ПРОЗА/ЕПИСКОП ПИТИРИМ/ЖИЗНЬ ВО ХРИСТЕ И СО ХРИСТОМ


© www.pechora-portal.ru, 2002-2006 г.г.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2005 г.
Исправление, web-оформление - Игорь Дементьев, 2005 г.
© Епископ Питирим
 

ЕПИСКОП ПИТИРИМ
ЖИЗНЬ во ХРИСТЕ и со ХРИСТОМ
(автобиография)
 

1   2   3   4   5   6   7   8

 

   Таким образом, после смерти в 1895 г. архимандрита Матфея, при последующих настоятелях игуменах Палладии и Амвросии хозяйство монастыря продолжало развиваться по накатанному соловецкими старцами пути. Настоятели следили за тем, чтобы инерционно продолжавшийся процесс экономического и хозяйственного роста монастыря не затухал, но, напротив, еще более усиливали его. Благодаря этому, почти до начала I мировой войны в монастыре не прекращалось строительство необходимых зданий и сооружений. Продолжался рост неприкосновенного капитала, который в 1917 г. достиг 307515 руб.. В 90 е годы XIX в. в период управления игумена Палладия при монастыре были открыты церковно приходская школа для мальчиков и богадельня для заштатных священнослужителей.
   Но самое главное, в монастыре постоянно увеличивалось число насельников, среди которых как и прежде, в основном, преобладали выходцы из сел и деревень Коми края.
   Начатое в начале 1930-х годов разрушение построек архитектурного комплекса Ульяновского монастыря по инерции продолжалось вплоть до 1969 г., когда весь этот комплекс наконец был объявлен памятником архитектуры и взят под охрану государством. И к ущемлению свободы вероисповедания «охранялось» от верующих, которым по прежнему запрещалось здесь молиться. Передача в 1988 г. этого комплекса заводу «Орбита» для создания пансионата не принесли памятнику никакой пользы: предприятие оказалось не в силах даже начать процесс реставрации. И, наконец, лишь в 1994 г. архитектурный комплекс монастыря (точнее то, что от него осталось) был передан Русской Православной Церкви для создания мужской обители.
   1 июня 1994 года в Ульяново прибыли первые послушники Борис и Виталий, которые очистили от мусора помещение небольшой надвратной церкви Архистратига Михаила единственного храма из всего монастырского комплекса, более или менее пригодного для совершения богослужений. Следом за ними через 7 дней 8-го июня 1994 г. из Печоры на постоянное место жительства в монастырь прибыли члены монашеской общины: о.Михаил, о.Павел, о.Ефрем, послушник Константин и трудник Владимир, которые привезли с собой из Печоры разобранный престол. 9 июня в монастырь прибыл настоятель иеромонах Питирим, доставивший в монастырь освященный антиминс, благодаря чему уже на следующий день по прибытии настоятеля, в церкви Архистратига Михаила впервые после 70-ти летнего перерыва была отслужена Божественная Литургия.
   Крайне неприглядная и унылая картина предстала перед первыми насельниками. Наверное, что то подобное испытали и первоустроители монастыря соловецкие старцы, когда они прибыли во главе с иеромонахом Матфеем в Ульяново и впервые увидели свое новое место жительства. Пустые черные глазницы окон еще чудом сохранившихся зданий, небольшой холм на месте Троицкого собора и, подобно ему, на 7/8 растащенная на кирпич монастырская стена, разоренное монашеское кладбище и захламленная запчастями сельхозмашин территория вот то, что унаследовала от Ульяновского совхоза возрождаемая обитель. Архитектурный комплекс монастыря сохранился лишь на 30 процентов. Многие постройки были снесены до основания, а то, что сохранилось, находилось в опаснейшем аварийном состоянии и требовало срочного вмешательства реставраторов, угрожая рухнуть в ближайшие несколько лет. Новым насельникам монастыря монахам, послушникам и трудникам предстояло провести огромную работу для того, чтобы хотя бы привести монастырские постройки в пригодное для жилья и работы состояние. Прибывшие из Печоры монахи почти не имели личных вещей, не говоря о мебели. Предстояло обзавестись всем необходимым для жизни и получить какие либо средства для проведения восстановительных работ. Правительство и Верховный Совет Республики Коми поначалу не проявляли особого рвения к восстановлению монастыря и не выделяли никаких средств, а потому общине приходилось рассчитывать лишь на свои силы и помощь доброжелателей жертвователей.

