КНИГИ О ГОРОДЕ ПЕЧОРА/МИХАИЛ ПЫСТИН/ПЕЧОРА


© www.pechora-portal.ru, 2002-2007 г.г.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2004 г.
© web-адаптация, оформление - Игорь Дементьев, 2004 г.
 

Михаил Степанович Пыстин
ПЕЧОРА

 © 
Коми книжное издательство. Сыктывкар. 1974
Редактор М.М. Леканова. Художественный редактор А. Мошев.
Технический редактор А. Вишнева. Корректор М. Дейнега
Тираж 15 000 экз. Цена 30 коп.

1    2    3    4

Иллюстрации

 

СОДЕРЖАНИЕ

ПУТЬ ЧЕРЕЗ ВЕКА .... 5

СВЕТ НАД ПЕЧОРОЙ . . 15

МЕЧТА СБЫЛАСЬ ..... 22

ТРАНСПОРТНЫЙ УЗЕЛ ... 35

ПОШЛА УСИНСКАЯ НЕФТЬ . . 54

ГЛАВНАЯ ЛИНИЯ .... 60

ШАГИ В БУДУЩЕЕ .... 74

 

   Любуется человек Печорой. Величава она летом серебристой гладью; спокойна зимой, скованная метровой толщей льда; сказочно красива, неописанно могуча и раздольна в период весеннего половодья, изумляет пурпурными берегами осенью, в период листопада.
   Общая протяженность её 809 километров. Уверенно, с широким размахом, пересекает она северо-восточную часть Коми республики и Ненецкий национальный округ, прорезая таежные дебри и просторы Большеземельской тундры, жадно облизывая скалистые берега и сонливо обходя песчаные отмели, местами отражая в себе седые отроги Урала, и вливается в Ледовитый океан.
   Печора-река, Печора-матушка, Печора-кормилица, красавица Печора,
мать Печора Океановна, Печора — золотые берега.,. Так ласково величают нашу большую северную реку, которая на своем берегу через многие сотни лет породила город, названный в честь ее тоже Печорой. И прежде чем начать наш рассказ о городе, мы поведаем вам о матушке Печоре-реке, кратко расскажем ее историю, осветим жизнь поселившегося здесь народа.

 

 

   «Придет ли пора, когда жизнь промышленная озарит богатства здешней пустыни и богатства эти принесут пользу человечеству!
Впрочем, на все есть пора: рано ли, поздно ли, а придет она».
В. Н. Л а т к и н.
«Дневник путешествия на Печору в 1840 и 1843 годах».

 

