ПОЭЗИЯ/ЮРИЙ ПОЛЯКОВ/ПЕЧОРСКИЕ ЗОРИ


© www.pechora-portal.ru, 2002-2003 г.г.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2003 г.
 
 

Юрий Капитонович Поляков
"Печорские зори"
стихотворения

© Ю.К. Поляков
© «Издательство «Печорское время», 1998 г.
 

1   2   3
 

 

   Родился в 1935 году в семье горняка на Кавказе, в Осетии. С 1945 года живет на Севере. Окончил Печорское речное училище. Работал в речном порту Печоры, редактировал газету «Речник Печоры». Активный участник художественной самодеятельности города, многократный лауреат и дипломант всероссийских фестивалей самодеятельного творчества 60-70-х годов, лауреат Коми комсомола. После окончания Высшей партийной школы в 1968 году был заместителем редактора газеты «Ленинец». Пишет стихи с юности о любви, о добре и зле, о Севере, о его прекрасной и легко ранимой природе. Немало стихов для детей. Автор поэтических сборников «Печорские зори», «Я родом из детства», «Кладовая души», "Сотвори добро". Член Союза журналистов России.

 

 

   Эта книга стихотворений разных лет печорского поэта, члена Союза журналистов Юрия Полякова, — душевный разговор-повествование о суровой и нежной природе Печорского края. В стихах проходит не только неизбывное чувство любви автора к просторам величавого Севера. Они обращены и к лучшим человеческим чувствам людей, живущих на Коми земле и в городе, отмечающем свой полувековой юбилей.
   В лирике автора немало места занимает тема любви, красоты, доброты и осмысления скоротечной жизни. А главное — оптимистичного взгляда на будущее через отношение к нашим детям и внукам, которым он, с отеческой теплотой и непосредственностью, также посвящает стихи, учащие любить прекрасное, не быть равнодушными к злу и делать только добро.

* * *

   Я давно не читал таких замечательных стихов, со многими из которых впервые знакомит нас Ю. К. Поляков. Огромная любовь к краю, людям, умение просто и доходчиво изложить — все это характерно буквально для каждого стихотворения.
   Прочитав их, я как будто снова побывал в родной Печоре, встретился со старыми друзьями и знакомыми, с которыми долгое время жил и работал бок о бок.
   Спасибо тебе, Юрий Капитонович, за те прекрасные ощущения, которые испытываешь, читая эти стихи. Думаю, что подобное почувствуют и многие читатели. Хочу пожелать тебе, Юрий Капитонович, больших творческих успехов и надеюсь увидеть новые произведения.


С глубоким уважением
Первый заместитель Председателя
Государственного Совета Республики Коми,
депутат от Печорского Левобережного
территориального округа № 16
И. КУЛАКОВ.
 

* * *
 

ДАРЮ ВАМ ПЕНЬЕ СНЕГИРЯ..


   Более полувека связан я судьбой с полноводной красавицей Печорой, с нашим городом. Чувство любви к Коми земле — от ее маленькой травинки до великана кедра, от красногрудого снегиря до белокрылой чайки, от слабого ручейка и до могучей реки — всегда вдохновляло меня в жизни и выводило порой на поэтическую волну.
   Будучи речником, газетчиком и общественным работником я много поездил по Печорскому краю, много повидал и многое познал в общении с самыми разными людьми. Я старался по-своему видеть, слышать, ощущать суровую и нежную северную природу, радость человеческого бытия и, в меру своих сил и способностей, передавать это в газетных материалах, стихах и песнях.
   Не сознавал я особо, что создавал со своими товарищами живую летопись па
шего таежного края, нашего многонационального города, их жителей разных поколений. Среди них были мои лирические герои. С ними я жил на пароходах, буровых, новостройках, лесопунктах. С ними я сопереживал и радости, и горести, формировался па кодексе благородных человеческих чувств.
Ничто не вечно под луной, но наш город есть и будет всегда, потому что есть и будет всегда великая северная река с древним, романтическим названием «Печора». Поэтому всегда будет жива и память об отчем доме на любом расстоянии.
   Любой автор имеет свой голос, свою, только свою авторскую манеру. Поэтому, не претендуя на совершенство, я от всей души представляю этот поэтический сборник, как скромный подарок к 50-летию нашего города, моим славным землякам-печорцам от мала до велика.
   
