ПОЭЗИЯ/ВАСИЛИЙ БОЛЬШАКОВ/РАЙ/(Б)СКИЙ ПУТЬ


© Василий Большаков. Райский (рабский) путь. Печора. Самиздат. 2004 г.
© Этот текст форматирован в HTML  -  www.pechora-portal.ru, 2005 г.
© web-оформление, исправление, составление, новая редакция,  - Игорь Дементьев, 2005 г.
 
Внимание! Вы не имеете прав размещать этот текст на ресурсах Интернета;
форматировать и распечатывать любым из способов.
Эксклюзивные права на публикацию принадлежат печорскому сайту www.pechora-portal.ru
Приятного чтения!
 

Василий Большаков

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10 
 

 

БЕДА РОССИИ

Не сможет никто распознать всех людей,
Кто из нас добрый, а в ком сидит зверь?
Над кем поднимать гильотины топор?
Она ведь не знает: кто честный, кто вор.
И вся эта смесь всю Россию взяла,
Над каждым висит рукоятка ножа.
И ходят те с нами, чьи руки в крови,
Другие пока до того не дошли.
Чины мелковаты, силёнка мала,
Не всем автомат доверяют пока.
Не всем доверяют, но вводят во вкус,
теперь не Великий Советский Союз
Тогда каждый рубль за Страну отвечал.
Рублю и копейке народ доверял.
Теперь уже доллар считают холуи,
Быстрей отправляют в столицу иную,
надёжно и выгодно где их хранить
и можно роскошно их там применить.
Себе на гулянки, на дачи, дворцы
Хранят холуи молодцы — удальцы.
Европа жирует на наших деньгах.
Правителям нашим кричат там: "Виват!".
Владыки Европы сидят у Кремля,
все ждут, как Россию начнут продавать,
чтоб броситься стаей у нас воровать
и недра-богатства в России забрать.
А вождь инвестиции — доллары ждёт,
а сам миллиарды в Европу везёт.
Вокруг вкруговую скопилось жульё.
Мечтают кусок пожирней оторвать,
а русский народ из России убрать.
Вот эту бы стаю теперь окружить
И вмиг гильотину на них опустить
Пошла из Кремля бы вся чёрная кровь,
чтоб больше не стало в России воров
Но это пока что пустая мечта.
Народу теперь не подачка нужна

Россию очистить пора бы до дна,
Из тела России пора бы убрать,
Что вгрызлись в страну и сосут, словно вши.
То было и раньше на нашей Руси.
Но вот на Руси появился фискал,
Гроза всех воров, кто казну разорял.
Не даром придумал их Петр на Руси
И вор их паскудным словцом окрестил.
Но верно служили фискалы царю.
О всех казнокрадах известно Петру.
И царь их заслуги порой отмечал:
С воров беспощадно головки снимал.
И Русь же крепилась и шире пошла.
Без крепкой руки эту вошь не сорвать.
Веками сосала и будет сосать.
Мы в веке прошедшем гордились рублём.
Особой охраной он был окружён..
И золотом каждый червонец звенел,
Червонец, как золото, каждый имел.
Теперь же машины штампуют рубли,
Триллионы рублей деревянных лежит
И рубль, как гнилая бумага, скрипит
И тухлый продукт на рублёвки летит.
И весь разговор я веду лишь к тому:
Кто же нарушил рублёвку мою?
Нарушила рубль наша новая власть,
На этом она на всю жизнь нажилась.
От них у червонца обвал начался.
То было не давно, то было вчера.
Не взяли за глотку того молодца,
Кто золото наше с червонцев содрал.
И с властью совместно народ обобрал.
Взять бы ту власть из златого Кремля
И строго спросить о возврате рубля.
Чтоб был наш народ с надёжным рублём,
не с тем, деревянным, с которым живём.
Теперь мы о старом всё вновь вспоминаем.
А что будет дальше с народом? Не знаем!
 

НЕ ДОШЛА

Со мной милая пошла
До родимого села.
По дороге в отчий дом
Оба рядом мы идём.
И дорога хороша
И милашка весела.
О любви всё говорила
И тепла в ней столько было,
что вскипела бы вода…
но пошла потом беда.
И дорога не мила
И она не весела.
Любовь стала остывать,
а милашка — отставать.
Речь — студёная вода,
А сама, словно, из льда.
Тут дорога в гору шла.
Она стала, не пошла.
Мы стояли, говорили,
А потом уже решили:
Согласился я нести,
Чтобы на гору взойти.
А потом пойдёт там спуск
Прямо к нашему селу.
На меня она не села,
В авто встречный пересела
И поехала назад.
На село ей наплевать.
Там родные поджидали.
Одного меня встречали.
Коль до дома не дошла,
То такая не нужна.


