ПРОЗА/ВАСИЛИЙ БОЛЬШАКОВ/ДОРОГА В КОМРАЙ


© Василий Большаков. Сборник. Дорога в комрай. Печора. Самиздат. 2002 г.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2005 г.
© web оформление, исправление, составление, новая редакция (2005), реставрация фотографий - Игорь Дементьев, 2005 г.
© В оформлении использованы фотографии и архивные материалы В.И.Большакова, В.Я. Овечкиной, И.А. Маклаковой, И.В. Дементьева,
фотодневник Вильнауэр Отто (Otto Vilnauer), 1941-1943 г.г.


Внимание! Вы не имеете прав размещать этот текст на ресурсах Интернета;
форматировать и распечатывать любым из способов.
Эксклюзивные права на публикацию принадлежат печорскому сайту "Свободная территориЯ"
www.pechora-portal.ru

Приятного чтения!

Василий Большаков
ДОРОГА в КОМРАЙ
 

1   2   3   4   5

 

   Пойдут ли внуки мои на справедливые бои, а вот сыновья мои, кажется, увильнули в сторону. Мне довелось участвовать в довоенных демонстрациях. Мы, тогда учащиеся, с охотой шли на эти «мероприятия». После войны мы, педагоги, в техникуме не могли собрать учащихся на демонстрацию. Все разбегались, кто куда. Материальное положение и духовное состояние их было плачевное. Лучше стало, когда техникум преобразовали в училище и учащиеся были взяты на полное государственное обеспечение. Дисциплина, подтянутость, флотская форма и наличие воспитателей-командиров выправили ухудшавшееся положение в воспитании молодого поколения... И за обучение курсантов стали спрашивать строже. В то же время полностью бесплатное обучение и содержание повысили престиж училища, особенно для мало обеспеченных семей. Если раньше набор учащихся в техникум был очень тяжёлым, принимали всех, лишь бы пожелал и сдал экзамены на худенькую троечку, то в училище был уже небольшой конкурс при наборе на первые курсы. Престижность флотской специальности на севере у нас крайне низкая, так как навигация продолжается только около пяти месяцев, а семь месяцев люди зимой получают 80 % своего оклада или работали не по специальности, получая заработок по нарядам, как низкооплачиваемая категория работников. В южных районах нашей страны это компенсировалось более длительным периодом навигации, а в некоторых местах и круглогодовой, где был разрешён судам выход в море. У нас заработки в других организациях были на много выше и многие выпускники уходили работать в другие отрасли народного хозяйства или поступали с институты. Все эти трудности так или иначе преодолевались и Речной транспорт рос, росли грузоперевозки и планы Пароходство успешно выполняло. За навигацию флотом пароходства перевозилось до четырёх миллионов тонн грузов. В 1949 году посёлок Канин нос был преобразован в город Печора.


    Величаво раскинулся город
По прибрежному бору реки
И назвали наш город Печорой,
Как хотели того старики.
    Канин нос- место выбрал Русанов:
«Здесь красивому городу быть»!
Его внуки трудились здесь славно
В претворении великой мечты.
    Ещё помнят, как строился город.
То землянки, то тёмный барак.
Но по воле людей подневольных
Яркий свет появился в домах.
    Шли колоннами люди под дулом
На закладку речного порта.
По соседству с пронзительным гулом
Проносились уже поезда.
    Как реликвии стали бараки,
вместо них возводились дома.
Позабыты прошедшие страхи,
Ненавистные всем лагеря.
    Каждый камень, положенный в стену
Запах пота поныне хранит
Тех людей, что вернулись из плена
И кто нынче под шпалами спит
    И кирпич, что в бетон замурован,
Помнит кровь россиян-мужиков.
И навеки их труд здесь закован
В стены наших печорских домов
    Дух прошедшего мной не растерян.
Помним мы ими срубленный лес.
На делянке, в тайге он расстрелян,
А в квартирах полами воскрес.
    Тяжело всем строителям было,
Основателям было вдвойне.
Их нужда, нищета изводили
И поставки проклятой войне
    Развязались работные руки,
Когда стройками край закипел.
Город строили дети и внуки
Поколения сильных людей
    Здесь, в Печоре, всё было впервые.
Шли по рельсам вагоны угля.
Пароходики шли, как живые,
Бесконечно жужжал Авиа.
    Город жил, как встревоженный улей
Для работ не хватало уж дня.
Авто мчались по улицам с грузом
И шумливых детей беготня
    Город рос километрами улиц,
Оттесняя всё дальше тайгу.
От Печоры дороги тянулись
На Усинск, на Вуктыл и Ухту.
    Будут помнить печорские люди
Даты тёплых и радостных дней.
И дворцы величайшей культуры
И открытия школ для детей
    Будет жить наш красивейший город,
Узел важных путей и дорог.
Город с водной дорогой до моря
И железной дорогой тревог.
    Далеко слышны музыки звуки
На равнинах печорской тайги.
Может вспомнят когда либо внуки
Город мой, что стоит у реки.


