ЛЮДИ ГОРОДА ПЕЧОРА И РАЙОНА


© www.pechora-portal.ru, 2002-2006 г.г.
 
 
Элеонора Савельевна Сливовская.
 

    "Манили сосны и далёкий сервер..."
  
Печорцам не надо напоминать, кто такая Элеонора Савельевна Сливовская. Ее почерк архитектора — на улицах и площадях города. По просьбе «ПВ» она делится с горожанами своими воспоминаниями.


    Город Печора вошел в мою жизнь в 1972 году, когда я в составе бригады проектировщиков, в качестве автора генерального плана из Ленинграда, института проектирования городов, приехала впервые в этот навек ставший мне родным город.
   До меня над генпланом г. Печоры работали архитекторы А. Рысс и Л. Розинблит. Рысса я уже не застала, а Л. Розинблит был моим непосредственным руководителем, подготовил меня к работе над генпланом и другими проектными материалами. Я ничего не знала об истории создания города и, только когда прочитала А. Солженицына и Л. Разгона, поняла всю трагедию создания Печоры.
    Мы приехали в марте. В Ленинграде — весна, солнце, а здесь — тучи, затянувшие небо, горы снега, холод. Поселили в гостинице «Печора». Окна в инее. Но все это было сглажено теплым отношением администрации, всех людей, с которыми приходилось работать по сбору исходных данных: относились как к родным и всячески старались помочь. Никогда не забуду, как бывший тогда предгорисполкома Н. Пархачев вручил мне медаль «Печоре — 25 лет», отлитую на Ленинградском монетном дворе.
    Город понравился. Может быть, своими соснами. Он напоминал Литву, где я выросла, привлекал уютом и спокойствием. Архитектурные ансамбли, построенные по законам советского градостроительства, высокохудожественные памятники М. Горькому и М. Кирову делали Печору своеобразной, приближали её облик к городам средней полосы России. В то время речная часть заканчивалась улицей Мира. На ней строили 5-этажный дом.
    Необходимость разработки генерального плана возникла в связи со строительством Печорской ГРЭС, которая создавалась не только для нужд города. Генеральный план Печоры должен был обеспечить развитие города на 25 лет. Все собранное, а также прогнозируемое развитие обосновывалось экономической базой, на основании которой я рисовала генплан. Необходимо было не только упорядочить застройку, но и собрать в промузлы предприятия и учреждения обслуживания. Так возникло несколько промузлов в Печоре, которые развивались до перестройки в полном соответствии с генеральным планом. В 1974 году проект генплана Печоры был завершен, согласован и утвержден, и город получил документ, по которому живет по настоящее время.
    Следует отметить, что цифры расчета генплана оказались совершенно верными, и отставание наблюдалось только в так называемой группе обслуживания.
    Через 25 лет возникла необходимость в его корректировке. Я взялась за нее, но, выполнив проект застройки железнодорожного района (эта работа входила в состав корректуры генплана), вынуждена была приостановить работу — из-за отсутствия финансирования.
     В дальнейшем деятельность в Печоре была связана о разработкой проектов детальных планировок жилых районов (в 1977 году — речного, в 1983 — железнодорожного), и я неоднократно бывала здесь во все времена года. Кроме Печоры, в этот период я проектировала города Ухту, Инту, Микунь.
    Мне понравился Север, я полюбила людей, живущих здесь. Почти в каждый свой приезд получала приглашение остаться, но не хватало решительности, да и семья была категорически против. В 1984 году наступил перелом. Захотелось коренным образом изменить обстановку, а Север тянул с такой силой, что меня уже ничто не могло удержать в Ленинграде: ни новая южная площадка, ни повышение зарплаты, ни другие блага нашей второй столицы. Конечно, начало в Печоре было трудным. Но к тому времени у меня были здесь друзья: семьи Левитиных, Куликовых, Ада Николаевна Рычкова. Владимир Васильевич Куликов был уже на пенсии (он работал первым секретарем горкома партии), Надежда Андреевна — главным санитарным врачом города. Печорцы их хорошо знают. Ада Николаевна работала в управлении архитектуры города, а Виталий Михайлович Левитин был в то время главным архитектором города. Если бы не его настойчивость, я вряд ли бы решилась уехать из любимого Ленинграда. В.М.Левитин много сделал для того, чтобы городская застройка строго следовала проектной документации, которая была моим детищем.
   Итак, Печора — Печорский филиал «Комигражданпроект». 5 лет работы в нем, как представляется теперь с высоты прожитых лет, были для него расцветом. Собрался квалифицированный, дружный коллектив. Меня приятно удивило, что уровень подготовки специалистов был часто не ниже ленинградского. Конечно, я принесла с собой дух Гипрогора. У нас тоже появились конкурсные работы, которые мы возили и в Сыктывкар, и в Усинск. Разрабатывали не только проектную документацию по Печоре, но и по Усинску, поселкам и деревням Печорского района. Тогда мне пришлось преодолеть много трудностей психологического характера. Время было нелегкое. Однако на глазах из наших чертежей вырастали дома и кварталы, учреждения бытового обслуживания. Так, запроектировали набережную Печоры, музыкальную школу в речной части города, микрорайоны в железнодорожной и в Сосновом бору. Тогда полным ходом шло строительство домов в районе швейной фабрики, ГРЭС, начали разрабатывать Дом культуры энергетиков. В общем, работа кипела.
   Не всегда отношения с коллективом складывались как хотелось бы, да и методы руководства отличались от ленинградских. Сказывалось влияние ГУЛАГа. Многие из работавших в то время в филиале живут в Печоре и по сей день и не изменили своей профессии.
   Не хотелось бы упоминать о том накале страстей, который был вызван решением руководства срубить сосны за зданием РУС, возвести на этом месте 9-этажное здание АТС. Тогда мне пришлось доказывать руководству города, что есть новые проекты, которые позволят разместить такую АТС в небольшом двухэтажном здании. Парк от вырубки отстояли печорцы, дружно пришедшие мне на помощь, а вот АТС все-таки построили. Это — пример бездумного, бесхозяйственного подхода. Но это — единственный эпизод. В основном работа шла четко и слаженно, вовремя выдавалась документация строителям. Хорошо был организован авторский надзор, да и качество строительства было неплохим. Наверное, не я одна с удовольствием вспоминаю этот период работы в Печорском филиале.
   Жаль, что перестройка камня на камне не оставила на проектных институтах, которые десятилетиями по крупицам собирали кадры. Теперь уже очевидно, какой ущерб несет и будет нести государство, так бездумно расправившееся с проектировщиками. Время всё ставит на свои места, всему дает оценку. Конечно, нужно было переходить на компьютерное проектирование, на сокращение расходов, но не следовало отдавать людей на произвол рынка. Это мое мнение.
    И, конечно, самое обидное — это незавершенка.
    Мне бы хотелось пожелать моим друзьям, коллегам, всем жителям города , спокойной, благополучной, созидательной жизни — не от оттепели до оттепели, а чтобы она, жизнь наших детей и внуков, всегда была теплой и радостной. Уверенности всем в завтрашнем дне!

 

© "Печорское время", среда, 19 января 1999 года

 

вернуться