ПОЭЗИЯ/ЮРИЙ ПОЛЯКОВ/КЛАДОВАЯ ДУШИ


© www.pechora-portal.ru, 2002-2003 г.г.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2003 г.

Юрий Капитонович Поляков
"Кладовая души"
стихотворения

© Ю.К. Поляков
© «Издательство «Печорское время», 2000 г.

1    2    3    4

 

   Родился в 1935 году в семье горняка на Кавказе, в Осетии. С 1945 года живет на Севере. Окончил Печорское речное училище. Работал в речном порту Печоры, редактировал газету «Речник Печоры». Активный участник художественной самодеятельности города, многократный лауреат и дипломант всероссийских фестивалей самодеятельного творчества 60-70-х годов, лауреат Коми комсомола. После окончания Высшей партийной школы в 1968 году был заместителем редактора газеты «Ленинец». Пишет стихи с юности о любви, о добре и зле, о Севере, о его прекрасной и легко ранимой природе. Немало стихов для детей. Автор поэтических сборников «Печорские зори», «Я родом из детства», «Кладовая души», "Сотвори добро". Член Союза журналистов России.

 

Поляков Ю. К.
Кладовая души. Стихотворения.
Изд-во «Печорское время». 2000 г. — 147 стр.

 

   Очередная книга стихотворений печорского поэта, члена Союза журналистов России Юрия Полякова — это продолжение рассказа о Севере, о его прекрасной и легко ранимой природе.
   Автор, чувственно воспринимая природу, открывая в ней для себя все новые краски и явления, ведет диалог о воспитании любви к ней, о сохранении ее нашим потомкам.
   Как и в ранее изданных книгах, поэт ненавязчиво дает маленькие энциклопедические «уроки» чуткого отношения к природе, ее животному миру, нашим детям и внукам. Он стремится помочь укрепить в их душах и сознании чистые, нравственные начала. И взрослым автор дает темы для размышления о добре и зле, о предназначении человека: беречь природу и самого себя, как главной ее материалистической и духовной части.
   Новый поэтический сборник Юрия Полякова под названием «Кладовая души», думается, соответствует этому устремлению. Он своеобразный подарок автора к 80-летию Республики Коми.

«Издательство «Печорское время», 2000 г,

 

ОТ АВТОРА

Зло рядышком
Всегда с добром идет.
Оно, как и добро,
Конкретно.
Но зло, б конце-концов,
Умрет.
А дело доброе—
Бессмертно.
И пусть добро давлеет
Над судьбой.
В нем долго будет
Человек нуждаться.
Кто дал — тому поклон
Земной.
Творящему добро —
Воздается...

Первому заместителю Председателя
Государственного Совета
Республики Коми,
депутату от Печорского
административно-территориального
округа № 7
КУЛАКОВУ ИВАНУ ЕГОРОВИЧУ
моя искренняя благодарность за
оказание материального содействия
в издании поэтического сборника.

 

Белые ночи

 

 

ЭХО ВОЙНЫ

I

Белый домик, сад фруктовый,
У окошка — куст жасмина.
Как закат горит багровый
Возле домика калина.

У калитки, на скамейке,
Старичок махрой дымит.
И печальными глазами
За околицу глядит.

От родимого порога,
Покосившегося тына,
Вьётся по полю дорога,
Словно лента серпантина,

В даль далёкую уходит,
К лесу тёмному ведёт,
Где у яра-косогора
Двухсотлетний дуб растёт.

Там, в суровом сорок третьем,
Обессиленный от ран,
Был фашистами повешен
Храбрый юный партизан.

Он пароль врагу не выдал.
Пытки страшные принял.
За отряд, за край родимый,
Молодую жизнь отдал...

У калитки дед согбенный
С посохом в руках стоит.
И печальными глазами
В поле хлебное глядит.

От родимого порога,
Покосившегося тына,
Вьётся по полю дорога
До могилки его сына...

II

У дороги тополёк
К солнышку стремится.
Из-под камня родничок
Ручейком струится.