   В 1954 году техникум из села Щельяюр был перебазирован в Печору, в «столицу» речников и железнодорожников. Нам пароходство выделило два небольших двухэтажных здания: одно для общежития учащихся, а второе для учебного корпуса. Конечно, для кабинетов там места не было. Только одни учебные классы. Всё привезённое, весьма небольшое, кабинетное оборудование убрали в наш небольшой складик. Еще не подведено было отопление и весь коллектив учащихся и педагогов помогал строителям, помогая копать траншеи для труб отопления. К холодам, с небольшим опозданием уже начались занятия. Фундамент нового большого здания учебного корпуса уже был заложен и возведён до первого этажа. Думали в один — два года построят новый совремённый корпус. Но строительство затянулось из-за отсутствия средств или других причин и нам пришлось заниматься и ютиться в этом небольшом здании до 1961 года. Наконец, летом 1961 года мы перебрались в новое, здание с большими кабинетами и аудиториями. Однако, кабинеты были полупустыми, в них было только то, что сохранили с момента переезда в 1954 году в Печору. Ничего нового за эти годы техникум не приобрёл и не мог приобретать, так как размещать всё было не где. Техникум вскоре преобразовали в училище. С этого момента началось интенсивное пополнение кабинетного оборудования. Вскоре для курсантов, мы так стали называться, рядом с учебным корпусом было построено удобное пятиэтажное здание нового общежития, столярный и слесарный цеха. Особенно пополнились кабинет судовых силовых установок действующими в натуральную величину двигателями. В кабинет электрорадионавигационного оборудования поступило большое количество совремённых дорогостоящих действующих приборов на судах: гирокомпасы, радиолокаторы, эхолоты, пеленгаторы, серия магнитных компасов и многое другое. Училище превращалось в совремённое учебное заведение Речного транспорта. В два с лишним раза вырос набор Учащихся в училище. Новые кадры требовались не только на Печоре, но и в других речных бассейнах.

          Растёт училище с годами.
Флот новый юных приютил
И над Печорскими брегами
Российский флаг, гордясь поплыл
          В никем неведомые дали
Печорский флот пути открыл
И за штурвалом там стояли,
Кто жизнь всю флоту посвятил.
          Мы все творцы Великих строек,
Их развернули здесь отцы.
С углём ненастною порою
Тянули баржи с Воркуты.
          Война. Ушли на фронт ребята,
Окрепнув в схватке трудовой,
Теперь они уже солдаты,
Русь защищали головой.
          Десятки многие погибли
В боях с немецкою ордой
А те, кто в жизни был счастливей,
Вернулись вновь на флот родной.
          Теперь училище речное
Уж не птенцов стало давать.
Мужланов с техникой большою
На флот Российский посылать.
          Хотя вода в корме мутится.
Все перекаты трудно счесть.
Но мы привыкли тут трудиться
И рядом наши стены здесь.
          Мы все знакомы меж собою,
Готовы помощь оказать.
На всё строительство большое
Груз надо срочно доставлять.
          Не только нефть и уголь манят,
Конца лесов здесь не видать
И в удивлении каждый взглянет
Растёт Печора -наша мать
          Хоть нет конца печорским далям,
Но всё же нам река милей
В других местах мы побывали,
Но на Печоре всё ж родней
          Красуясь здесь стоит Печора
И рядом здесь течёт Она
И здесь училища родного
Стоят заветные дома.

