ЛЮДИ ГОРОДА ПЕЧОРА И РАЙОНА


© www.pechora-portal.ru, 2002-2006 г.г.
 
 
Степан Самсонович Шупляков

 

  

Беда пришла, откуда не ждал

   ВЕТЕРАН Великой Отечественной войны Степан Самсонович Шупляков родился 12 марта 1925 года в белорусском селе Поколюбичи в крестьянской семье. В семье Шупляковых росло четверо сыновей — Алексей. Николай, Степан и Михаил. Жили бедно. Перед войной умер Алексей. «Я отучился три класса, — рассказывает Степан Самсонович. — Как школу закончил, пошел в пастухи. Пас колхозных телят. В 1941 году в колхоз пришли повестки: набирали молодежь 1924-1925 годов рождения для учебы на железнодорожных мастеров в школе фабрично-заводского обучения. Нас забрали и отправили на станцию Пойма, где мы помогали строить железную дорогу через реку Сож в Зябровку (в Зябровке строили подземный аэродром). Учились мы на практике. Так было до начала войны.
   Однажды теплым утром, смотрим, летят железные птицы — самолеты. Мы обрадовались, думали, что начались маневры. А они стали нас бомбить. Нас сразу же отправили рыть противотанковые рвы, делать оборонительные сооружения. В августе всех учеников школы ФЗО распустили по домам. Я приехал к родителям. Николай был на срочной службе в армии, он прошел всю войну. Увидел я его уже спустя многие годы. Отца на фронт не взяли из-за болезни. Нас с Мишей не брали в армию из-за возраста». В июле 1941 года с началом Смоленского сражения развернулись боевые действия на Гомельском направлении. В ночь с 19 на 20 августа 1941 года советские войска оставили Гомель. Гитлеровцы установили на захваченных территориях жестокий оккупационный режим. Для насаждения «нового порядка» фашисты не стеснялись в выборе средств. Террор, геноцид, грабеж, произвол, подкуп, провокации, антисоветская пропаганда, угон в рабство — вот каким был этот «новый порядок». Гитлеровцы обложили население непосильными налогами. Помимо подоходного, подушного, военного, налогов с прибыли, оборота, наследства, с каждого трудоспособного взимались больничный сбор, страховой сбор, налоги на строения и транспортные средства, «лишние» окна и двери, «лишнюю» мебель, за скот, собак, кошек и многое другое.
   Вспоминает Степан Самсонович: «Село наше Поколюбичи было совсем рядом с Гомелем, теперь оно уже часть города. Когда немцы пришли, первым делом назначили старосту села. Все колхозное имущество и землю разделили между жителями. Мы должны были обрабатывать ее, выращивать скот, платить налоги. Забирали все: яйца, молоко, мясо, скотину, урожай. Угоняли в Германию и молодежь. С нашего села многих забрали, большинство из них не вернулись. В списки на отправку в Германию внесли и меня. Чтобы не угнали, я фиктивно женился — было у немцев положение: молодоженов не брать. В округе у нас были партизаны, но под видом их действовали и банды. Они по ночам грабили, забирали продукты, теплые вещи. В 1943 году, незадолго до освобождения, эсэсовцы окружили наше село, согнали всех жителей и по списку расстреляли двенадцать человек, в том числе и моего двоюродного брата Петра. Расстреляли их за сотрудничество с партизанами. Когда наши стали наступать, всех трудоспособных немцы угнали в Могилевскую область на строительство дороги. Работали мы под конвоем. Так я оказался в городе Кировске».
   29 ИЮНЯ 1944 года войска 1-го Белорусского фронта в ходе Бобруйской наступательной операции освободили город Кировск. 25 июля Степан Самсонович был призван в армию. Он попал в автоматную роту 926-го стрелкового полка 250-й стрелковой дивизии 2-го Белорусского фронта. Новобранец сразу оказался на передовой, освобождал Западную Белоруссию, Польшу. Москва трижды салютовала войскам 2-го Белорусского фронта, освободившим города Волковыск, Гродно и Белосток. Рассказывает Степан Самсонович: «На фронте мне страшно было только в обороне, когда в атаку идешь, уже не до страха. Беда пришла, откуда и не ждал. Как-то пришел в окоп старичок в военной форме и беседовал со мной. Он выпытывал у меня, кто мои родители, где я жил и чем занимался до призыва в армию. Я ему честно все рассказывал. Он говорил, что у него есть дочка, и было бы неплохо, чтобы после войны я на ней женился. Теперь-то я понимаю, что он был из НКВД. 8 января 1945 года в Восточной Пруссии, под Яново, меня вызвали, чтобы