    «Спасибо почитателям моим
    И тем, кто в добрый путь
    Помог мои стихи отправить».
 

С признанием в любви
ЮРИЙ ПОЛЯКОВ.

 

* * *
 

Человек, срифмовавший "Владимир Александрович Русанов", уже достоин публикации. :)

Игорь Дементьев.

* * *

Если его (Полякова) стихи  обретают жизнь в песнях значит поэт востребован...

В.И.Большаков

 

 


МИЛАЯ СТОРОНКА

 

 

НАШ ГОРОД РОДНОЙ

От снежных отрогов седого Урала,
По дебрям зеленым печорской тайги
Текут через тундру в простор океана
Холодные воды Печоры-реки.
Текут неустанно, в величии скромном,
Где летняя ночь, как сияние дня,
Где в недрах хранит на пространстве
                                                  огромном
Богатства несметные Коми-земля.
Где лес первосортный и уголь отменный,
А нефтью и газом гордится страна,
Где люди герои, и труд их примерный
Республике нашей отлил ордена.
И в этой суровой, седой глухомани
Стоит, возвышаясь над дивной рекой,
Зимою и летом, омытый ветрами —
Печора — наш город родной.
Слывет он столицей Печорского края,
Воротами к кладам бескрайней тайги,
И символом служит ему буровая
И на могучей реке корабли...
Пусть есть города величавей, красивей,
Но дорог нам ты, мы гордимся тобой,
Частица великой, любимой России —
Печора — наш город родной.

* * *
Край наш славится
Песней с пляскою,
Хороводами у реки.
Сколько удали
С нежной ласкою
В песнях северной стороны.
В них весенние
Зори видятся,
Ночи белые над тайгой,
Лебединый клекот слышится
Над Печорою голубой.

РУСАНОВ СМОТРИТ С ПЬЕДЕСТАЛА

Когда повел отсчет годам XX век,
Печорский край, край сосен-великанов
Исследовал бесстрашный человек —
Владимир Александрович Русанов.

И, проплывая Канинский порог,
На берегу высоком видя бор сосновый,
Любуясь красотой его пророчески изрек,
Что здесь построен будет город новый...

Немало лет прошло с тех давних пор,
И социальных бурь немало прогремело,
Пока суровый, северный простор
И пот, и кровь людская отогрела.

Пока сюда, сквозь дебри и снега,
Железную дорогу проложили,
И город наш на многие века
На берегу Печоры заложили.

И порт речной в затоне возвели —
Ворота в край богатств неисчислимых
Прекрасной нашей матушки земли,
Земли коми-зырян трудолюбивых.

И ныне здесь, где токовали глухари
И где паслись на ягеле олени,
Десятки улиц, переулков пролегли,
Возникли парки, площади, аллеи.

И ныне, здесь, где был сосновый лес,
Раздался город вширь и ввысь,
И корпуса гигантской ГРЭС,
Как скалы в небо поднялись.

И ныне здесь, на дивном берегу,
В предгорьях Приполярного Урала,
На город наш, на новую судьбу
Русанов смотрит с пьедестала...

По времени наш город молодой,
И быть ему в застое не пристало,
Он много сделал для страны родной,
Но предстоит свершить еще немало.

ДРУГ РЕЧНИКА
В. Бабикову

В небе вечернем заря догорает,
Дышит прохладой река,
Нежно баян над Печорой вздыхает,
Песня, как чайка легка.

Сердцу матроса знакомы те звуки,
Нежность вскипает в груди,
Дали печорские, встречи, разлуки,
Счастье двоих впереди.

Ведь у причала она обещала
Ждать лишь его и любить,
В рейс провожая ему пожелала
Песню в пути ке забыть.

Вот и в пути пароход с караваном,
Курс к Нарьян-Мару пролег,
И речнику с неразлучным баяном,
Кажется путь недалек...

Яркие звезды во мраке мерцают,
Их отражает река,
Снова баян над Печорой вздыхает

Спутник и друг речника.


ОСЕНЬ

С рассветом звезды в небе растворились.
И за грядой Урала вспыхнула заря.
Туманы над Печорой задымились.
На травы изморозь осенняя легла.

Спросонок заяц пробежал,
                                как ошалелый,
Как-будто первым снегом
                                землю занесло.
И чутко спал в протоке
                                лебедь белый,
Засунув голову под сильное крыло..»

