ПОЭЗИЯ/ШУВАЛОВ РУСЛАН/В ТЕРНИЯХ ГИПЕРБОРЕЙСКИХ ЗВЁЗД


© www.pechora-portal.ru, 2002-2008 г.г.
 
 
Лилай Интуэри
«В терниях гиперборейских звезд»
(венок крайне-северных сонетов)

мысу Желания...


Слова — молчание… Молчание — слова…
До колоколен, путь искателя околен.
Есть люди — розы, есть люди — трын-трава,
А я — мороцвет. Гиперборейский корень.

Угрюмым странником вношу кадила глаз
И в ночи пагоды и в вечера ашрамы…
А в небе молнии! А в небе — огне-шрамы!
Но, дождь закончится. Оранжевый намаз…

И солнце, жаждет мир во мрачном обличать.
Закончить все? А может, лишь начать?

Ржавеет голос мой и дух в двуногой торбе…
И тишина стрелой надломлена во мне
И рыбы, чудится, кричат, когда я нем…
_______
Позналась скорбь. Меня познали скорби.

* * *

Позналась скорбь. Меня познали скорби.
В Итаку радости я вел недель артель…
Развратницей гиперборейских оргий,
Лобзала с хохотом бубонная метель.

И как в прощание, ходил к ней на свиданья.
И в ночь закладывал галеры и руно.
Была и истина, раз было и вино.
Но, сожаление — рождают созиданья…

Я с веной собственной, извечно на ножах.
Безротым — петь хотел… Безногим — убежать...

Бью рукавицами заснеженного льва
А он, рычит до слез. Убогое пари —
«+ 36 » и «- 43 »…
_______
Не знаю с суетным, ни дружбы, ни родства.

* * *

Не знаю с суетным, ни дружбы, ни родства.
Храню свидетельство о смерти в не пришедшем.
Но мелят жизнь, как прежде неба жернова.
И душу в них метает только сумасшедший…

Не легендарно никогда, что календарно.
Что день для тех, кого век змеем искусил?..
Ты героически все буднее сносил?
Вот, в виде ящика немая благодарность!

И нет желания, как нет сердечных сил,
Повиноваться иерархии святил...

Ночь прочтена луной от корки и до корки…
И вязнет в будничном бунтарская стопа.
Что раболепие? Свобода для раба!
_______
Пусть сгорблен временем, но бременем не сгорблен.

* * *

Пусть сгорблен временем, но бременем не сгорблен.
Как не сгибаем пред людьми таежный лес.
Гиперборейских холодов морозный орден,
На вьюгоносном знамени небес!

Труби в гобои льда!!! Бей в барабан бурана!!!
Когорты рек в белесых тогах декабрей!
О, ночь полярная слепой совою рей!
Я сура мудрая сугробного Корана!

Бреду и думаю, и, думая бреду:
«Бреду ли я, иль бред бредет в бреду»?

Гиперборея мне, и кровное и кров!
Еще морознее играйте на трубе!!!
Я не могу сдержать вселенные в себе!!!
_______
Мой мир — прообраз лишь, предмирие миров!

* * *

Мой мир — прообраз лишь, предмирие миров!
Рожденный штрих, для не родившихся полотен!
Пусть не забудут обладатели даров:
Душе — душевное, а плотское — лишь плоти!

Искусство — скрипка душ, так рвите струны чаще!!!
Ржавеют колки от натянутой игры!
Тебе тогда откроются миры,
Когда полжизни проблуждав в угрюмой чаще,

Столкнешься вдруг, с самим собой лицом к лицу.
Ты — матерь матери, и ты — отец отцу…

В любом из вас гиперборейский гений!
Предвосхитивший день посева и день жатв.
Он, никогда не звон, но он — всегда набат!
_______
Глас покаяния в соборе поколений.

* * *

Глас покаяния в соборе поколений,
Вплетется дискантом в молитвенник волхвов…
Я укротил плеяду исступлений,
Кнутом аскетного, и пряниками слов.

«Мне невозможное, возможно и возможно»?
Так сердце каждого обязано терзать!
Оплевывать искусство и лобзать!
Все — бой! Все — меч!!! Выбрасываю ножны…

Вручаюсь с радостью нордическим ночам.
По сердцу истина и небо по плечам!

Что «откровение», то жаждет окровений.
Чернила лучшие — измученная кровь!
Целую на коленях знамя строф…
_______
Пред верой в тщетное, не приклоню колени.

* * *

Пред верой в тщетное, не приклоню колени…
Но, в ложке глаз, опять искристый порошок.
Ихмарь, Истужь — гиперборейские олени,
Пасутся в тундре льдов и щиплют ягель щек.

В колчане вечера — наточенные вьюги.
И расширяются оконные зрачки,
Когда летят они в скрипучие пески,
Пронзая воющей тоской хребет округи...

И сны, и явь, зиме отдав как божеству,
Атеистически взираю на весну…

В оранжереях грез арктических ветров,
Цветут жасмины вьюг и заполярный мрак.
То, южным– сказки лишь, гиперборейцам–факт!..
_______
И всем цветам, я предпочту цветы костров.

* * *

И всем цветам, я предпочту цветы костров.
Костры отдам, за цвет терзанья в человеке.
А цвет терзания, вручу за свет миров.
А свет миров, я не отдам уже вовеки!..