К родничку старик седой
С бугорка спустился,
Жажду утолил водой,
Богу помолился.

И пошел вперед опять
По дороге пыльной,
Чтобы вновь погоревать
У плиты могильной.

Каждый год, за двадцать верст
От села родного,
Он приходит на погост
До сынка родного.

Как с живым, с ним говорит,
Слезы утирая.
И махорочкой дымит
Войну проклиная...

 

ПАМЯТЬ

I

По волнам ковыля
Ветер тёплый скользит.
Как красива земля!
Но как сердце болит,
Когда вижу в степи
Танка мёртвый оскал,
У Ардона-реки,
Где мой брат воевал.
Может быть, это он
Этот танк подорвал.
И в окопе, сквозь стон,
Моё имя шептал.
Может, в братской могиле,
Вместе с сотней бойцов,
Захоронен Василий
На земле праотцов...
В память прежним боям
Обелиски стоят.
По погибшим друзьям
Ветераны скорбят.

II

Терпко пахнет трава,
Перепёлка кричит.
Как прекрасна земля!
Но как сердце болит.
По прошедшей войне
С колоколен звонят,
А в мятежной Чечне
Снова танки горят.
Там у Сунжи-реки,
Где ущелья изгиб,
От бандитской руки
Мой товарищ погиб.
Сколько снова в степи
Стало новых могил —
От кровавой войны,
От её заправил.
О чеченской войне
Всё узнает народ,
И героям её
Монумент возведёт,
А беспечный престол,
Что виновником был,
Тот — осиновый кол,
А не крест заслужил.

 

КУНАКИ

На берегу, у Терека,
Стоит арба крестьянская.
В нее запряжен серенький
Ушастый ишачок.
Сидит на камне рядышком,
Раскладывает трапезу
На чистой белой тряпице
Усатый старичок.

Свернуть хотел я в сторону,
Чтоб не мешать почтенному,
Но приглашён был дружески
Обед с ним разделить.
И стали кунаками мы
По доброму обычаю,
Который ещё издревле
Осетия хранит.

Я брынзу ел аланскую,
Чурек жевал маисовый,
Ел груши алагирские,
Пил пиво с аракой.
В пределах нормы выпито,
В пределах нормы съедено.
И песня лёгким облачком
Летела над рекой.

У горца — кровь аланская,
Во мне — славяно-русская,
Но мы, по воле случая, —
До гроба кунаки.
И если, как в Ичкерии,
Пожар раздуют недруги,
Как дети одной Родины,
Мы не скрестим клинки...

Скрипит арба тихонечко,
В такт разговору нашему.
Сверкает шапка белая
Казбека-старика.
И радостно, что выстрелы
Из-за камней не грохают.
И за рекой, за Тереком,
Нет кровного врага.

 

В ГОРАХ

Когда по узкой тропке
Над пропастью идёшь,
Не будь лихим и робким,
Иначе пропадёшь.

Не похваляйся силой,
Вниз, в пропасть, не смотри.
К скале прижмись, как к милой,
И медленно иди.

Пусть скальный камень гладкий,
В ногах — тупая дрожь.
Иди. И без оглядки.
Иначе упадёшь...

Когда по узкой тропке
Над пропастью пройдешь,
Кричать не надо громко.
Не по лесу идешь.

 

О РОДИНЕ

Давно я на родине не был,
На бурной реке среди скал.
Где горы вгрызаются в небо.
В войну где зимой голодал.

Где думал о корочке хлеба,
О сладкой конфетке мечтал...
Давно я на родине не был,
На бурной реке среди скал.

Не грызть мне орешков платана,
Кизила в ведро не собрать.
И не попасти мне барана,
И рододендрона не рвать...

Давно я на родине не был,
И не потому что устал.
А потому, что потребен
На это большой капитал.


 

ТВОИ ГОДА

Милой дочери

На свет ты появилась
У горы Казбек,
У легендарного, былинного
Дарьяла.
Где бурный Терек
Усмиряет бег,
Раскаявшись за буйное
Начало.

