицию зовут, то на встречу со школьниками, то струнный ансамбль ветераны создать собирались, и без нее, балалаечницы, никак не обойтись.
   Фотоархив у нее огромный. Но ни одной фотографии нет, где бы Клавдия Александровна одна была. Вокруг нее всегда друзья по работе, фронтовые товарищи, коллеги, и — семья. Братья, сестры, мама. Потом — дети, внуки.
   Дружно все живут. Радостью делятся. В печали поддерживают. Жизнь — продолжается. Она у Клавдии Александровны такая красивая.
 

В. МУРАШОВА, г. Печора
Книга Памяти Республики коми, том 5.
Очерки об участниках Великой Отечественной войны.
1997 год.



Спасала и защищала


   Клавдия Луценко. Мало кто не знает эту женщину в Печоре. Более сорока пяти лет живет в городе. Примерный труд, активная общественная жизнь, добрая инициатива и наступательность в достижении цели отличают ее на всем протяжении этих лет.
   Тридцать пять лет отдано работе в больнице водников. Лучшая хирургическая сестра. В пятидесятые—шестидесятые годы городские или районные соревнования не обходились без участия Клавы Луценко. Многие годы была капитаном волейбольной команды медработников, пела в хоре ветеранов города. Здравая рассудительность, завидная память и сегодня позволяют ей встречаться в школьных коллективах, в городском музее. И всегда все, будь это взрослые или школьники, слушают ее с неподдельным интересом. Но а если быть точным, имя Клавы Лыткиной (девичья фамилия) в Коми было известно еще до войны. Участвовала во всех городских и республиканских соревнованиях лыжников. Была абсолютной чемпионкой на 3, 5,10 километров.
   Клавдия родилась в деревушке под Выльгортом. Росла здоровой, всё успевающей девчонкой. Удивляла родителей и односельчан недевичьими интересами. То наперегонки с мальчишками несется на велосипеде, то, удивляя всех, промчится по деревенским улочкам на мотоцикле. Не зная и не ведая о будущем, готовила себя к предстоящим испытаниям.
   В тридцать девятом заканчивает фельдшерско-акушерскую школу в Сыктывкаре. Работала в пригородной Максаковке. Со спортом связи не теряла. Уже будучи заведующей здравпунктом, защищает честь республики на Всесоюзных лыжных соревнованиях. Целеустремленности и энтузиазму Клавы Лыткиной зави-довали в те годы и юноши, и девушки.
   Началась Великая Отечественная, и Клавдия в числе первых пошла с заявлением в горвоенкомат. Ее настойчивости вскоре уступили. Уже в конце июня в группе призывников Лыткину направили в Архангельск. Оттуда — в Вологду, где формировался новый пехотный полк. Как имеющей медицинское образование, ей присваивают звание младшего лейтенанта и назначают командиром взвода санитаров-носильщиков.
   У двадцатидвухлетней девушки из-под Сыктывкара начинается военная биография. На долгие четыре года войны.
   Уже в августе в составе полка попадает на Карельский фронт. Почти два года на передовой. Вместе с санитарами перевязывала, вытаскивала с передовой раненых бойцов. Под дождем пуль и разрывами снарядов, в летнюю жару и трескучий мороз. Но этого мало. Она просится в разведроту. Там тоже нужна медицинская помощь. Вместе с бойцами ходит в разведку. Вот где пригодилось мастерство лыжника! Участвует в стычках с противником. В случае ранения кого-то из разведгруппы вытаскивает его через линию фронта.
   Многих подруг потеряла Клава за первые два года войны. Находясь на передовых линиях, девушки-медики часто попадали под пули финских снайперов. Ее обходили пули снайперов и осколки разрывающихся снарядов.
   В августе сорок второго смелая девушка обращается через газету «Ворлэдзысь» с призывом: «Дорогие земляки, юноши и девушки! Больше дружите со спортом, каждый свободный час занимайтесь физкультурой! Будьте готовы биться с коварным врагом!»
   В сорок третьем в «Комсомольской правде» была опубликована ее фотография с подтекстовкой под громким, вонзающимся в сердце заголовком: «Она спасла 600 солдат и офицеров».
   — Ох и писем мне повалило тогда. Со всего конца Союза. Солдат-почтальон то и дело обижался. Дескать, только на тебя и приходится работать, — с грустинкой в глазах вспоминает Клавдия Александровна.
   С Карелии Клавдия попадает со своей войсковой частью на 1-й Белорусский фронт. Принимает участие в освобождении Бреста, Варшавы, Штеттина, Шенау. Городов, сел и поселков на фронтовом пути военфельдшера Клавдии Луценко великое множество. Прошла она его с честью военфельдшера и достоинством бойца армии-освободительницы. Не только спасала и лечила солдат, но и принимала участие в схватках с врагом. Одинаково умело и крепко держала в руках инструменты военврача и винтовку.
   День Победы старший лейтенант медицинской службы Клавдия Луценко встретила на польской земле, в городе Шенау, что под Варшавой. Вернулась в родные края в июле 1946 года.
   Клавдия Александровна награждена орденом Красной Звезды, медалью «За отвагу» и многими другими медалями. Уже в мирные годы к ее наградам прибавился орден Отечественной войны.