   


Большаков - преподователь ПРУ

   Последующие годы стали ростом популярности училища в Печоре. Грамотный и работоспособный коллектив педагогов стал давать стране высоко квалифицированные кадры... Оборудование и наглядные пособия продолжали поступать: макеты судов и земснарядов, кино и видео аппаратура для показа диафильмов и кинофильмов... Училище гордилось лучшим духовым оркестром города. Много наглядных пособий было изготовлено и силами преподавателей и курсантов. К 1970 году училище было уже на уровне совремённых учебных заведений речного транспорта. В обучении стали применять новейшие способы преподавания. Качество подготовки специалистов резко улучшилось, что показательно видно по результатам Государственных экзаменов и по тому, что другие пароходства, особенно сибирские, предпочитали брать на работу к себе наших выпускников и в последствии училище о них получало хорошие отзывы. Теперь пополнялись и другие кабинеты: Иностранных языков, электротехники, лоции и навигации. На преподавание гуманитарных предметов такого внимания не уделяли и там преподавание велось на обычном школьном уровне. Много наших выпускников в эти годы уходило служить на военно-морской флот и там служба для них была много легче, чем другим матросам, так как наши выпускники уже знали основы флотского военно-морского дела и проходили службу на кораблях в старшинских званиях.
    В 1977 году я закончил преподавательскую работу и в 1982 году окончательно уволился и вышел на «заслуженный отдых». В тяжёлой преподавательской работе прошли мои тридцать с лишним лет. Прошли, промелькнули эти однообразные годы учения и воспитания будущих работников речного флота.
   В училище прошли мои лучшие молодые голы, расцвет сил и преподавательского мастерства. Десятки почётных грамот тому свидетели. И тут наступила старость, старость ужасная, старость не нужная никому. И мы, старики, стали тоже никому не нужны.
 

       Четыре поколения пережил,
В дела уж внуков запрягают
И их детишки подрастают.
Одежек много он сменил.
       Лаптей, сапожек истоптал,
А шапкам счёта уж не знал.
Хоть шапки голову хранили,
К ним безразличны больше были.
       На голове бывало всяких:
Чёрных, рыжих и лохматых.
Костюмы ж помнил прадед все.
Не много было их в беде.
       Рубашки домотканые бывали,
Потом из магазина покупали.
Была же главная рубашка:
На свадьбу сшила её Машка.
       На выход он купил пальто,
Как заработал кое-что.
За жизнь с пяток их истаскал,
Фуфаек же с полсотни перебрал.
       Не дорого он жизни обошёлся.
Считать в рублях было собрался,
Но быстро где —то обсчитался,
С ценою, видно, разошёлся.
       Прикинул прадед, что создал,
Сколь за работу получал.
Отсюда пенсии откинул
И результат сразу прикинул.
       До столетия надо ещё жить.
Сколь заработал, чтоб прожить.
Теперь он знал, когда умрёт
Не всё в могилу унесёт.

 

      Молодым везде была у нас дорога, но старикам нигде и никогда не было почёта и уважения, кроме как на поминках. Многие преподаватели безвременно покинули наш ужасный и тяжёлый мир и память о них вряд ли когда воспрянет, хотя бы в документах и стендах музея Училища. О вечерах воспоминаний и книгах я ничего не говорю. Может найдутся такие люди и пока не поздно, вспомнят всю нашу историю училища, но многие факты нашей жизни уже ушли навсегда в неизвестность или ещё хуже — будут кем-то искажены.