А детство пронеслось,
Как миг,
На берегу красавицы-
Печоры,
Где Северный Урал
Еще угрюм и дик,
Где не объять таёжные
Просторы.

А юность с детством
Вперемежку,
На волжских кручах
Началась.
И над Днепром,
В каникулярной спешке,
Свободной чайкой
Пронеслась,
И якорь бросила
За тридевять земель,
В предгорьях казахстанского
Алтая,
Смахнув в Иртыш
Солёных слез капель,
В жизнь взрослую, семейную.
Вступая.
 

Но ты о времени
Без меры не жалей!
Не укротить его, как дикого
Мустанга.
Твои года, в кругу
Твоих друзей —
Твоё богатство, по словам
Вахтанга.

 

ЗАЧЕМ?

На берегу великого
Днепра,
Где проходил путь
Из варягов в греки.
Своею волей,
Гибкостью ума,
Богдан решил объединить
Славян навеки.
Славян, измученных
Вконец шляхтой,
Терзаемых со всех
Сторон врагами,
Разрозненных, к тому ж,
Церковною враждой,
Но защищавших Русь
От недругов веками.
И вот зачем
Тщеславные «светила»
Разрушили священный
Наш союз?
Где ныне дружба та,
И наша сила?
И кто несёт теперь
Ответственности груз?
Где те, кто
Не спросив народы,
Разрознили их
Семьи и могилы,
Ради надуманной,
Мифической свободы
Жизнь сделали для
Большинства постылой?
И пусть сегодня
Кто-то тех героев хвалит,
Но временной ещё
Есть в мире суд.
За «подвиг» мало кто
Светил похвалит.
Их многие,
Наверно, проклянут.

 

ЗИМА

Г. К. и В. И. Федоровичам.

В ноябре в Уржуме
Дождики идут.
Лес затих угрюмо,
Птицы не поют.

А в Печорском крае
В ноябре зима
Землю всю покрыла
В белые снега.

Северный морозец
Уши защипал.
И уже не виден
За тайгой Урал.

На таёжных тропах
Волк оставил след.
Он упорно ищет
Лося на обед.

Под сосной в берлоге
Бурый мишка спит.
У сосны рябина
Как рубин горит.

Верещит на белку
Жадный бурундук.
И ведёт кедровка
С дятлом перестук...

От деревни Кожвы
В стылую тайгу
Проложил лесничий
Первую лыжню.

 

ПРИХОД ЗИМЫ

Я с болонкою Мальвиной
Тёплым вечером гулял.
Под оранжевой осиной
Свежим воздухом дышал.
Перед сном почистил зубы.
Носовик свой сполоснул.
Пролистав бестселлер грубый,
Не заметил, как уснул.
И не слышал, как на город
Стылый ветер налетел,
Бесновался, словно ворог,
Штурмом взять его хотел.
Утром глянул я в окно.
На дворе белым-бело.
На осине листьев нет,
Лишь стоит её скелет.
Белым-белым-белым цветом
Снег окрасил все вокруг.
Улетело бабье лето
Зимовать на тёплый юг,

 

НА КОЛВА-ТЫ

По глади снежной целины,
Без предполетной суеты
Из Усть-Усы до Колва-ты
Меня олени принесли.
На лёгких нартах, лёжа ниц,
Словно на крыльях сильных птиц,
Примчался к месту быстро я,
Быстрей, чем вертолёт Ми-2.
Подобных я не знал дорог
И основательно продрог.
И спирта крепости не знал:
Чуть богу душу не отдал.
Полкружки выпил теплой крови.
Умял оленины кусок.
Отечески нахмурив брови,
Пастух сказал: «Поспи, сынок».
Я крепко спал под кровом чума.
Не слыша никакого шума:
Ни матерщинных слов «бойцов»,
И ни предсмертный хрип самцов.
Я позже видел: как олени,
Упав от боли на колени...
О большем говорить не стану.
Забой оленей шёл по плану.

 

1    2    3    4

вернуться

Список книг Ю. Полякова