ЛЮДИ ГОРОДА ПЕЧОРА И РАЙОНА


© www.pechora-portal.ru, 2002-2006 г.г.
 
 
Ольга Борисовна Земкевич
 
   ГОВОРЯТ, что о человеке можно многое прочитать по его лицу. Можно-то, конечно, можно, особенно если ты обладаешь даром ясновидца, острой наблюдательностью, логичностью мышления, чуткой интуицией и богатым жизненным опытом. Однако это все равно будут лишь общие суждения, лишенные тех конкретных деталей, из которых вообще-то и складываются человеческий образ, характер и судьба.
    Вот и я, глянув на смуглое лицо Ольги Борисовны, со складочками морщин, усталыми и задумчивыми глазами, лишь мысленно прикинул, что за плечами этой женщины нелегкий жизненный путь. Правда, не ошибся.
Время отсчитывает О.Б. Земкевич уже 84-й год. Детство и юность ее прошли в селе Колва бывшего Усть-Усинского района. Ольга Борисовна и по сей день охотно, с мельчайшими подробностями вспоминает лесные тропинки и полянки, полные грибов и ягод, радужную гладь реки Колвы со всплесками рыбы, причудливые белые облака в синеве неба, незакатные летние зори, деревенские тихие улочки, жаркую работу на духмяных лугах и забавные игры со своими сверстниками...
    Но быстро пролетела легким ветерком та золотая пора детства.
    — Еще подростком стала работать почтальоном, — говорит о том незабываемом времени Ольга Борисовна, и глаза ее оживляются, голос начинает звучать бодрее. — Лично я разносила письма, газеты, журналы, посылки. Иной раз столько почты накопится, что даже в большую тогда сумку почтальона сразу все не вмещалось, и делала по нескольку ходок. Порой тяжеловато приходилось, но ничего, справлялась. Ведь молодая была. Усталость, как и пот, быстро испарялась.
    Одновременно тут же, в Колве, училась и закончила шесть классов. А потом сельсовет направил в Усть-Усу на курсы Красного Креста. Дело-то было как раз перед Великой Отечественной войной, и уже чувствовалась ее неизбежность.
    Как-то, сильно устав, прикорнула прямо на почте. Но почти тут же раздался какой-то необычно громкий телефонный звонок. Сняла трубку, а оттуда зарокотал суровый приказной мужской голос: «Поднимайте в селе тревогу! Война началась». Поначалу от таких сногсшибательных слов растерялась: что делать-то?! Потом мало-помалу очухалась, побежала к председателю сельсовета и вместе с ним стали собирать колвинцев на митинг.
    До сих пор у меня стоят в глазах их заплаканные лица, а когда начались сбор и отправка военнообязанных в Усть-Усинский военкомат, улица возле сельсовета наполнилась женскими рыданиями и детскими всхлипами. Не желая оставаться в стороне, я решительно присоединилась к тем, кто на лошадях поехал в Усть-Усу, а оттуда пешком до Канин-Носа, то есть Печоры.
    Здесь меня обрядили в военную форму, дали винтовку со штыком, научили пользоваться ею, стрелять по целям, провели инструктаж, и я с оружием в руках стала охранять в Печоре от возможных лазутчиков радиостанцию, складские помещения и другие важные объекты в любую погоду—в лютые морозы и проливные дожди. Иной раздетого промокнешь или промерзнешь, что зуб на зуб не попадает. Но и после смены в карауле согреться и по-настоящему отдохнуть полной возможности не было, потому как жили в землянке на месте нынешней бани. Свернешься в клубочек возле печурки и коротаешь время, наполняя его воспоминаниями, зачастую весьма невеселыми.
    Ведь я, по сути дела, выросла без родных. Отец, Бутаков Борис Яковлевич, в 1925 году был членом областного исполнительного комитета Коми автономной области, очень трудолюбивым, честным и принципиальным человеком. За что, видимо, убили и сожгли его на костре ненавистники Советской власти. Мать, Клавдия Александровна, работала в торговле и тоже рано отправилась на тот свет. Так что собственную жизненную дорогу пришлось пробивать самой, не надеясь ни на какую подмогу.