я получил валенки на наш пулеметный расчет. Но на самом деле меня вызвали, чтобы арестовать. Под следствием я был три месяца. Нас, арестантов, посылали в дома якобы собирать трофеи. Думаю, что на самом деле так проверяли, не заминированы ли они. Если бы мы подорвались, никто бы не пожалел об этом. Вел следствие старший лейтенант Кулаков. Обвиняли меня в том, что жил на оккупированной территории и сотрудничал с немцами — работал на строительстве дороги. Следователь сказал, что если я не подпишу признание в сотрудничестве с немцами, то меня расстреляют. Я вынужден был оговорить себя, тогда умели заставить подписать любое признание». 13 марта 1945 года приговором Военного Трибунала 250-й стрелковой Краснознаменной ордена Суворова дивизии С.С. Шупляков был осужден на десять лет лагерей и пять лет поражения в правах. Так, боец стал заключенным, и был этапирован в Коми АССР.
   ПРИВЕЗЛИ меня сразу на Вой-Вож на строительство дороги. Кормили отвратительно, из одежды — шинель и пилотка. У меня не было ни котелка, ни ложки, так что даже не мог нормально поесть. Через какое-то время на Вой-Вож приехал врач, который отобрал молодых, еще не сильно истощенных заключенных. В их число вошел и я. Нас отправили в Ухту, где немного откормили. Потом — на нефтешахту в Ярегу. Там я работал сначала в шахте, а потом строил дорогу с одной на другую шахту. Однажды вторая шахта взорвалась. За это дали срок ответственному за вентиляцию Цветкову, вместе с ним арестовали и его жену. Меня перевели в Инту, в шахту на добычу угля. Сначала я был на разных работах. В 1953 году без отрыва от производства окончил курсы и стал работать машинистом угольного комбайна на руднике Кырта. В сентябре 1954 года меня досрочно освободили», — вспоминает Степан Самсонович.
   В декабре 1955 года Кожвинский райотдел милиции выдал С.С. Шуплякову справку, в которой было написано, что он «в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1955 года от ссылки на поселение освобожден со снятием судимости и поражения в правах». На руднике Кырта Степан Самсонович работал до его закрытия в июле 1957 года. В Кырте он встретил Марию Ушакову, которая стала его женой. Она работала водоосмотрщицей (лаборантом) на шахте. Жили они в бараке. После закрытия рудника Шупляковы переехали в поселок Нижняя Омра. Степан Самсонович работал шофером в автотранспортной конторе. В поселке Причал Печорского района жила сестра Марии Васильевны. В 1959 году приехали к ней в гости. Родные уговорили их переехать в Причал насовсем. Степан Самсонович устроился на работу в Кожвинский леспромхоз шофером, Мария Васильевна работала в детском саду.
   10 марта 1975 года президиум Гомельского областного суда отменил приговор Военного Трибунала 250-й стрелковой дивизии от 13 марта 1945 года и полностью реабилитировал С.С. Шуплякова.
   В КОЖВИНСКОМ леспромхозе Степан Самсонович работал шофером, слесарем до выхода на пенсию. Шупляковы принимали активное участие в жизни поселка Причал, занимались художественной самодеятельностью, оба пели, играли в самодеятельном театре. Степан Самсонович играл на баяне, увлекался рыбалкой, любил собирать грибы и ягоды. Шупляковы всегда держали поросят, кур, выращивали на огороде овощи. Сейчас уже трудно справляться с большим хозяйством, тем более что Мария Васильевна болеет. Теперь они не держат животных, кроме кошки. С 1989 года Шупляковы живут в поселке Каджером.
   С.С.Шупляков был награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью Жукова. Награжден Степан Самсонович и юбилейными медалями в честь Победы в Великой Отечественной войне. За долголетний, добросовестный труд был награжден медалью «Ветеран труда», Почетными грамотами, благодарностями, ценными подарками, денежными премиями. В 1978 году ему было присвоено звание «Ударник коммунистического труда». Степан Самсонович был награжден знаком «Победитель соцсоревнования 1974 года».
   В семье Шупляковых родились трое сыновей. Они пошли по стопам отца, став водителями. У четы Шупляковых девять внуков и одна правнучка.


Ольга АДРИАНОВА,
Ольга МИРЧУК, научные сотрудники
МУ «Печорский историко-краеведческий музей».
© "Печорское время", 22 мая 2007 года.

 

Имя Степана  Самсоновича занесено в Книгу памяти Республики Коми, том V.

вернуться