ВЕЧЕРЕЕТ

Уж солнце к вечеру клонилось,
Вниз к горизонту опустилось,
Но жил пока трудяга день,
Хотя вытягивалась тень...
Стада с поскотины пришли,
Заботы бабам принесли.
Птахи ужин подбирают
И хищники их поджидают.
Кому Судьба как улыбнётся,
кто уснёт и не проснётся.
Пока же жизнью все горят,
добро и зло везде творят.
Везде того порядком было,
Природа это не забыла.
Не съешь ты дважды каравай,
что есть, то лучше сохрани.
Придёт вечерняя пора,
минуют радостные дни.
Под старость кой что пригодится...
Пока же спать надо ложиться.
За гору солнышко зашло,
Оттуда свечку нам зажгло.
Не долго там свеча горела.
Заря за лесом потемнела.
В лесу настала тишина.
Захватит всё ночная тьма.

УТРО

Уж солнце ярко осветило,
Росу с лугов теплом скатило,
Сырым в лесу остался мох.
Туда пробиться луч не смог.
Всю ночь живое везде спало
И силы свежей набиралось.
С утра забота всем пришла,
Чтоб жить, нужна была еда.
И всяк столы свои имел,
В места любимые летел.
С оглядкой птицы все клевали,
Но звери тоже не плошали.
И кто на завтраке тут был,
Другим на завтрак пригодился.
С трагедий утро начиналось
И войны эти не кончались.
И там, где хищники водились,
Живые в трепете все были
А человек хотя не зверь,
Но нрав звериный уж теперь.
С утра идёт везде страда
И на поскотине стада.
И человек с утра в лесу
Приложит руку к топору.
В Природе кто-то всё теряет,
а кто-то силы накопляет.,
творит в лесу кровавый пир,
на том стоит жестокий мир.

ПОЛДЕНЬ

Уж солнце высится в зените.
От жары вы отдохните.
В лесах живое в холодке.
Не плещет рыбина в реке.
День путь свой медленно меняет.
Природа это крепко знает,
Хотя в лесу все отдыхают,
Не спит лишь хищник, наблюдает,
Добычу где можно схватить,
В жестокой схватке победить.
Жестокий, сильный выживает,
но не всегда это бывает.
Фортуна часто изменяет
И гибель сильным подставляет.
С утра уверенно так жил,
А в полдень тихо вдруг почил.
Живите, люди, не спешите,
ведь солнышко пока в зените.
Зной полуденный опасен,
Хотя на вид весьма и красен.
Прошёл по быстрому в жаре,
На солнцепёке вспыхнул в ссоре
И хворь поймает, не отпустит.
Пусть будет полдень ваш без грусти.
Не выезжай в полдень в дорогу,
Не пей хмельное на жаре.
Живите, как угодно Богу,
а жизнь оставьте при себе.

НОЧЬ

И Тьма Природу захватила.
Живым пред нею жутко было.
В ней силы тёмные бродили
И что-то тайное творили.
От Тьмы старались все укрыться,
В густых кустах и норах скрыться,
немою притвориться Тьмой
Или пуститься в сон ночной.
И если по лесу пройти,
Живых не встретишь на пути.
От рек, ручьёв и от дорог
Зверь в чащу душу поволок.
Там темноту переживал
И чутко уши навострял
Глаза не всех предупреждали,
Беду и ночью ожидали..
Случайный шорох или крик
И сон у зверя улетит.
Опасность он определит
И зря в лесу не побежит.
Когда во Тьме уж потревожат,
То с шумом птица полетит,
А зверь тогда, дай Боже ноги,
Стрелою в сторону умчит.
Лишь человек, в избе укрывшись,
Изрядно днями потрудившись,
Во Тьме ночной приятно спит.
К рассвету силы сохранит.


НАВАР

Бабка кушать деда позвала.
Щи сварила, в миске подала.
Дед нарезал хлеб, что покупал,
Потом ложкой в миске поболтал.
Бабка же сидела и не ела,
С тревогой на деда посмотрела.
А у деда волос дыбом стал
И усы торчали , словно у кота.
На хлеб не долго он смотрел.
Откусил, но больше уж не ел.
Снова в супе ложкой поболтал:
Старая, а где же тут навар?
Ни одной не плавает жиринки.
— Коммерсант снял с мяса весь навар,
Да и хлеб опять дороже стал.
О наваре, старый, позабудь.
Ешь, и этого не будет скоро тут.