ФОРМИРОВАНИЕ МОНАСТЫРСКОЙ БРАТИИ

   Пожалуй наиболее важным моментом в жизни возрождаемого Троице-Стефано-Ульяновского монастыря, как впрочем и в жизни любого другого монастыря, стало формирование монашествующей братии. Выше было отмечено, что среди инициаторов возрождения Ульяновской обители наряду с настоятелем были иноки Иона, Ефрем, Роман и послушники Виталий и Константин. В начале июня в монастырь прибыли иноки Михаил и Павел, а также трудник Владимир. Кроме вышеперечисленных лиц в составе монастырской братии числились иеромонахи Иона и Роман, монах Стефан и инок Макарий. (Последний инок Макарий прибыл в монастырь 21 июня. Вместе с ним в монастырь приехали нескольких будущих послушников из г.Воркуты, г.Сыктывкара и других мест. Последним 7 июля в монастырь прибыл монах Стефан будущий благочинный). Все вышеперечисленные лица являлись воспитанниками и духовными чадами настоятеля. Из этих, по большей части еще совсем молодых людей, не имеющих (за редким исключением) опыта жизни в монастыре, предстояло сформировать старшую братию монастыря, способную не только самостоятельно сохранять в своих рядах порядок и благочестие, но и воспитывать и наставлять последующие поколения монашествующих. В этом и заключалась самая большая сложность для настоятеля: количество желающих вступить в монастырское братство увеличивался с каждым месяцем, а опытных монахов, способных направить сердца этих людей в нужное русло, среди старшей братии еще не было. Для выхода из сложившейся ситуации настоятелем был предпринят следующий шаг из среды старшей братии им были избраны два наиболее способных и опытных насельника монах Михаил и монах Стефан. На их скорейшее духовное воспитание настоятель начал уделять самое серьезное внимание. За жизнью и деятельностью этих двух насельников был установлен особенно тщательный контроль, при необходимости их действия более подробно исправлялись, а проступки более строго рассматривались и при необходимости наказывались. Благодаря всем вышеперечисленным мерам, настоятелю удалось воспитать двух более или менее искушенных в иноческой жизни монахов, на которых он мог опереться в дальнейшем не только при решении хозяйственных и административных вопросов, но и в деле воспитания монастырской братии. Из двух названных первый монах Михаил был назначен на должность эконома монастыря, второму монаху Стефану было поручено исполнять обязанности казначея и благочинного. Благодаря переданному от настоятеля опыту, эти монахи получили возможность более или менее квалифицированно заниматься должным руководством вновь прибывающих насельников, а также руководить прибывающими в монастырь трудниками и наемными рабочими, в то время как настоятель мог уделять большее внимание непосредственно монастырской братии.
   Избранные настоятелем монахи о.Михаил и о.Стефан по своей натуре были прирожденными лидерами. О.Михаил крепкий мужчина средних лет, человек не из робкого десятка с твердым характером и определенным жизненным опытом был несомненно лучшей кандидатурой на должность эконома на начальной стадии существования монастыря. В нем заложена поистине природная сила характера, тем не менее, не перерастающая в гордыню и не мешающая духовному совершенствованию. Слова Псалмопевца «Настави мя, Господи, на пути жестоки» являются, пожалуй, наиболее точным отражением характера о.Михаила, строгого в отношении ко всем, кто его окружает в той же степени, как и к себе самому. И это качество о.Эконома принесло немалые благотворные плоды: за семьдесят лет безбожия жители ближайших селений давно забыли о том, что такое церковь и церковное благочестие, порой не зная, как реагировать на существование монастыря. О.Михаил мог просто и искренне поговорить с любым из приходящих, включая и тех, кто поначалу робел при виде строгого монашеского облачения. В случае необходимости, которая, к сожалению, имела место в первое время существования общины, он мог не только словом, но и действием остановить разбушевавшихся сельских хулиганов, имеющих обыкновение в нетрезвом виде забывать вообще о каких бы то ни было правилах приличия.