 

И БУДЕТ ЖИТЬ

На сотни километров вдоль Печоры,
О красоте которой много песен спето,
Раскинулись бескрайние просторы
Суровые, но милые, как лето.

С пещерами времен палеолита,
С чарующей красой Уральских гор,
Где старина седая
                       с новой жизнью слита,
Где с модной песней не угас фольклор.

Где средь десятков разных языков
Язык не растворился звучный коми
И будет жить в течение веков,
Покуда память будет жить
                          об отчем доме.

И будет славен город наш родной
Делами добрыми во имя мирной жизни.
И будет здравствовать наш город
                            трудовой
На благо Коми края и Отчизны.


СНЕЖНЫЙ ВАЛЬС

Хороводы снежинок пушистых
Закружились, паря с высоты,
И мерцанье огней серебристых..
К нам в Печору от звезд принесли.
Будто с неба волшебная фея.
Собрала всю красу и покой.
И сквозь темное облако, сея,
Сыплет звездочки щедрой рукой.
Я иду тротуаром заснеженным
Осторожно ступая, жаль
Мне шагать по пушинкам нежным
И топтать белоснежную шаль.
На ресницу мне села снежинка.
Замер я и не смею моргнуть:
Пусть сияет, сверкает искринка,
Постараюсь ее не спугнуть.
Я у сердца умерил биенье,
Чтоб увидеть снежинки красу,
Но она померцала мгновенье,
А затем превратилась в слезу...
Словно в сказочном танце кружатся
И спешат, и спешат, и спешат,
Всюду скатертью белой ложатся,
Словно город засыпать хотят.

БРИГАДИР
«Дела давно минувших дней...» А. С. Пушкин.


То не поезд скорый мчится по долам.
Нарты вьюгою несутся по снегам.
Словно сказочные кони на весу
Белогрудые олени их несут.
В их рогах, больших, ажурных —
                                                  ветра свист,
И на шерсти мягкой — иней серебрист, Пар упругими струями из ноздрей, И над спинами пастушеский хорей. Ох, и шибко мчат олени, сводит дух,
Чоп-чоп-чоп! — кричит в азарте
                                                 им пастух.
А потом вдруг прекратился свист
                                                  и шум,
Нарты встали. Вот и рядом чум.
Эй, хозяйка, принимай-ка в дом
                                                  гостей!
Всех пробрал холодный ветер до костей.
Из района путь неблизок был у нас,
Но до ночи мы управились как раз.
И из чума к нартам вышла, не спеша,
В белой малице хозяйка. Хороша!
Русовласа, светлолика, как луна,

Величава и прекрасна, как тайга.
В голубых глазах — сиянье рек, озер,
Взлет бровей, как высь Уральских гор.
Мужа ласково за плечи обняла,
Гостю руку со смущеньем подала,
И с поклоном попросила в чум войти,
Закусить и отдохнуть с пути...

В чуме шкурами покрытый мягок пол.
И богато сервирован в чуме стол.
Пастухи ведут степенно разговор
О погоде, про летовку, договор.
Обсуждают чинно вести из села,
И районные, и прочие дела.
Но хозяин разговоры прекратил,
Стопки звонкие наполнить предложил.
Ну, а повод был существенен, это так,
Все смотрели бригадиру на пиджак,
Стал заслуженный работник бригадир,
У него сияет орден на груди.

К первой стопке на закуску не калач,
А с мороза на тарелочках айбарч.
Зельдь печорского засола хороша,
А потом — к чему лежит душа:
Семга, куропатки, глухари,
Нельма, кулебяки и грибы,
И зайчатина, и клюква...
Просто рай.
И, конечно, неизменный, крепкий чай.

Раскраснелись пастухи и веселей
Зазвучало «Шондiбанöй ол
öмöй...»
В лесотундре солнце яркое горит,
Над оленьими стадами пар клубит,
В красном чуме совещание идет.
С пастухами бригадир совет ведет.
Скоро снова к сытным, ягельным местам
Предстоит направиться стадам.
Много верст им предстоит опять пройти.,
По извечному, нелегкому пути.
К морю Карскому без устали вперед
Знатный бригадир их поведет


ЛЮБИМЫЙ КРАЙ

В июне грозы, как салюты, отгремели,
И теплый ветер землю обласкал,
Березки ситцевые платьица надели,
И я по парме вновь затосковал.