    Печорская земля с ее огромны/ли лесными массивами, обилием пушных зверей, птиц и рыбы, несметными полезными ископаемыми и загадочными водными путями издавна привлекала внимание таежных следопытов, смелых и настойчивых предпринимателей. Как гласит запись в летописях, еще в 1096 году новгородец Гюря-та Рогович посылал своего сына на Печору.
   Великий московский князь Иван Калита в 1330 годах посылал ватаги своих сокольников на Печору для ловли охотничьих птиц, платил дань Золотой орде печорскими мехами.
   В 1364 году мужественные новгородцы на лодках по Печоре и ее притокам месяцами добирались до Оби и Камы, чтобы попасть в сказочно богатую Югру.
   В 1491 году при великом князе Московской и всея Руси Иване III из Москвы была направлена целая экспедиция на Цильму «серебро дел эти и меди».
   В конце XV века в самом устье Печоры был заложен острог, названный Пустозерском, который стал административным и торговым центром Печорского края.
   На Печоре стали появляться первые населенные пункты. В 1564 году в Усть-Цильме уже числилось 14 дворов. В 1567 году была образована Ижемская слобода, В 1638 году на Вое и Соплеске уже добывали точильный камень и выделывали бруски и точила.
   По данным переписной книги 1678 года, подлинник которой хранится в Москве в Центральном государственном архиве древних актов, август 1674 года считается датой возникновения в устье речки Мылвы починка Кузьминского из 5 дворов. В 1700 году в переписных документах уже числился погост Печора. Позднее погост стал называться Троицко-Лечорском. В конце XVIII и начале XIX веков возникли населенные пункты Щельяюр, Няшабож, Усть-Уса, Колва, Кожва, Щугор.
   Первые сообщения об ухтинской нефти появились в Двинской рукописи более 500 лет назад. А в 1595 году нефть Ухты (в виде проб) первой из всех известных тогда нефтей на Руси была доставлена в Москву.
   В 1745 году архангельский купец Федор Прядунов на берегу Ухты построил первый в мире нефтеперегонный завод. Добывали за год более четырех тысяч пудов нефти и производили светлые продукты. Но дальше дело не пошло. Не получив поддержки от царского правительства, Федор Прядунов разорился и закончил свою жизнь в долговой тюрьме.
   История мало сохранила имен первых предпринимателей и первопроходчиков. Но они открыли более широкую дорогу, по которой пришли сюда в XIX веке купцы и промышленники В. Н. Латкин, М. К. Сидоров, А. М. Сибиряков и другие. Предприимчивых людей манили печорский лес, ухтинская нефть, каменный уголь, другие полезные ископаемые, поиски путей на Обь, на Каму, на Урал, несметные богатства Сибири.
   «Есть на Северо-Востоке Европейской России край пустынный, мало известный, но таящий огромные богатства всех трех царств природы... Это — край Печорский... Я стремился туда с целью — исследовать и описать его и, если возможно, учредить компанию, чтоб с помощью ее капиталов развить там промышленность, пользоваться природными богатствами края, до сих пор как будто забытыми и не приносящими никакой пользы»,— писал В. Н. Латкин в своем дневнике.
   В 1840 году Василий Николаевич Латкин и его зять Михаил Константинович Сидоров организуют компанию и принимают энергичные меры по изучению водных путей на Севере, а также начинают лесоразработки, доставляя лес в плотах до устья Печоры.
   В 1860 году впервые на зафрахтованном морском корабле «Диана» печорский лес был доставлен во французский город Нант. Хотя остальные три корабля потерпели крушение в пути, но начало было сделано.
   В 1861 году Латкин и Сидоров зафрахтовали еще три корабля. Загрузившись печорским лесом, все три корабля на этот раз благополучно прибыли в места назначения — в Лондон и Бордо.
   В это время на Печоре проживало уже около двадцати тысяч человек. Хотя очень медленно, но расширялись экономические связи, население втягивалось в торговый оборот; росли перевозки. А единственным путем, по которому шел грузопоток в короткий навигационный период, была река Печора, По ней тянулись груженые каюки за конной тягой или бурлацкими лямками. Николай Алексеевич Некрасов писал о стоне волжских бурлаков. Но эти стоны были слышны и на Печоре. Бурлаки брели по Печоре, и печорские дали оглашались их печальными надрывными песнями. От устья Печоры до Якши — таков был политый соленым потом и горькими слезами, тяжкий, более чем тысячекилометровый изнурительный путь печорских бурлаков,
   Изнывали бурлаки. Но не легче жилось и остальному трудовому люду, обреченному на вымирание. В. Н. Латкин писал в своем дневнике: «Зимой у бедных жителей Печоры хлеб — редкость; те считаются богатыми, у кого есть корова и немного муки для примеси в кач-кашу, сваренную из осиновой коры... Крестьяне нередко променяют здесь последнюю корову для покупки хлеба на поправку».
