ЛЮДИ ГОРОДА ПЕЧОРА И РАЙОНА


© www.pechora-portal.ru, 2002-2006 г.г.
 
 
Лидия Николаевна Сорочинская (Хохлова)
 
 
 

 "Всё для фронта..."

   Первая половина двадцатого века стала для россиян и некоторых других народов временем политических катаклизмов, ввергнувших мир в различные эксперименты. Их задумали, видно, жесткие, самовлюбленные гегемоны, у которых в словах была показная мудрость, а на деле выходила глупость. Для них главное — заварить кашу, но расхлебывают ее пусть другие. А ведь они-то должны были знать, что переменить веру и уклад жизни народа — не рубашку переодеть... Мы сидим и беседуем с Лидией Николаевной Сорочинской о времени и пережитом. Детство этой женщины отпечаталось в ее памяти многими картинами ужасов, так как беда не по лесу ходила, а по людям. В голосе рассказчицы слышалась дрожь, иногда она глубоко вздыхала и прикладывала руку к глазам. Она говорила:
   — Да, как точна пословица: «Жизнь прожить — не поле перейти». На нашу долю выпало много трудностей, О чем я не могу без слез вспоминать, так о своем детстве. Родилась я в 1926 году вторым ребенком в семье Хохловых. Старше меня на пять лет был брат Владимир. А всего в семье было шестеро детей. Жили мы в деревне Подворски Великоустюгского района Вологодской области. Годы были трудные, голодные. Родители работали в колхозе. За это им начисляли трудодни. А какая будет цена трудодню, покажет окончание года, когда правление колхоза подведет итоги хозяйственной деятельности. Но трудодень был беден. Натуроплата распределялась только после того, как хозяйство выполнит все планы по сдаче продукции государству. Для колхозников оставались крохи.
   Назревал голод. Лидия Николаевна помнит, как ее мать Серафима Ивановна меняла на хлеб все свои пожитки, чтобы накормить большую семью. Бился как рыба об лед и отец Николай Васильевич. Он несколько раз уезжал из колхоза куда-то на заработки. Привозил детишкам гостинцы и надежду, что вся семья Хохловых переживет трудности. Но отец очень рисковал, зная о том, что выехать из колхоза, оставить работу даже на время было чревато опасными последствиями. Видно, рядом с ним не было стукачей, а окружали его добрые, сердечные люди. Наверное, это же обстоятельство способствовало тому, что Николай Васильевич в 1937 году сумел завербоваться в Коми республику, в поселок Щельяюр. Так Хохловы оказались на Печоре.
   У главы семейства, Николая Васильевича, были золотые руки. Он работал в затоне кузнецом. Не была без дела и мать Серафима Ивановна. Она выполняла разные работы. Не остались без внимания и детишки: старшие ходили в школу, а младшие — в детсад.
    — Жизнь наша немного полегчала, — говорит Лидия Николаевна. — Конечно, были и трудности, особенно бытовые. По приезде нас поселили в здании пожарки, где уже жили несколько семей из вербованных. Жили, как говорится, в тесноте, но не в обиде. Дружно. А потом началось расселение: кому дали комнату, кому комнату на два семейства. Однако нужда, надо сказать, нас никогда совсем не покидала. Оно и понятно: семья — восемь человек, а работник только один — отец. Старший брат Владимир учился в школе ФЗУ. Хорошо помню, как к Октябрьским праздникам всех премировали: папе дали отрез на костюм, маме — 12 метров мануфактуры, брату Владимиру — ботинки за хорошую учебу. Он окончил ФЗУ с отличием. Казалось бы, только стало поправляться наше житье-бытье, как грянула война. О ней я узнала первая.
   — В тот день, — продолжает рассказ Лидия Николаевна, — родители и средний брат Валентин ушли в лес на заготовку дров, а я осталась дома с малышами. Слушаю радио. Оно передало сообщение, что фашисты начали войну и перешли границу Советского Союза. Мне тогда было 15 лет, но я всем сердцем и разумом поняла, какая беда обрушилась на всех нас. И побежала в лес, чтобы сообщить родителям, что идет война.