    Некоторые мои подруги по тому времени от тяжелой и, казалось, беспросветной жизни курили, частенько прикладывались к бутылочке, а я же, несмотря на все превратности судьбы, никогда этого себе не позволяла и других отговаривала.
    ПОСЛЕ победы над фашистской Германией О.Б. Земкевич работала в роли охранника инкассаторов, сопровождая их с пистолетом в руках. Затем пути-дороги привели в Печорский аэропорт, где Ольга Борисовна в звании сержанта с карабином за плечом зорко и строго 20 лет охраняла самолеты и вертолеты от возможных неприятных случайностей до самого выхода на заслуженный отдых. А стрелять она умела метко. Но, к счастью, убивать никого не пришлось. Хотя неоднократно доводилось темными ночами останавливать посторонних людей, случайно или нет попавших на территорию аэродрома, грозными и громкими окриками: «Стой! Кто идет?! Стрелять буду!» И стреляла иногда, если человек не слушался. Но предупредительно в воздух.
    Наверное, стоит сказать и о том, что и муж О.Б. Земкевич работал охранником. Например, охранял такой важнейший объект, как железнодорожный мост через реку Печору. Сама же она в шутливой форме до сих пор частенько называет себя женщиной с ружьем.
    — Помните, — говорит, — был такой герой крестьянского происхождения Шадрин в кинофильме «Человек с ружьем», так вот я тоже почти всю жизнь с оружием проходила. И ничуть об этом не жалею. Дело-то тоже нужное, хотя, конечно, и не совсем женское.
    МЕЖДУ тем судьба почему-то продолжала довольно сурово обходиться с чуткой, отзывчивой, смелой и трудолюбивой женщиной. Так, не по возрасту рано ушел из жизни супруг, оставив на попечение О.Б. Земкевич троих сыновей, сказав на прощанье: «Пусть тебе, Оленька, они потом опорой и надеждой станут».
    — Наверняка стали бы, но, видимо, верно говорится, что хороших людей Бог забирает к себе даже молодыми, — роняет до сих пор не до конца выплаканные слезы Ольга Борисовна. — Старший сын, хорошо отучившись в школе и с честью выполнив солдатский долг в танковых войсках, работал сотрудником милиции и погиб в свои цветущие 26 лет в железнодорожной катастрофе. Чуткий, внимательный и заботливый младший сын всегда называл меня ласково мамулей, без всяких просьб помогал мыть полы, посуду, стирать
белье, готовить еду. Выучился после школы на шофера и водил машину скорой помощи. С делом своим справлялся хорошо, получая разные поощрения и вознаграждения. Но однажды на него напали хулиганы и нанесли несколько смертельных ударов ножом...
   Так что единственной надеждой и опорой для меня остался лишь средний сын Женя. Кстати, он закончил Уральский политехнический институт с военной кафедрой, где в свое время учился бывший президент России Ельцин, и сейчас трудится в какой-то организации по перевозке леса. Не забывает меня. Утешает добрыми словами, всегда старается чем-нибудь помочь...
   Вот такая судьба выпала на долю женщины с ружьем, которая сейчас одиноко живет в двухэтажном деревянном доме в нашем городе по улице Портовой. Несмотря на преклонный возраст и болезни, в квартирке у нее светло, тепло, уютно. Все по-женски аккуратно прибрано. Нет лишь ванны и горячей воды.
   — Совсем немощной стала. В баню хожу только раз в месяц, а то и реже. В основном моюсь по-старинному, в корыте. Вот если бы кто помог решить эту проблему, не только бы огромное спасибо сказала, но и поклонилась низко в пояс, — с какой-то надеждой произнесла на прощанье последние слова убеленная сединой женщина.
 
Евгений ЛАЗАРЕВ.
© "Печорское время", суббота, 27 января 2006 года

 

вернуться