   Несколько позже об этом же писал ссыльный врач С. В. Мартынов, побывавший на Печоре: «К рождеству запасы хлеба начинают истощаться, а с великого поста уже примешивают к хлебу различные суррогаты — мякину, рябиновый лист и так называемый «борщ». Эти примеси к муке употребляются вовсе не во время голодных годов, как можно было бы это предполагать, а составляют обычную пищу населения каждый год начиная с весны и до сбора новых хлебов...»
   Но это не беспокоило царских сановников. Когда упомянутый нами М. К. Сидоров обратился к наследнику царя с запиской, которая именовалась «О средствах вызволить север России из бедственного положения», воспитатель наследника генерал-адъютант Зиновьев наложил на ней резолюцию: «Так как на севере постоянные льды и хлебопашество невозможно и никакие другие промыслы немыслимы, то по моему мнению и моих приятелей необходимо народ удалить с севера во внутренние страны государства, а вы хлопочете наоборот и объясняете о каком-то Гольфштриме, которого на севере быть не может. Такие идеи могут проводить только помешанные».
   А между тем экономические связи жителей Печорского края продолжали развиваться, особенно с Архангельском через устье Печоры и Чердынью с верховьев Печоры через Якшинскую пристань.
    К устью Печоры, где был построен порт, все чаще стали приходить суда: норвежские, голландские, прусские, датские, шведские, немецкие, русские... Они привозили хлеб, соль, товары нехитрого домашнего обихода, боеприпасы. Увозили же в основном лес, меха, дичь, рыбу, икру, кожу.
    Вся торговля с Печорским краем со стороны Камы находилась в руках чердынских купцов. В Якше у них было около 140 амбаров, в которых хранились товары. Разные грузы (муку, крупу, чай, холсты, сахар, косы, ножи, гвозди, свинец и т. д.) сюда привозили гужом из России до 160 тысяч пудов (2560 тонн) в год, а весной развозили по Печоре.
   Грузопоток по Печоре все увеличивался. Несамоходные каюки и баржи, немногочисленные лодки уже не могли обеспечивать грузоперевозки. Нужны были новые транспортные средства, нужен был самоходный флот, который в то время уже имелся на некоторых реках Российской империи.
   Первое паровое судно появилось в России в 1815 году в Петербурге, на Неве, а потом пошли пароходы по Каме, Волге. В 1842 году было создано «Пароходное общество по Волге», которое дало толчок более быстрому развитию парового судоходства. За короткое время пароходное дело достигло большого совершенства. К началу 1860-х годов на Волге работало уже 220 пароходов, вытесняя бурлацкие артели и коноводные суда.
   Знал обо всем этом М. К. Сидоров и все больше и больше заражался идеей организации парового судоходства на Печоре. И это время пришло: 1 июня 1864 года доверенный М. К. Сидорова Николай Олейников на 12-сильном винтовом пароходе сплыл из речушки Волостницы на реку Печору, а 6 июля добрался до села Куя, что в устье Печоры, преодолев 1300 километров, вызывая удивление и торжество местного населения.
     Откуда он появился? В своих записях Николай Олейников рассказывает, что М. К. Сидоров приобрел пароход на озере Ильмень у одного из товарищей для удобства переездов по Печоре и ее притокам, Четырехсотпудовое судно из Волхова до Твери было доставлено по железной дороге, а оттуда своим ходом оно преодолело огромное водное пространство, пробираясь по Волге и Каме. Путь с верховий Камы к верховьям Печоры шел реками Колвой, Вишеркой, Чусовским озером, речками Березовкой и Вогулкой. От речушки Вогулки до речушки Волостницы на протяжении восьми километров пароход тащили по волоку, преодолевая огромные трудности. Дорога от Волхова до Якши заняла полтора месяца. Но, как писал Олейников, Сидоров не жалел средств и настойчиво требовал во что бы то ни стало доставить пароход на Печору. Что и было сделано. Один пароход, конечно, ничего еще не решил.
   Сидоров, занятый другими делами, больше не занимался пополнением своего флота на Печоре. Но толчок был дан. Нашлись его последователи.
    По документам, предприимчивый чердынский купец И. А. Суслов в 1880 году построил, а в 1881 году спустил на воду пароход «Печорец».
    Путешественник А. М. Сибиряков в письме, которое он 8 ноября 1884 года послал в журнал «Русское судоходство», писал: «Печора — хорошая река, по крайней мере от устья до Оранца (Аранец) мы не встретили никаких препятствий для судоходства. В настоящее время уже по этой реке ходят летом три парохода, от 25 до 40 лошадиных сил».
   А. М. Сибиряков очень энергично искал торговый путь от Оби на Печору и далее в Архангельск. Им был проложен 180-километровый зимний тракт между Ляпином и Усть-Щугором. По этому тракту в 1885—1887 годах был доставлен на Печору дешевый сибирский хлеб, но в дальнейшем в связи со строительством в Сибири железной дороги этот путь потерял свое значение.