       Один я стою возле кромки обрыва.
Внизу там волна в берег бьёт шаловливо.
Солнце горячее колет лучом
И вечная жизнь на реке бьёт ключом
       Многие годы скала здесь стоит.
Отсель на реку изумительный вид.
От неба меняется цвет на реке,
От ветра рождается рябь на воде.
       Сегодня здесь тихо, тепло и светло,
Как будто над речкой застыло стекло
Так хочется встать, над рекою пройти
И вдаль, словно маг, бесконечно идти.
       Лишь мелкая зыбь по заплёску пройдёт,
Волну взбудоражит речной теплоход,
От нас уходя оставляет свой гул.
Вновь стих на реке двухминутный разгул.
       Подмытая ива свалиться грозит,
Склонившись, качаяся, в речку глядит.
Уж корни чуть дёржат и гибель пришла,
Свое отражение видит она.
       У кромки обрыва один я стою.
Внизу я там вижу погибель свою.
Синеет там омут с холодной водой.
На дне, в глубине, будет вечный покой.
 


Дом Большакова, 2005 г.

    Мы, пенсионеры, сидим, по нашим ценам, на мизерной пенсии, еле сводя концы с концами и гадая, как бы выкроить из пенсии лишний рубль, чтобы купить кусок мяса или колбасы. О вкусном —  не загадывали. Я в Печоре в 1958 году построил свой деревянный домик. Есть небольшой огородик. Есть около дома дела и на огороде кое-чего растёт. Это стало для меня на пенсии значительным подспорьем. Я заядлый рыбак. Пока меня носили ноги — ни один год не жил без рыбы собственного улова, конечно, не сёмги, а серенькой, зато свежей и не надо покупать на рынке за бешенные деньги. А грибов и ягод у меня всегда был полный подвал. Ходил по лесам и болотам летом и осенью до самого снегопада, зато всех лесных деликатесов было у меня в достатке на весь год.

   Ходи — не ленись, лес всегда людей кормил и ещё долго здесь нас кормить будет. Это тоже большая помощь пенсионерам. А вот сейчас меня захватили тяжёлые болезни, а с ними отпали и рыбалка и лес и даже работа на собственном огороде. И дополнительные источники отпадают, зато возникают дополнительные расходы на большое количество дорогостоящих лекарств, которые вынуждены покупать пенсионеры сами, чтобы как то бороться с наступающими болезнями. А вместе с болезнями нас гнетут тяжёлые думы и настроения. Зато ещё есть время, отпущенное Всевышним, чтобы обдумать всю прошедшую жизнь, кое что вспомнить и воскресить из детства. Стал усердно заниматься стихами. И раньше у меня был такой грех, но времени на это было мало. Всё поглощала работа. Теперь времени на это стало в достатке и дело пошло, и ум мой не детский. С высоты своих лет я могу вернее оценить те или иные обстоятельства и факты из нашей жизни, но читать меня не будут, кроме кого-то из родных... Да и пишу я не для всех. Уже написано пять увесистых книг и не все там дерьмо, что-то там думаю, есть и хорошее.

       Школьные годы прелестные,
Лица парней и девчат.
Первые строчки чудесные
Я записал уж в тетрадь
       Детства наивность и вера,
Не чувствуя горя, преград.
Вспыхнув в любовное время,
Вирши мои уж летят.
       Вырвались дома ли, в школе,
В блокнотах друзей улеглись.
Уж не таяся я боле,
Девчатам писал о любви.
       Парни меня тож просили
Им про любовь сочинить…
Школьные годы проплыли,
Из детства любовь унесли
       Вдруг незаметно откуда
Возникла другая любовь.
С ней уже справиться трудно
И тут заиграла вся кровь.
       Вот они, писаны ночью,
До слёз истомилась душа!
Как же прекрасны сегодня,
Как верной любовь вся была.
       Муки мои и страдания —
Всё перенёс я в душе.
И тайность своих всех признаний
Доверюсь, бумага, тебе.
       Шли годы войны, лихолетия,
Забылась вся муза моя.
Случались всё ж дни очень редко,
Но проза звучала в стихах.
       Войной искалечены души,
Затоптана в горе любовь.
И нищенский жизненный ужас,
Пороки хладят мою кровь.
       Теперь же качусь я по склону
С вершины минувших годов.
Беру я листочек и вспомню
Про старую нашу любовь.
       Немного писал про Природу,
Но больше про Грех и Дела.
Очистить людскую породу
Под старость взялась голова.
       Но сколь я не тёр свою душу,
Дела же всё хуже текли.
Я всю писанину разрушу.
Конец, горемыки стихи!.
       Сижу я пред печкой холодной,
Положив поленушко дров
И печь растоплю я сегодня
Пачкою старых стихов.
       Горите, дрова, разгорайтесь,
Растопит вас жар сих стихов.
Горите, меня согревайте,
Стихи же не греют уж кровь.
       И вспыхнуло пламя сердито,
Трещали от злобы дрова.
Дым смрадный в трубу уносило,
Лишь пела, краснея, труба.
       А дым уже ветер разносит.
Пусть нюхают люди стихи,
Как в мире горит вся Природа
И нет уже больше любви.