Потом махнул от городского шума
С товарищем своим под Красный Яг,
Туда, где вольно и широко думам,
Где речка тихая течет Ермак,

Где ночи белые несказанно красивы,
Где словно на ладони смотрится Урал,
Где у воды, склонясь, грустят
                                    о чем-то ивы,
Где тетерев весною токовал.

На зорьке окуни клюют там по заказу,
А то, что комары свирепы, не беда,
Поверить даже трудно, кто ни разу
Не ел ухи у дымного костра.

Кто не встречал зарю росистым утром,
Кто по таежным тропам не бродил,
Расставшись с комнатным
                                   приевшимся уютом,
Поверить трудно, что наш край
                                   не люб, не мил.

Да, он суров. Да, он угрюм немного,
Но в сердце не запасть он может
                                    лишь тому,
Кого ведет сюда неблизкая дорога
Лишь для того, чтоб зашибить деньгу.


ПРОШЛА ПОРА...

Прошла пора тепла и солнечного света.
Всегда так было. И так будет пусть,
Чтоб вновь согрело наши души бабье лето
И вновь развеяло б нахлынувшую грусть,
Которую нести с собою в зиму
                                                  нет резона,
Ибо зимою нужен нам другой настрой,
Нужны другие порции бодрящего озона,
Не расслабляться чтоб ни телом,
                                                  ни душой.
Чтоб стужу пережить, лихой беды
                                                   не зная,
И, коль случится что, — не унывать.
Чтоб теплым ветерком ласкающего мая
Нам было б снова радостно дышать...

 

ДРЕМЛЕТ ПЕЧОРА

Льдом покрытая дремлет Печора.
Берега сном объятые спят.
Плеск не слышен волны,
И гудки не слышны,
И на мачтах огни не горят.

Жаль, что зимы на Севере долги,
Много месяцев стужа, снега,
Но душе речника голубая река
И зимою мила, дорога.

Пусть метели таежные кружат,
Никогда не грустят речники.
Этот край ветровой
Стал навек нам родной,
Ведь в Печору мы все влюблены.

Если ж девушки к сердцу придутся,
На свиданье мы их позовем
На Печору-реку, на ее берегу
О любви нашу песню споем.

ОДА РОССИЙСКОМУ ФЛОТУ

От ботика Великого Петра,
Через озера, реки и болота,
Россия к морю-океану шла,
Пробив в Европу крепкие ворота.
Шла от баркасов, шняв и бригантин,
От шлюпов, канонерок, броненосцев
До суперсовременных субмарин,
До суперлайнеров, ракетоносцев.
И сотни лет наш флотский гюйс и флаг
Полощет ветер в разных океанах,
Считался с ними друг и даже враг
И в сопредельных и в далеких странах.
Познал и швед, и турок, и француз,
И самурай, и фриц-завоеватель
От русских моряков большой конфуз,
Могучее «ура» и «богоматерь».
Были присущи стойкость и отвага
Защитникам Отечества родного.
Мы чтим героев крейсера «Варяга»
И подвиг моряков «Сибирякова».
Нам святы твердь Малахова кургана
Свинцовый блеск Кронштадтских
                                        батарей,
Седая рябь Днепровского лимана,
Могилы павших в битвах сыновей.
Мы чтим историю родного флота,
Что создавалась долгие года
И гордостью была великого народа.
Но вот, увы, пришла опять беда.
Хиреет, некогда могучий, флот,
России добывавший честь и славу.
Кто виноват, потомок разберет,
А ныне, так обидно за державу.
Но будем верить, что придет пора,
Флот из разрухи вырулит к победе,
Чтоб радовались этому друзья
И чтоб не рыпались спесивые соседи


ФРОНТОВИКАМ-РЕЧНИКАМ
Ф. Истомину,
И. Ахременко,
В. Большакову

Я вам желаю долго жить
И видеть мир глазами Галилея.
Наперекор недугам не тужить
Душой и телом не старея.
Житейский взгляд ваш мудр и прост,
И есть еще в пороховницах порох,
Не раз еще предложат тост
Для вас на ветеранских сборах.

* * *
Л. Овчинникову,
кавалеру ордена Александра Невского


В офицерской шинели

Неизменной подруги —
Вы до Эльбы дошли
Сквозь свинцовые вьюги.
Вашу грудь украшают
Ордена и медали,
Значит вы с немчурой
Хорошо воевали.