    В июне 1895 года было издано распоряжение царского правительства об устройстве на реке Печоре регулярного почтово-пассажирского пароходного сообщения, а также между Архангельском и устьем Печоры. На содержание пароходства между Архангельском и Печорой был заключен контракт с купцом А. М. Сибиряковым, а на содержание пароходства по реке Печоре—с ижемским купцом Н. С. Норицыным.
    Успешно развернув дело, Норицын через 3—4 года полностью окупил все свои расходы и имел огромную прибыль от пароходства. Если в навигацию 1898 года пассажирский пароход Норицына, совершив 10 рейсов, перевез 1197 пассажиров и 6352 пуда груза, то через 8 лет, в 1906 году, было перевезено 4497 пассажиров и 31 549 пудов груза.
   В 1907 году к Архангельскому порту через устье Печоры было вывезено более 200 тысяч пудов разного товара, кроме леса, а грузооборот между Чердынью и Печорой достиг в 1907 году 1 миллиона 100 тысяч пудов.
     Инженер Н. В. Попов, который возглавлял экспедицию Министерства путей сообщения по изысканию водных путей между Камой и Печорой, в 1909 году в журнале «Русское судоходство» писал: «Не считая мануфактуры и бакалейного товара, в низовья Печоры с Якшинской пристани ежегодно отправляется свыше 400 тысяч пудов хлебных грузов и до 50 тысяч пудов соли. С Печоры на реку Каму доставляется рыбный груз свыше 140 тысяч пудов, в том числе 15 тысяч пудов семги, 120 тысяч пудов сигов и 6 тысяч пудов икры».
    Не забота о жителях Печоры, которых тогда насчитывалось 43 тысячи человек, а жажда наживы, алчность, стремление обогатиться, конкурентная борьба способствовали росту грузооборота, расширению торговли. Чердынские купцы, которые держали монополию в торговле на Печоре, сказочно обогащались, а местное население эксплуатировалось самым хищническим, самым беззастенчивым образом. Купечество, духовенство и царские сатрапы сдирали последнюю шкуру с рыбаков и охотников, ремеслового люда. Вся Печора стонала от двойного и тройного гнета.
   Печорские жители различными способами охотились на медведей, песцов, лисиц, зайцев, белок, горностая, глухарей, куропаток, рябчиков, ловили рыбу, собирали грибы и ягоды. Причем не столько для личного потребления, сколько для сбыта, чтобы взамен приобрести хлеб, соль, сахар и другие продукты, боеприпасы, чтобы жить, чтобы не вымереть в суровой борьбе за существование. Но не всем доступны были дичь и рыба, не все были удачливы в охоте на пушных зверей. Такие вынуждены были искать сезонные работы, уходя в Сибирь и на Урал. Только в 1913 году на промысловые заработки из Печорского уезда уезжало 2720 человек.
   Многие отчаявшись, от постоянного голода, различных болезней стали покидать насиженные земли своих предков, родные места в поисках лучшей жизни.
   В этот же период началось постепенное прозрение народа. Большой толчок дала первая русская революция 1905—1907 годов. Этому же способствовали политические ссыльные, загнанные на Печору царским самодержавием за революционную деятельность. Политссыльных в Печорском уезде было около трехсот человек.
   Ссыльные села Усть-Цильма 19 ноября 1906 года вышли под красными знаменами и с пением революционных песен на демонстрацию. Здесь же была организована артель «оселочников», являвшаяся легальным прикрытием политической группы, в которую принимались не только ссыльные, но и сочувствующие им местные крестьяне. Возглавлял ее С. Н. Калмыков. Его имя теперь носит один из самых мощных теплоходов Печорского пароходства.
   Большую политическую работу вел высланный на Печору как «неблагонадежный» фельдшер Григорий Хатанзейский, ненец по национальности. С целью создания прочных связей с населением он поступил на лесопильный завод «Стелла Поларе».
   Работа политических ссыльных и местных активистов в массах не пропала даром. Это подтвердили годы Октябрьской революции и гражданской войны, когда подавляющая часть населения Печоры активно боролась за победу Советской власти.
   Мы очень коротко проследили историю развития Печорского края: возникновение первых поселений, открытие первых разработок полезных ископаемых, развитие торговых связей, начало парового судоходства на Печоре.
   Каков же вывод? Этот вывод был дан Владимиром Ильичем Лениным. В результате политики царского правительства в Печорском крае, находящемся «к северу от Вологды», с его несметными богатствами до Октябрьской революции царила «...патриархальщина, полудикость и самая настоящая дикость». И только после Великой Октябрьской социалистической революции и установления Советской власти началось возрождение этого глухого края, народ Печоры был избавлен от нищеты и вымирания.