И вырвав сердце из груди, скажу «Свети»!
Не для того ли бьется сердце, чтобы биться?
Да разве может, не разбившись, что-то сбыться?
Тупик в желаемом — предзвучие пути!

Свои смирения, ищи в своих страстях!
Великий стяг, стоит на собственных костях.

Из ям, каких, ты все взираешь с высоты?
Цветам костров, предпочитая вьюг цветы…
Но даже сложное — предтеча простоты!
_______
Недостижимость — в слог! Бескрайнее — в мечты!

* * *

Недостижимость — в слог! Бескрайнее — в мечты!
Земное — ввысь! А необъятное — в объятья!..
На свете, нет страшнее пустоты,
Чем пустота, что с каждым годом внятней.

Все меньше грезам лгу, все больше одинок…
Не одиночества боюсь, а одиноких.
Средь одиноких, мне встречались и пророки.
Пророк — порок! Ему известен мой порог.

Ворона глупости — премудрости сова.
Его молчание — стотомные слова…

Гиперборейский разрушитель суеты,
Твоим слогам, как песням полночи внимать!
Их нужно чувствовать, не нужно понимать!
_______
Тысячелетие.… О, как мгновенно ты!

* * *

Тысячелетие.… О, как мгновенно ты!
И ты, мгновение, порой — тысячелетье!..
Чем меньше алгебры, тем больше красоты,
Чем меньше горестей, тем дольше в детях — дети.

Выносит ссоры мир, но не выносит сор.
Создав — разрушит, а, разрушив — созидает.
Он в спорах истин не рождает — вырождает.
И на колени ставит кедр, простой топор…

Один собор.… Одна земля.… Один исток…
И Юг.… И Север... И Запад.… И Восток…

Но, тем, кто пуст внутри, по нраву только пустошь.
Раз не вопрос наш век, за что нам отвечать?
Стреляют пушки вновь, но музы не молчат.
_______
Устал от бренного… Стрихниновое чувство.

 

* * *

Устал от бренного… Стрихниновое чувство.
Секунды медленней застывших черепах...
Я заговорщиком весны, с идейным хрустом,
Вскрываю валенком снежинкам черепа…

Готовил с мартами капельные восстанья.
Ковали оттепель, дождей блестела сталь.
Но, кто-то выдал нас!.. По-моему февраль…
И вновь, закован день в метельные страданья…

Я сослан в снежное. На бирке пару строк:
«Гиперборейский узник. Северный острог»…

Тиран нордический! Ликующий тиран!
Мы не повержены! Мы не побеждены!
Я поднимаю в бой империю весны!!!
_______
Элегией пророчествует длань.

* * *

Элегией пророчествует длань,
В холодных терниях светил гиперборейских…
Вот, брань последняя — я проклинаю брань!
Как проклинают лицедеи лицедейство.

Учусь холодному безмолвию у льдов.
Беру уроки естества у снегопада.
И знойной, кажется полярная прохлада,
Как скорбь души! Как суть тиши! Как губы вдов!

Наброском будущих космических ракет -
Сияний северных арктический букет

О, вьюга бледная весельем одурмань!
Ревет бураном ослепительный бизон!
И я метаю свое сердце в горизонт!
_______
Рубеж захвачен мной. Я округляю грань…

* * *

Рубеж захвачен мной. Я округляю грань…
Даешь проталин «аз»?!! Долой метелиц «веди»!!!
Ведь не настигнуть первомартовскую лань,
Полярному февральскому медведю!

В нарциссах луж, в траве дождей, медведь издох!
И разрастается империя весны!
И ясно все! И ясен сам! И все ясны!
Я жил на выдохе, теперь живу на вдох.

И солнце, жаждет мир во мрачном обличать.
Пора закончить все и заново начать!

И даже мой ковер лица улыбкой устлан!
И, Боже мой, расцвел Гиперборей!!!
Он всех цветов красивей и мудрей!
_______
И вечным стонет искушенное искусство!

* * *

И вечным стонет искушенное искусство!
И выбирает перемирие в борьбе!
И состою я, из предзвучий и предчувствий!
И создаюсь я, точно заново в себе!

От искр свобод, от ветра воли пламенею!
И даль божественна!!! И даль озарена!!!
Непобедимы и вовеки племена,
Благословленные весной Гипербореи!

О, мой, затерянный арктический народ!..
Ты топь — не верящим, а верящим как брод!

Планета старая, уверуй, ты права.
«Гиперборея, в книге мира, миф — глава»!
И лишь из века в век несет молва:
_______
«Слова — молчание… Молчание — слова…»

* * *

«Гиперборейский ключ»

Слова — молчание… Молчание — слова….
Позналась скорбь. Меня познали скорби.
Не знаю с суетным, ни дружбы, ни родства.
Пусть сгорблен временем, но бременем не сгорблен.

Мой мир — прообраз лишь, предмирие миров!
Глас покаяния в соборе поколений,
Пред верой в тщетное, не приклоню колени...
И всем цветам, я предпочту цветы костров.

Недостижимость — в слог! Бескрайнее — в мечты!
Тысячелетие... О, как мгновенно ты!

Устал от бренного… Стрихниновое чувство
Элегией пророчествует длань
Рубеж захвачен мной. Я округляю грань…
_______
И вечным стонет искушенное искусство!


* * *
_______
Семь первых букв, семи последних строк,
тот самый маг, сплетающий венок.


10- 13 октября 2007.

Послушать авторское прочтение

 

вернуться