ОН БЫЛ ВЕСЕЛЫМ...
Неизвестному солдату

В бою под Оршей, в бою жестоком,
Он взял «пантеру» на таран.
Он был веселым, был синеоким,
Любил частушки под баян.
Но не играл он со смертью в прятки,
Свой танк бросая на врага,
Его глаза — ожога складки.
Омыла горькая слеза,..
За косогором, в могиле братской,
В дубовой роще лежит герой,
А мать-старушка в деревне вятской;
С надеждой ждет сынка домой.


ТРУЖЕНИКАМ ТЫЛА
К. Чудиновой,
П. Бондалетовой,
И. Филипповой


Когда Отчизна с вражескою силой
Вела кровавые, смертельные бои,
Здесь, в Коми крае, на Печоре милой,
Бы совершали подвиги свои.

Трудились на реке, в лесу и в поле,
Своих отцов и старших братьев заменив,
К вам в дом стучалось
                           в похоронках горе,
Седели матери, немало слез пролив.

Не по годам вы тяжкий труд познали,
Но все преодолели трудности и беды,
И вам к лицу парадный блеск медали
За личный вклад
В дела святой Победы.
 

СЕСТРИЧКИ
М. Тимошенко

На плечи девичьи,
      что только вышли в норму,
Как вал, обрушились все тяготы войны,
И вы сменили платьица на форму
И в сестры милосердия пошли.

Хотя в атаку вы под пули не ходили,
Дано вам было исполнять другой приказ,
Но смерть вас поджидала много раз,
Когда фашисты госпиталь бомбили.

Он был для вас — рубеж борьбы
       с врагами.
В нем вы вели со смертью тяжкий бой
И многих воинов вернули снова в строй
Своими нежными и добрыми руками.
 

И где-то ныне вспоминают ветераны
Друзей живых и тех, чей прах
         лежит в земле,
Тот госпиталь в неброском городке,
Сестричек с утомленными глазами.

* * *

Историко-краеведческому музею


В коми северном просторе,
В славном городе Печоре,
Краеведческий музей
Отмечает юбилей..,

Двадцать лет для человека
Небольшая доля века,
Для музея этот срок —
Века целого итог.

В экспозициях эпоха
Жизни северного края.
Было хорошо иль плохо,
Только не было здесь рая.

Был здесь голод, царский гнет
И крестьян беднейших слет,
Пролетарский алый стяг
И чудовищный ГУЛАГ.

Были слезы вдов и деток
По погибшим на войне,
Были стройки пятилеток
На простуженной земле.

Экспонаты есть такие,
Что туманят ностальгией,
А иные экспонаты
Душу рвут нам, как гранаты.

В общем, эта территория —
Края нашего история.
И кто в музее не бывал,
Тот Печору не познал.

Только он, как Эрмитаж,
Полностью загружен,
И ему еще этаж
Словно воздух нужен.

 

ИЗ РОДНЫХ ПЕНАТ

По нотоносцу взгляд упорно ходит
Читают дети знаки не от скуки,
И пальцы все уверенней выводят.
Из инструментов трепетные звуки.

За нотой нота, такт за тактом,
Бемоль, бекар, октава, лига.
Семь лет с положенным антрактом.
Ребята постигают Баха, Грига.

И пусть мороз на улице и вьюги,
И пусть шумят осенние дожди,
Чаруют их сердца каноны, фуги,
Как по весне трава и соловьи.

И мир для них волнующ и чудесен
В симфониях Чайковского, Сен-Санса,
В мелодиях народных дивных песен.
И в чувствах гурилевского романса.

С патетикой бетховенских сонат,
С лиризмом Берлиоза, Ламбриолы.
Они выходят из родных пенат
Печорской детской музыкальной
                                                   школы.

И пусть из них не каждый был талант,
Не важно, будет ли когда артистом,
А важно то, что юный музыкант
Из школы выйдет оптимистом.

Что в жизни будет добр и чист душой,
Неравнодушен к нивам и лесам,
Небезразличен к подлости любой,
Благодаря своим учителям.

Чей труд неоценим в духовном мире
И светел, тонок и велик, как глыба.
За этот труд и верность звонкой лире
Поклон земной им и сердечное спасибо.