СВЕТ НАД ПЕЧОРОЙ

    Сложным был процесс становления и упрочения Советской власти на Печоре. В феврале 1918 года бывшие фронтовики созвали свой съезд в селе Мохча. В решении съезда говорилось: «Время настало, дальше откладывать вопрос о создании на Печоре Советской власти нельзя». И 25 февраля избирается первый в уезде волостной Совет. Его председателем стал бывший политссыльныи Н. И. Зыков. А 20 марта в уездном центре Усть-Цильме состоялся первый уездный съезд Советов.
   В становлении и упрочении Советской власти на Печоре большую роль сыграл красноармейский отряд под командованием члена Архангельского горкома РКП(б) Степана Николаевича Ларионова, который в июне-июле 1918 года на пароходе проехал от Троицко-Печорска до Усть-Цильмы.
В эту тяжелую годину на помощи трудящимся Печоры пришел и рабочий класс Урала. Он отправил на Печору экономическую экспедицию с хлебом, солью, промтоварами.
   К середине июля основная масса грузов экспедиции была сосредоточена в верховьях Печоры на якшинских складах. Здесь же были конфискованы и присоединены к запасам экспедиции товары купцов, находящиеся на складах. Но их было не так уж много.
   И 29 июня 1918 года один из руководителей экспедиции — Бабин с двумя гружеными баржами на буксире сусловского парохода «Москва» отплыл из Якши вниз по Печоре, Вслед за Бабиным через некоторое время из Якши отправился другой караван, состоящий из одного каюка и нескольких паузков с хлебом.
   «В коми деревнях, расположенных по Печоре, мы увидели потрясающую картину народного голода,— писали впоследствии участники экспедиции уральские рабочие отец и сын Дмитрий Михайлович и Вадим Дмитриевич Бобылевы,— Люди пухли и умирали от недоедания. Из-за отсутствия пороха и свинца пошли в ход дедовские луки.., У рыбаков не было ниток для восстановления погнивших сетей. Не было соли. Мы произвели первые выдачи хлеба, продовольственных товаров и соли... Трудно описать ту великую радость, с которой встречали крестьяне помощь уральских рабочих, спасавших их от голодной смерти. Со слезами на глазах благодарили они уральских рабочих и родную Советскую власть за отеческую заботу».
   В тот же период на Печоре находились красноармейские отряды численностью 20—25 человек во главе с председателем Чердынского уездного чека Фрицем Аппога и под командой представителя отдела Уралснабжения Морозова. На Печору прибыл и отряд Мандельбаума. Таким образом, летом по всей Печоре была установлена Советская власть.
   Глава белогвардейского правительства в Архангельске Н. В. Чайковский в телеграмме в Омск писал, что все четыре парохода на Печоре захвачены большевиками.
    Но впереди был еще мятежный 1919 год. Сотни людей были расстреляны, утоплены в прорубях, зверски растерзаны разъяренными белобандитами и кулаками в Троицко-Печорске, Покче, Савиноборе, Подчерье, Щугоре, Ижме, Усть-Цильме и других местах.
   Но недолго пришлось ликовать белобандитам. В конце февраля 1920 года в связи с полной капитуляцией белых, военные действия на Печоре прекратились. Советская власть победила окончательно.
   Еще 5 февраля 1918 года В, И. Ленин подписал декрет о национализации торгового флота, но гражданская война, вспыхнувшая на Печоре, задержала это мероприятие. Флот был национализирован только в марте 1920 года.
   Плохое наследство оставили бывшие судовладельцы Советскому государству. Чувствуя, что почва под ногами у них колеблется, они в годы интервенции и гражданской войны перестали ремонтировать суда, а часто умышленно портили их. На день национализации в бассейне было 7 буксирных пароходов и катеров, 2 грузопассажирских парохода и 22 несамоходных судна. Но уже за первые два года после национализации пришлось списать на разборку 5 паро-ходов и 18 барж. Таким образом, к навигации 1923 года остались два грузопассажирских парохода, три буксирных, три парокатера и 10 — 12 деревянных барж.
    С этого и началось дальнейшее развитие парового судоходства на Печоре в годы Советской власти. 