   

   Написано, отпечатано и переплетено множество книг своими старческими руками. Без совремённой техники ничего бы у меня не вышло. Пришлось приобрести компьютер и все свои произведения отпечатать на принтере, израсходовав все свои деньги, оставленные на «чёрный день» на бумагу и картриджи, а самое главное такую массу времени я не тратил в день на преподавательскую работу.
   Выслал все книги своим родным и друзьям. Может кто-то прочитает, а кто-то положит на полку и всё надолго забудет. Может, когда придёт его старость, то вспомнит и заглянет от нечего делать на мои книги...
   В восьмидесятые годы начались тяжёлые перемены в нашем государстве. Вопреки воле людей развалился наш Великий Советский союз величайшая и могучая страна в мире, теперь осколки её превращаются в придатки мировой капиталистической системы. В ходе реформ пострадали всех больше пенсионеры. По мановению сверху, исчезли все деньги на сберегательных книжках, хранившиеся пенсионерами на «чёрный день» или на похороны. Пенсии нашей, если нет других источников дохода, едва только хватит на тощую еду, чтоб не умереть с голода. О нашей одежде правительство не думает и на это в пенсиях рубли не закладываются. А мы ведь живём на Севере, а не в Африке и всё отдали для Родины и для тех, кто сейчас находится у власти и пользуется тем, что произвело и построило наше поколение людей в послевоенные годы.
    В то же время резко возросли коммунальные платежи за что сейчас пенсионеры платят до трети своей пенсии. Стоимость лекарств, которыми вынуждены пользоваться пенсионеры, возросла больше чем в сто раз! Непрерывно растут услуги связи, плата за телефоны и радио. За пользование электроэнергией и топливом. Фактически на питание у пенсионеров остается менее одной трети пенсии. Полувековым трудом мы заслужили большего, но наши власти только обещают и обманывают, а сами в это время в тайне набивают свои карманы и гонят деньги за границу, боясь оставлять их в российских банках, вдруг, как бы что-то не случилось, ведь могут узнать и потребовать ответа о происхождении денег...
    И очень обидно, что сидящие в нашем Правительстве, забывают нашу историю, унижают нашу победу в Великой Отечественной войне, что уже отражается в школьных учебниках, будто не мы, а Англия с  Америкой внесли основной вклад в разгром гитлеровской Германии. Ведь всю войну на наших фронтах было сосредоточено от 70 до 80% всех немецких войск.
 

Мы постарели, Боже правый!
Года промчались, словно дни.
Родились мы под шум войны,
Росли, цепляясь за Державу.
Любовью детскою любили,
Что нас ласкала, согревало,
Что наши силы прибавляло,
Но никогда мы не грустили,
Хоть были горе и страдание
И за друзей переживания
Нас голод, холод не сломил.
Не дай вам Бог, что пережил!
Очистил нас подонок-вор.
Мы это помним до сих пор.
Потом в холодные края
Пошла на ссылку вся семья.
Познали голод, унижения.
Всевышний дал на то терпения
И в смуте лагерных годов,
Не сбросив с плеч своих оков,
Просили мы стране прозрения,
Народу волю и терпения.
Трудились честно для России,
Крепили мощь её и силу.
Страна для всех у нас одна,
Судьба лишь разная дана.
Стерпели мы войны удары
И избежали новой кары.
Пошла Россию защищать
Кулацко-ссыльная вся рать.
Терерь свободу дали нам
Давать отпор нашим врагами
Отцы и деды защищали
И сыновьям то наказали,
Чтоб не жалея живота
Громить смертельного врага
Война прошла. Не меньше дел
И год за годом полетел,
Чтоб поднялась быстрей страна,
На стройки молодость пошла.
Но вновь грабители нашлись,
Хоть и в России родились.
И стала нищею Страна,
Как будто вновь прошла война.
Я жизнь познал и не лукавил
И сколько бед я пережил.
Страну свою народ хоть славит,
Не сатана ли нами правит!?