О ПОКАЗУХЕ

Внук на деда посмотрел.
Перед ним весь лысый дед сидел
Внук от взрослых уж слыхал:
Умом сильным лысый обладал
И один вопрос тут внука волновал:
— Дед, наверно, очень ты умён,
был вождём каких-либо племён?
— Я не глуп. Вождём же не бывал,
но сержантом я на фронте воевал.
— Дед, ты наверно, знаешь языки
и учёным где работал ты?
— Языков я множество слыхал
по Европе и по странам как шагал.
С кем встречались и беседы с тем вели,
Но свои у нас имелись языки...
Наш язык любые понимали,
Ведь свободу от фашизма всем давали.
А учёным на работе я бывал:
Никому обманывать не давал.
И что делал — доводилось до ума,
Показухи я нигде не создавал.
— Мне хоть раз ты показуху сотвори
— Языком ты много не трепли
да и горло пред друзьями не дери.
Показуха же бывает лишь тогда,
когда дело не доводят до ума...
Ты учись и знаний набирайся,
Показуху делать не старайся.


КРАСИВАЯ НА ВИД

Ах, какая девушка сидит!
На скамейке семечки лущит.
Одета чисто и прилично,
Наверно, учится отлично
На коленях книжечка лежит,
По страницам глаз её бежит.
Интересно, что она читает?
И наверно, много знает.
Время зря не пропадает
И в саду даже читает
И голубок угощает.
Видно добрая душа.
Тут садовник-баба подошла.
Сказала, что сорить в саду нельзя...
Девушка тут соскочила
И грубой бранью разразилась.
Даже мне тут стыдно стало.
Брани слышал я не мало.
Но деваха складно говорила:
Дважды мат ни раз не повторила.
Интересно, что она читала?
Видно, много в жизни повидала.
А какая же красивая на вид !
Но бранью нецензурной говорит.


ШКУРНИК

Отец так многих называл.
Тех, шкуру кто спасал.,
А о других он забывал.
себя же добреньким считал
и кротким, чтоб никто не обижал,
а нож за пазухой держал.
Умел в овечью шкуру забираться,
А потом вдруг волком оказаться.
Шкурник — злой, жестокий человек,
Обдирает беззащитных всех.
Избить, жестоко обойтись,
Потом его же обвинить.
За грош любого он продаст
Всем, кто больше даст.
Он вымогатель, может припугнуть
И где-нибудь прижать в углу.
Его девиз: весь путь — дорога
Стремление к благу своему
В ущерб всей нации, народа,
Лишь быть богаче всех ему.
Нажива, жадность — вот их порода!
Так шкурников отец мой называл
И близко к дому не пускал.
Теперь их много расплодилось,
В чужие шкуры многие рядились


НЕ НАДО СПЕШИТЬ.

Не надо никогда спешить,
Ведь можно много нагрешить.
Не даром спешку осуждают
И к сдержанности призывают.
И прежде чем, что либо свершить
Не худо бы народ спросить.
Вожди вот это забывают.
Думают, что лучше дело знают.
Ни с кем, ничто не обсуждают
И тут ошибку совершают.
И в спешке, не обдумав ничего,
и не спросив народа своего,
Враждебные законы принимают.
Не на благо выбирают путь,
А в пропасть как народ столкнуть...
Им об ошибках говорят.
Они упрямы и своё творят.
Ошибки же признать боятся.
Тогда от власти надо убираться.
А на Руси ни разу не бывало,
Чтоб по доброй воле власть сдавали.
Кто много грязных дел свершил,
Их силой просто убирали,
Чтоб в Государстве больше не грешили
И смена власти с боем проходила,
Никто её так просто не сдавал,
Лишь от Суда трусливо убегал.
Не надо никогда спешить
И выборы спокойно проводить.
Чтоб хищники туда не попадали,
Умело бы Россией управляли.

ЯГЕЛЬ

Окна осенью мы мыли,
Чтоб к зиме готовы были.
Ведь зимой их не помоешь,
Окна настежь не откроешь

Я вчера ходил на бор
Много ягеля нашёл.
Ягель — мох долго растет,
Оленям в пищу он идёт.

На ягель если наступить,
Под ногами он хрустит.
Очень быстро высыхает
И хозяйки это знают

Чтобы окна не потели
И зимой не леденели,
Кладут ягель между рам
И теплее в доме нам

И красивый он на вид,
Между рам весь серебрит,
Влагу, сырость забирает
И на солнце он сверкает


ЛУК


Лук — есть овощ для приправы.
Лук так просто не едят.
В пище он не для забавы,
Все здоровым быть хотят.

Лук болезней много лечит,
Вкус еде он свой даёт.
А на севере без лука,
Будет сущая здесь мука.

Лук микробы убивает,
И цинги не допускает
Даже плакать кто не хочет.
Ест глаза и слёзы точит.

Говорят, чеснок и лук,
Годен он от всех недуг.
Хоть придётся слёзы лить
Зато дольше будешь жить.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10 
 

Обсудить "Райский путь" на форуме

Написать письмо Василию Большакову

Список книг Василия Ивановича Большакова

вернуться