   О.Стефан по своей натуре человек более философского склада ума, очень любящий чтение. Для него более характерной чертой было молчание относительно своих ощущений происходящего. Редко делился с нами своими философскими взглядами. Не любил говорить о прежних заблуждениях и увлечениях Агния йогой. Когда же его сильно просили, то он выступал яростно против оккультизма, выстраивая целые мысленные пикеты, чем удостоверял нас в своей верности учению Матери церкви. Постепенно братия новой обители с помощью Божией привыкала к новому для большинства ее членов образу жизни в монастыре. Уже в июле месяце один из членов монастырской братии о.Ефрем был направлен настоятелем в г.Архангельск к правящему архиерею для рукоположения во иеромонахи. С августа 1994 года в монастыре началось пострижение прошедших искус послушников в монашество: 19 августа было совершено два пострига «в мантию» послушников Олега и Егора, которые приняли имена Серафим и Алексий. 10 сентября с именами Петр и Иоанн были пострижены в иноки послушники Павел и Иван, и еще один послушник Владимир принял Ангельский образ с именем Герасима. Как отметил после этого события составитель летописи монастыря, «теперь в нашем монастыре есть все святители Пермские: Стефан, Герасим, Питирим и Иона».
   По состоянию на 10 сентября 1994 г. монастырская братия насчитывала в своих рядах 12 человек монашествующих: настоятель иеромонах Питирим, постриженные в г. Печора иеромонахи Иона и Ефрем, монахи Стефан, Михаил, Алексей, Серафим и Герасим; иноки Павел, Макарий, Петр и Иоанн. Однако очень скоро число иеромонахов в составе монастырской братии уменьшилось на одного: во время празднования Покрова Пресвятой Богородицы я был возведен прибывшим в монастырь на праздник епископом Пантелеимоном в сан игумена, согласно Указу Святейшего Синода от 15 сентября 1994 г.. В тот же день монах Серафим был рукоположен во иеродиаконы. В ночь с 16 на 17 декабря 1994 года в монастыре состоялись два пострига: послушник Михаил был пострижен в иночество с именем Марк, а инок Иоанн в «мантию» с именем Матфей. Таким образом, уже в конце первого для обители уходящего 1994 года в монастыре проживало 13 человек братии: игумен, два иеромонаха, иеродьякон, пять монахов и четыре инока, а так же несколько послушников и трудников. 22 января 1995 года наш монастырский врач отец Филипп принял постриг в мантию в стенах Ульяновской обители, тайно в моей келье. Ему необходимо было еще повышать квалификацию по врачебной части. 7 апреля 1995 года он писал мне с Санкт Петербурга: «Каждый день думаю о нашем монастыре, хочется увидеть Успенскую церковь, братский корпус. Бываю здесь в церкви, стараюсь ходить как можно чаще. Конечно, ближе мне Валаамское подворье, оно напоминает мне наш монастырь. Хотя у здешних монахов нет той любви и добра, как в нашей Ульяновской обители. Книги о нашем монастыре сдал в иконную лавку, взяли 7 экземпляров в библиотеку Валаамского монастыря. Взял кассеты с записями различных распевов и книги о Валаамском монастыре. Вчера у нас был зачет по сахарному диабету. Удивляюсь как я переменился. Меня мало интересует светская жизнь. Так тяготит меня мирское общение. Готов, хоть сегодня уехать в монастырь, и больше быть в себе, в молчании и молитве. Сегодня – Благовещение. Чудный праздник. Я помню наше с тобой посещение источника Благовещения Пресвятой Богородицы в Назарете. Это были незабываемые мгновенья». Подобное настроение было и у других братьев не могших сразу переехать в обитель. Как отец Роман и Иулиан и другие. Смело можно было сказать, что уже в первые полгода своего существования возрожденная обитель вновь обрела свою братию. И, пожалуй, именно этот период был самым трудным для настоятеля, потому что именно тогда необходимо было сформировать основы последующих внутренних от ношений в монастыре и, если можно так выразиться, «общий характер» братии, который, раз сложившись, должен был передаваться впоследствии всем вновь приходящим в обитель. Далее в последующие годы настоятелю было уже гораздо легче общаться с приходящими в монастырь и желающими принятия монашества, так как попадая в уже сформировавшуюся внутреннюю монашескую среду, имеющую свой определенный микроклимат, новый человек начинал невольно приобщаться к этому коллективу, следуя сложившимся в нем общим установкам. И хотя приходящих было достаточно много, все они так или иначе соблюдали установленные в монастыре правила, поддерживаемые старшей братией обители.