    В правительстве забыли о тех стройках, которые возвеличили нашу Страну до передовой в мире Державы. В начале восьмидесятых годов к власти пришли говоруны и трепачи, стремящиеся только поднять своё мнимое величие, забыв о стройках, новых технологиях и о своём народе, прикрываясь лживыми и красивыми словами о перестройке, хотя фактически вели всё дело к развалу Советского союза.
    В девяностые годы новые правители разрушили, не приносящий им огромных барышей, социалистический образ жизни наших людей. Без ведома народа совершили общественный и государственный переворот, вопреки нашей Конституции. Власть захватила кучка изменников бывших «товарищей», превратившаяся в правительственных воров и олигархов, набивающая свои карманы богатством, созданным всем народом в социалистическом государстве. Прикрываясь «ваучерами» они растащили всю страну. Вопреки воле народа творится всё под флагом так называемой рыночной экономики Исчезла социалистическая экономика в карманах правителей, рыночной экономики вообще нет, а есть только рыночные спекулянты зорко следящие за ценами так, чтобы они росли пропорционально росту пенсий и заработной платы. И все «добавки» сразу же уходят в карманы рыночных дельцов, а за производство и крупное строительство наши толстосумы браться боятся. А вдруг в нашей зыбучей Стране что то случится и не дай Бог, полетят их денежки. Боятся они за свой награбленный капитал и все спешат убрать его по надежнее за границу
    О поднятии экономики в стране они не думают и не будут думать. А без поднятия совремённого производства никогда не будет улучшения материального положения ни пенсионеров, ни работающих, за редким исключением престижных отраслей хозяйства, связанных с выкачкой из наших подземных кладовых богатств, принадлежащих всему народу.
   Но пока берут и воруют всё старое. Когда-то бывшее рентабельным всё старое производство сейчас доведено «до ручки» и в обновление производства средств почти не вкладывается. За настоящее производство наши правители браться не хотят. Легче разворовывать старое, чем строить новое.. А вот когда и старого не будет, что же будет с нашими правителями и нашим Государством в недалёком будущем? У правителей с деньгами одна дорога- смоются за границу и о них нам беспокоиться нечего. А что будет с нашим Государством? Куда же мы покатимся? Я не считаю наше правительство правителями, если они не считаются с волей большинства народа и творят в стране полный беспредел и беспорядочный торговый разбой. Вскоре, набив карманы и видя, что разворовывать больше существенного нет ничего, правители исчезнут, не понеся никакой кары. Мне очень жаль тех людей, которым в будущем придётся править Страной у разбитого корыта.

Мы узы тяжкие тянули
В Стране Холопов и Господ.
Веками спину низко гнули,
Чтобы кормить весь барский род.
Не раз пытались снять оковы
И сбросить цепи кандалов.
Народ был накрепко закован.
Не раз всё повторялось вновь.
Но вот оковы полетели,
Октябрь Великий прошумел.
И люди, будто обалдели,
Пошёл всеобщий передел.
Кто бурей той руководил
И власти старые все смёл
Опять народ поработил
И беспредел в стране пошел.
Не знали годы мы покоя,
Как в битве век почти прошёл.
Пытались рай в Стране построить,
Для тех « кто нас к победе вёл»
В грызне правители погрязли,
Губили собственный народ.
Крестьянство в рабстве потеряли,
В войну ввязали весь народ.
Беда сменяется бедою.
Мир старый снова у руля.
Народ опять в рабство закован
Похлеще, чем до Октября!