Г. СЕМЯШКИН
ВОЙНОЙ ОПАЛЕННЫЕ
1945-2000



Клавдия Александровна Лыткина (Луценко)
 

   Всё дальше уходит от нас Великая Отечественная война. Всё дальше уходим мы от неё, впечатляясь уже грузом мирных десятилетий, страшными эпизодами новых, возникающих по воле политиков локальных войн, многочисленными публикациями о «правде» той войны и попытками умалить её значение, принизить роль советского солдата, развенчать его перед новыми поколениями. Но солдаты той далёкой войны ещё живут среди нас. Как живое свидетельство. Как напоминание. И каждая встреча с ними убеждает; вот правда о войне. Правда, так и не прибитая пылью времён, не замаранная конъюнктурными соображениями и трактовками новых политиков.
   Именно на такие мысли наводила меня каждая встреча с Клавдией Александровной Луценко — солдатом Великой Отечественной, замечательной труженицей, верной женой и заботливой матерью, ласковой бабушкой, человеком активным и деятельным, известным очень многим в нашем городе и в Республике Коми.
   Мне приходилось слышать воспоминания Клавдии Александровны о войне в разных ситуациях, в разных аудиториях, И рассказывала она по-разному, умея заинтересовать и третьеклашек, которым годилась в бабушки и даже в прабабушки, и людей взрослых, уже многое знающих о тех годах. Рассказывала без громких фраз, очень просто и даже буднично, как говорила бы о каждодневной своей работе. Да, такая была у неё в те годы работа — выносить с поля боя раненых, спасать наших солдат и офицеров, защищать родину.
   Клавдия Александровна, в отличие от многих других живущих ныне среди нас ветеранов Великой Отечественной, фронтовиков последнего призыва, попала на фронт не со школьной скамьи. Было ей в то время двадцать два, и сельская девушка из Вильгорта уже успела закончить фельдшерско-акушерскую школу в Сыктывкаре и поработать заведующей здравпунктом в пригородной Максаковке. Был у неё и другой, не менее ценный, довоенный опыт: Клаву Лыткину (это потом она будет Луценко, встретив на дорогах войны свою половинку) в конце тридцатых знала вся республика как спортсменку-лыжницу, абсолютную чемпионку Коми на дистанциях 3, 5 и 10 км, участницу Всесоюзных лыжных соревнований.
   С такой специальностью да с таким опытом, считала Клавдия, она непременно должна быть на фронте. А потому уже в конце июня доброволец Лыткина была направлена в составе группы призывников сначала в Архангельск, потом в Вологду, где формировался новый пехотный полк. Уже оттуда в звании младшего лейтенанта и в должности командира взвода санитаров-носильщиков она попадает на Карельский фронт. Два года на передовой: сотни раненых, вынесенных ею с поля боя, смерть и гибель подруг, разведрота, где тоже нужна была медицинская помощь, но ещё больше — опыт лыжницы Лыткиной.
   А в сорок третьем уже вся страна восхищалась бойцом Советской Армии Клавдией Лыткиной, улыбающейся с фотографии в «Комсомольской правде". «Она спасла 600 солдат и офицеров» — сообщала короткая заметка под этим снимком.
    Потом были ещё и ещё спасенные ею. Сколько
Клавдия Александровна, конечно же, не помнит. Не до счёта было тогда. Первый Белорусский фронт, освобождение Бреста, Варшавы... На польской земле, под Варшавой, встретила вильгортская девушка Клава Лыткина День Победы. День Победы, её вклад в приближение которого несомненен и неоспорим.
   Домой вернулась в июле сорок шестого. Так завершился военный этап биографии Клавдии Александровны Луценко, отмеченный орденом Красной Звезды, медалью «За отвагу», орденом Отечественной войны, памятью сотен спасённых безвестных бойцов...
   Но почивать на лаврах было некогда (да и были ли тогда «лавры»?!). Спасение людей и после войны стало для Клавдии Александровны главным делом. Свидетельством тому — тридцать пять лет безупречной работы хирургической сестрой в больнице водников. Плюс семья, дети, потом внуки... Плюс общественная ветеранская работа, преимущественно со школьниками и молодежью, которую Клавдия Александровна выполняла всегда от всей души, неформально, а так же ответственно, как когда-то спасала раненых. И при всём при этом она активная участница художественной самодеятельности, спортивных и физкультурных мероприятий разного уровня, просто очень общительный и неравнодушный человек.
    Три года назад Клавдия Александровна Луценко переехала к дочери в Сыктывкар. «Тяжело стало одной в доме, — говорит, — здоровье уже не то, что прежде, зрение стало подводить...» Очень скучает по Печоре, пишет письма многочисленным друзьям и знакомым, приглашает в гости. Очень надеется, что власти (и наши городские, и республиканские) найдут всё-таки возможность помочь ей обменять её печорскую квартиру на сыктывкарскую, потому что живет сейчас Клавдия Александровна в Эжве, в одной комнате с дочерью.
   3 апреля 2004 года, Клавдии Александровне Луценко исполняется восемьдесят пять лет. Давайте порадуемся вместе с ней её долголетию, её годам, щедрым на доброту и соучастие, её умению радоваться жизни и людям и пожелаем ей от имени всех печорцев здоровья и благополучия. С юбилеем, Клавдия Александровна!