В 1923 году на Печору прибыла правительственная комиссия, которую возглавлял видный политический деятель нашей партии, сыгравший большую роль в освобождении Севера, Михаил Сергеевич Кедров, По поручению Ф. Э. Дзержинского комиссия должна была изучить перспективы хозяйственного использования Печорского края. Ее интересовал прежде всего водный транспорт, были созданы Печорское агентство Северного управления речного транспорта и четвертый Печорский технический участок Севводлути. В труднейших условиях того времени Михаил Сергеевич почти год возглавлял судоходство на Печоре, оказал огромную помощь в развитии этого края.
    Пенсионер Александр Николаевич Архипов, житель г. Печоры, рассказывает: «У меня по сей день в памяти М, С. Кедров. Я в то время плавал матросом на пароходе «Красноармеец». Более недели наш пароход стоял в Усть-Цильме. Михаил Сергеевич часто бывал на пароходе, интересовался жизнью речников. Особенно памятна встреча в Кожве. Зайдя на наш пароход, М. С. Кедров спросил: «Как с табачком?» И тут же дал распоряжение выдать каждому по пачке легкого табака. Михаил Сергеевич был беспощаден к бюрократам и волокитчикам. Негодных тут же освобождал от работы. Зато по отношению к нам, матросам, был близким душевным товарищем».
   В годы первой пятилетки начались комплексное изучение и разработка полезных ископаемых Печорского края. Выполняя заветы В. И. Ленина об организации поисков угля и нефти на Печоре, в 1921 году на Печору прибывает первый геологический отряд во главе с профессором А, А. Черновым для поисков промышленных запасов угля, а через восемь лет — в 1929 году — в Коми автономную область направляется комплексная Ухто-Печорская экспедиция во главе с А. С. Сидоровым, на базе которой в 1932 году создается Ухто-Печорский трест для добычи нефти, угля и других ископаемых богатств Печорского края.
   Первые тонны нефти были добыты в 1931 году на Чибьюском месторождении, а 6 августа этого же года на левом берегу реки Воркуты под руководством инженера А. А. Волошановского была заложена первая штольня. Так было положено начало эксплуатационным работам на реках Ухте и Воркуте. Быстро стали увеличиваться объемы лесозаготовок.
   И во всем этом деле большая роль принадлежала речникам Печоры, ибо в те годы развитие Печорского края крепко-накрепко было связано с рекой, судоходством. Это они доставляли в Ухту по извилистой и порожистой реке Ижме необходимое оборудование и продовольствие. Коммунист К. Е. Семяшкин на пароходе «Отмель» первым открыл движение по реке Ижме от устья до Усть-Ухты. В 1933 году по Ижме были проведены дноуглубительные работы, и пароход «Металлист» совершил 12 рейсов, по несколько рейсов сделали пароходы «Отмель», «Республика» и другие. Поистине героическим эпизодом можно назвать завоз грузов по рекам Усе и Воркуте. Сюда, на край земли, были завезены шахтное оборудование, рельсы, шпалы, паровозы, тысячи людей. Отсюда в сентябре 1934 года пароход «Плотник» под управлением капитана Александра Николаевича Большакова забуксировал баржу с первой партией воркутинского угля.
    Созданное в 1932 году самостоятельное Печорское речное пароходство набирало силы. Оно к этому времени имело уже 35 пароходов и 86 барж. За навигацию было перевезено 158 тысяч тонн грузов вместо 10012 тонн в 1925 году. Окрепла ремонтная база, появились новые затоны на путях к углю и нефти.
   В связи с бурным развитием перевозок по Усе, которая в то время являлась единственным путем к зарождающемся шахтам Воркуты и Инты, в 1935 году управление Печорского пароходства из Усть-Циль-мы переводится в Усть-Усу. По Усе за короткий срок был построен ремонтно-отстойный пункт в Веж-курье, организованы пристани в Адзьвавоме, Абези и Воркутавоме. Но доставка грузов по этой необустроенной и мелководной реке была нелегка.
   Ветеран пароходства Н. А. Щелкунов, работавший там с 1935 года, рассказывает, что судоводителям приходилось в основном работать в весеннее и осеннее время, часто в ледовых условиях. Суда работали до глубокой осени и обычно зазимовывали на случайных стоянках, там, где они застревали, а экипажи судов находили себе приют в наспех построенных землянках. В землянках же оборудовались примитивные мастерские для ремонта флота, И только благодаря смекалке и неимоверному труду удавалось отстаивать суда в весенний период на коварной Усе.
    Наше правительство пристально следило за первыми шагами освоения Печоры. Еще 12 декабря 1933 года на IV сессии ВЦИК М. И. Калинин говорил: «У нас слишком мало знают о той работе, которая проделана на Печоре по разработке угля и других ископаемых. Несомненно, в ближайшие годы проблема освоения Печоры станет во всем своем величии и результаты будут больше, чем мы сейчас ожидаем».
   О Печоре стали писать и центральные газеты, «Известия» в статье «Настоящее и будущее Печоры» 28 августа 1935 года сообщала: «Вот край: подлинная кладовая богатства. Здесь, вдоль реки Воркуты, добывается такой уголь, которым остались бы довольны самые требовательные шахтеры Донбасса. Берега Ухты, Яреги сочатся жирной нефтью. На Ухте вокруг нового города Чибью уже откачивают сотни скважин отличную, подобную грозненской, нефть. В верховьях Ижмы залегают высококачественные асфальтиты,.. По берегам Вой лежат горы точильного камня и алебастра...» Статья заканчивалась словами: «Мы начинаем Печору обхаживать».
    Но обхаживать Печору не так-то было просто.

 

1    2    3    4

Иллюстрации

вернуться