    Сейчас снова поднимаются,, уже у нас в России, новые фашистские силы и втягивают в свою орбиту малоопытную молодежь своими посулами и обещаниями. Сейчас, кстати, это легко делать, так как ходят толпы безработной молодежи. Вот из них и подбирают в свои ряды новые профашистские силы во главе которых стоят скрыто недобитые ошмётки фашистского гитлеровского райха. Я в Печоре недавно лежал в больнице и в палате для ветеранов Отечественной войны находился сынок, отец которого воевал в фашистской части против Советских войск в Прибалтике и получил заслуженное наказание. Так вот теперь этот сынок, находящийся уже у края могилы, люто ненавидит наш народ, нашу Россию и особенно воинов нашей Советской армии, воинов-коммунистов. Когда он узнал, что я участник Отечественной войны, он весь задрожал и закричал: «Вас надо всех убивать!» с пеной у рта. И этот подонок живет вместе с нами в Печоре и пользуется всеми льготами, как участник войны. Но какой? Он был когда-то выдворен с Прибалтики за свои дела в Коми республику, работал со своею чёрной душонкой и так тогда не кричал, боясь нового наказания. А сейчас пришли другие времена. Он почувствовал при новой власти свою безнаказанность и вот такие недобитки уже в открытую орудуют у нас по всей России. Мне, как участнику Великой Отечественной войны горестно сознавать, к чему мы ведём нашу молодежь, наше будущее.Уж не выковываются ли в нашей громадной стране новые фашистские силы, которые, как это было в Германии, при поддёржке своего Правительства в ближайшем будущем придут и у нас к власти, к Государственной власти.

Битвы с ратных полей
тяжело нам дались
А ещё тяжелей
поле жизни пройти
Честно мы пронесли
дух великих Побед
И мечтали мы все
– золотой будет век.
Наша жизнь уж в конце,
но мечта не сбылась.
Кровью наших побед
уж злословят солдат!
Уж злословят сейчас
про Победу, войну.
Очернить нас хотят,
отстоявших страну.
Уж открыто идут
пронацистские силы,
Чтоб фашистскую жуть
навязать для России
Уже снова хотят
«Хайль!» в лицо нам кричать
И людей, как котят,
в лагеря загонять.
Видно русская власть
уж совсем продалась.
На фашистский манер
строить жизнь начала.
Ещё кости на поле
от советских солдат,
Как прошедшие боли
здесь на поле лежат.
Ещё в ямах-могилах
кровь советских людей.
Здесь фашисты творили
пир кровавый зверей.
Укатилась назад
боевая гроза.
Но живущий солдат
знает, чем нам грозят.
Знает, чем всем грозят,
испытали мы всё
И не зря мы к друзьям
вновь пришли в поле то.
Дух погибших солдат с
нова в строй нас зовёт.
Пока жив –никогда
в дом фашист не войдёт!

    Пусть народ услышит Голос Разума и своей мощью восстановит Право и справедливую власть для всех народов, проживающих в нашем огромном государстве, пока ещё богатом. Но скоро будет поздно и начнётся в стране Великий Развал, равного которому ещё никогда не было и не будет в истории нашей страны. Исчезнет с карты Мира Великая Россия! Многие, читая мои воспоминания, не будут в чём то соглашаться со мной. Со мной можно не соглашаться, но с историческим путём развития никто не вправе не соглашаться. Законы развития человечества для всех равносильны. Кто их не признаёт, тот калечит жизнь своих народов. Не будьте в обиде на меня, я написал о том, что пережил за свою жизнь, но это только небольшая частица нашей жизни и взаимоотношения людей, попавших в сложный период строительства социалистического общества и в последующий период капиталистического переворота. Сейчас очень сложный период в жизни всех народов. Не затухают развязанные правящими кругами, а не народами, региональные и межгосударственные войны, которые доводят положение народов до крайней нищеты и терпение людей кончится. А это приведёт к неминуемому взрыву в обществе и не дай Бог нам снова оказаться в новых потрясениях, в бурлящем котле народной ненависти, в новом переделе и  разрушении национальных достояний государств.

 

1   2   3   4   5

Обсудить "Дорогу в комрай" на форуме

Написать письмо Василию Большакову

Список книг Василия Ивановича Большакова

вернуться