* * *
Народному академическому хору

Над сценой и под сводом зрительного
                                                         зала,
Как аромат чарующих, альпийских роз,
Струятся звуки дивного хорала,
Окутывая нас видением волшебных грез.
И словно видим мы, как утро наступает,
Как сад Эдема сказочный цветет,
Как "Вальс цветов" невидимый
                                           оркестр играет,
И будто б ангел херувимскую поет.
И словно видим мы, как лебедь умирает,
И будто слышим мы, как крыльями
                                                    он бьет,
И как соловушка рулады распевает
И в нашу юность невозвратную зовет...

* * *

Работникам культуры

На культурном фронте
Не легко трудиться.
Не всегда в работе
Все бывает гладко,

От того бывает
Не всегда и спится,
Что от слов начальства
Не бывает сладко.

То похвалят скупо,
То продернет пресса,
То вам светит солнце,
То застит туман...

Так и протекают
Ваши годы в стрессах,
Как река Печора
В море-океан.


МИЛЕЕ СЕВЕР ДЛЯ МЕНЯ

Лазурный небосвод.
                         Спокойно дышит
В Крыму в избытке солнца и тепла.
Я восхищен им и не спорю,
Но все ж милее Север для меня.
Влекут меня таежные просторы,
Зовет Печора к тихим берегам.
Спасибо Крым за солнце и за море,
Я твой привет Уралу передам.
Стучат колеса, поезд птицей мчится.
Крым позади, и позади Москва,
В вагоне спят, а мне никак не спится,
Всю ночь стою у темного окна...
И вот я вновь встречаю на Печоре утро,
Встречаю снова над тайгой рассвет,
Окрасивший реку цветами перламутра,
Прохладой северной насыщенный
                                                     рассвет.
Мне сердце радуют знакомые приметы:
Гряда Урала, облака над ней,
Могучих сосен, елей силуэты.
На фоне алых солнечных лучей.
Стою на берегу Печоры тихой,
Течет она, пропахшая сосной,
Через простор тайги еще местами
                                дикой,
Набравшись силы щедрою весной.
Печорский край — суровые просторы.
Богатая, красивая земля!
Где б ни был я, свои мечты и взоры
Всегда с любовью обращаю на тебя.


ИДУ ПО УЛИЦАМ ПЕЧОРЫ

Я иду по улицам Печоры
На причал красавицы-реки,
Где зовут в далекие просторы
Теплоходов зычные гудки.

Я иду по берегу Печоры,
Где Русанов-памятник стоит,
За рекою в дымке тают горы,
И тайга зеленая шумит,

Я иду по улицам Печоры,
А кругом черемуха цветет.
На прохожих обращаю взоры,
На прекрасный северный народ.

МИЛАЯ СТОРОНКА

Коми милая сторонка,
Необъятный край лесной,
Хороша ты, как девчонка,
Чудной летнею порой.
Где рассветы над рекою
Несказанно хороши,
Где любовною волною
Льется песня из души.
Где, как в белых хлопьях снега,.
Вся черемуха и цвету
Обволакивает негой,
Опьяняет за версту.
Где прохладой с гор Урала
Наслаждается тайга,
Где девчонка у причала,
Ждет из рейса паренька.
Где мы мирно, вольно дышим,
Не снарядов слышим вой,
Лебединый клекот слышим
Над Печорой голубой.
Где наш тихий, скромный город
На высоком берегу,
И не стар он, и не молод,
Гордо смотрится в реку.

А ЖИЗНЬ ЗОВЕТ

Уходит старый, трудный год
В архив двадцатого столетья.
А что народ наш дальше ждет:
Прогресс иль снова лихолетье?
Вопрос. «Что делать?» надоел.
От чертыханий мало прока.
Неужто вечен наш удел —
Служить царям, вождям, пророкам?
От бесшабашных сыновей
Страдает наша мать-отчизна.
Но не иссякнет у людей
Источник духа, оптимизма.
Настанет год, когда в стране
Не будет места лживым фразам,
А будет всюду и везде
Главенствовать Закон и Разум.
Так пусть горят свечей огни
Чудесной новогодней ночью,
И наши тайные мечты,
Пусть все исполнятся воочию.
Пусть наступивший Новый год
Исполнит наши все желанья,
А жизнь волнует и зовет,
Как первое любви свидание.
 

1   2   3

на начало

вернуться

Список книг Ю. Полякова