   В конце июня 1941 года ушел на фронт Хохлов-отец, а в сентябре того же года призвали в армию и старшего сына Владимира. В это время он работал на пароходе вторым помощником механика. Так семья Хохловых осталась без двух основных кормильцев. Как жить дальше? Оставаться здесь, в Щельяюре, или уезжать на родину в Вологодскую область? Над этим вопросом задумалась мать Серафима Ивановна. Она посоветовалась со старшей дочерью Лидой, и они решили отправиться в родные места, где прожинали их родственники, ведь всякому мила своя сторона. Возвратилась семья Хохловых в Великий Устюг.
   А война продолжалась. И весь народ от мала до велика ковал победу над фашизмом: солдаты — на фронте, а старики, женщины и дети трудились в тылу под лозунгом: «Все для фронта, все для победы!». В 16 лет Лидия Николаевна стала работать на оборонном заводе, эвакуированном в Великий Устюг из-под Ленинграда. Да, тогда все работали для фронта, Даже небольшая механическая мастерская делала какие-то детали или приспособления, которые затем комплектовали и отправляли в сборочный цех.
   Лидия Николаевна работала токарем. Она, как и другие, выполняла на своем станке определенные операции. Вся продукция проверялась только на выходе. Как-то девушки задумались над тем: а не поехать ли им на фронт? Просились. Отказали и даже удивились такой просьбе: «Если все пойдут на фронт, то кто же будет кормить и одевать фронтовиков, снабжать их оружием и боеприпасами? Нет, каждый должен выполнять свое дело». И все работали добросовестно. Иногда от голода и усталости человек падал с ног.
   — Вспоминая те годы, хочу подчеркнуть, — говорит Лидия Николаевна, — тогда люди были сплоченнее. Скажем, рабочий день подходил к концу, задания выполнены. Многие уже мысленно готовятся идти домой. Но тут появляется человек и сообщает, что в затоне причалил пароход с баржей, груженной углем. Тут же был брошен призыв: «Все на выгрузку!» И отработавшая уже смена, используя тачки и носилки, начинала выгружать уголь. А в воскресенье многие из нас отправлялись работать на подсобное хозяйство.
   Старший брат Лидии Николаевны Владимир Хохлов погиб на фронте в марте 1942 года. Сестра бережно хранит письма-треугольники, написанные химическим карандашом. Я видел эти письма-реликвии. Лидия Николаевна осторожно открыла один уголок письма, и стали видны его заключительные строки, с которыми Владимир обращался к двоюродному брату: «Передайте Ване от меня привет и скажите, чтобы он готовился, если я выйду из строя, устать вместо меня. К сему Володя. Духом не падаю я».
    Побывав однажды в Печорском крае, Лидия Николаевна часто вспоминала его. А в 1949 году приехала жить в Печору. Работала воспитателем в Путейце, в библиотеке города. Но все послевоенные годы думала об учебе, чтобы получить специальное образование. Училась в вечерней школе. А потом заочно окончила педагогическое училище и около 30 лет проработала с детьми дошкольного возраста. На пенсию ушла из детсада «Голубой огонек».
   В 1953 году Лидия Николаевна познакомилась с Иосифом Марьяновичем Сорочинским, известным в городе, особенно среди речников, финансистом. Потом вышла за него замуж. В прошлом году было 50-летие их совместной жизни. Они воспитали двоих детей. Сын Владимир окончил Рижский авиационный институт. Дочь Людмила, получив педагогическое образование, пошла, как говорится, по стопам матери. Она заведует детским садом «Кораблик». У Лидии Николаевны и Иосифа Марьяновича есть четверо внуков и один правнук. Здоровья и счастья всем вам, из рода Хохловых и Сорочинских!

Василий Желтый.
© "Печорское время", вторник, 5 апреля 2005 года

 

вернуться