Валентина Семяшкина.
© "Печорское время", 2 апреля 2004 года

"О людях и о газете"

   К.А. Луценко, участницу войны, в Печоре знают давно и хорошо, особенно люди старшего поколения. В настоящее время она живет у дочери в Сыктывкаре, но родной город и газету «Печорское время» не забывает, присылает в редакцию письма.
   Долгие годы Клавдия Александровна была ее активной подписчицей и читательницей. «...Газета всегда интересна, разнообразна, ее хочется читать, как роман... Кроме официальных материалов, можно прочесть заметки о спорте и художественной самодеятельности... Я о многом узнаю с удовольствием, потому что сама 30 лет была участницей художественной самодеятельности.
   ...Вспоминается дружный и сплоченный коллектив больницы водников, где я проработала 45лет. Последние 20 лет больницей руководит Г.А. Синцов. Я ему очень благодарна за постоянную помощь и сердечное отношение. Мы всей семьей поздравляем его с Днем медицинского работника. Здоровья, счастья, успехов и благополучия его семье, а также всему коллективу больницы».

Подготовила Тамара ВАСИЛЬЕВА.
© "Печорское время", пятница, 23 июня 2006 года.


Памяти К.А. Луценко

 

   21 марта в Сыктывкаре на 88-м году жизни скончалась легендарная медсестра Великой Отечественной ЛУЦЕНКО Клавдия Александровна.
   Более 600 солдатских и офицерских жизней спасла медсестра на войне, вынося раненых с поля боя. Клавдия Лыткина (Луценко) родилась 2 апреля 1919 года в Вильгорте. Закончила фельдшерско-акушерскую школу в Сыктывкаре, до войны работала заведующей здравпунктом в пригородной Максаковке. На фронт попала в 22 года в составе пехотного полка в звании младшего лейтенанта в должности командира взвода санитаров-носильщиков, воевала на Карельском фронте. Два года была в самом пекле — на передовой. В 1943 году страна узнала о знаменитой медсестре со страниц газеты «Комсомольская правда». Затем были первый Белорусский фронт, победное шествие по освобожденным Бресту, Варшаве. День Победы встретила в Польше. Вернувшись после демобилизации в июле 1946 года, Клавдия Александровна проработала до пенсии на медицинском фронте. 35 лет трудилась хирургической медсестрой в больнице водников.
   Ее ратный труд отмечен орденами Красной Звезды, Отечественной войны, медалью «За отвагу».
   Большую общественную работу вела К.А. Луценко, встречаясь с молодым поколением, участвуя в художественной самодеятельности, спортивных мероприятиях. Абсолютная чемпионка, рекордсменка республики по лыжным гонкам в довоенное время, она надолго сохранила бодрость духа, оптимизм, служила примером коллегам и многочисленной, дружной семье.
   Память об этой замечательной женщине, подруге, матери сохранится в наших сердцах.

А.И. Лобастов, Г.А. Синцов,
Н.П. Острянина, В.А. Торлопов, Л.С. Магомадов,
Л.Ю. Литвак, Р.А. Глущенко, Э.А. Семяшкина,
В.Т. Семяшкина, Н.Н. Титенок, А.И. Шабанов,
Н.Н. Антамонов, Л.П. Беляков.
© "Печорское время", 24 марта 2006 года.

 

вернуться