* * *
   После принятия настоятелем монастыря архиерейского сана, перед ним реально возникла необходимость серьезного выбора наместника монастыря, способного стать хорошей сменой и не только поддержать, но и приумножить начатое первым настоятелем. Естественно, что в первую очередь настоятель обратил свой взгляд на ближайших помощников эконома иеромонаха Михаила и казначея иеромонаха Стефана. Однако и тот и другой отказались от наместничества, и в скором времени по благословению настоятеля основали в Сыктывкарской епархии две новые обители: иеромонах Михаил устроил скит в честь Рождества Пресвятой Богородицы в с.Важкурья, недалеко от с.Ульяново, а иеромонах Стефан взялся за возрождение древней Стефано Афанасиевской обители в с.Вотча, в местах существования древней обители, основанной Святителем Стефаном Пермским. Вскоре в эти монастыри была переведена часть монашествующих из Ульяновского монастыря, наиболее близких по духу каждому из настоятелей. В настоящее время Важкурьинский Богородице Рождественский монастырь среди четырех мужских монастырей Сыктывкарской епархии является наиболее строгим. Кроме о.Казначея и О.Эконома на должность наместника Ульяновской обители был еще один претендент иеромонах Симеон (Кобылин), еще ранее был направлен настоятелем в село Усть-Вымь с целью возрождения древнего Усть-Вымского Михаило-Архангельского монастыря. Поступив в Троице-Стефано-Ульяновский монастырь в начале 1995 года, когда монастырский устав и отношения внутри монастырской  братии в общем то уже окончательно сложились, этот инок, если так можно выразиться, был «вскормлен» на этом уставе, и как сухая губка впитал в себя все сложившиеся традиции Ульяновской обители. По этой причине возрождаемый им Усть-Вымский Михаило-Архангельский монастырь, на должности наместника которого он в конце концов и был оставлен, в настоящее время по своей внутренней жизни и устройству очень похож на Троице-Стефано-Ульяновский.
   В конечном итоге на должность наместника Троице-Стефано-Ульяновского монастыря был назначен иеромонах Иона (Скибин). Вскоре после назначения он был рукоположен во игумены. С самого начала о.Иона зарекомендовал себя как послушный и усердный монах, который выделялся среди прочей братии особенным смирением. Став наместником, он с большим усердием старался исполнять указания архиерея по ведению монастырского хозяйства. Но из за мягкости характера и плохой памяти он так и не смог руководить монастырем с достаточной эффективностью и в конце концов был направлен в качестве настоятеля для служения на приход в райцентр Усть-Куломского района с.Усть-Кулом, где и служит в настоящее время.
   К сожалению, некоторое время не удавалось найти достойного претендента на должность наместника Троице-Стефано-Ульяновского монастыря, способного эффективно управлять обителью и при этом достаточно уважаемого всеми членами братии. Это обстоятельство было весьма важным для меня к моменту архиерейской хиротонии, так как братия монастыря уже превышала 40 человек, а численность трудников 70 человек, и потому недостаточно сильный наместник мог попросту не справиться с таким количеством насельников. К счастью, заранее предвидя возможность возникновения подобной ситуации, я, став епископом, разделил братию Троице-Стефано-Ульяновского монастыря, уменьшив число монашествующих в этом монастыре до 15 человек за счет перевода части последних в Усть-вымский Михаило-Архангельский, Важкурьинский Богородице Рождественский и Вотчинский Стефано-Афанасиевский монастыри епархии, а также сократив число в монастыре трудников до 15 человек. Перевод части насельников Ульяновского монастыря в другие монастыри с последующим поручением каждого из них под начало сходных по духу настоятелей других монастырей позволило мне не только контролировать внутреннюю жизнь Троице-Стефано-Ульяновского монастыря, но и, как показал последующий опыт, избежать очень многих неприятностей и исключить конфликты внутри монастырской братии, связанных с разностью характеров и наклонностей. Но несмотря на то, что часть братии монастыря была отправлена для возрождения или основания новых монастырей в Сыктывкарской епархии, в Ульяново постоянно сохраняется не менее 10 человек монашествующих из числа первой братии. Так в настоящее время неотрывно находиться там мой наместник игумен Роман, который прежде долгое время являлся снабженцем монастыря и, исполняя обязанности приходского священника в пос. Седкыркещ неподалеку от г.Сыктывкара, занимался добыванием всего необходимого для обители.
   С самого основания монастыря подвизаются в Ульяново иеромонахи Матфей и Серафим.
   Иеромонах Герасим прибыл в монастырь почти сразу же после его основания, но, став послушником, был призван на военную службу и по окончании которой вновь вернулся в монастырь и принял постриг.
   Иеродиакон Варахиил еще во время службы в армии решил принять монашество, и по окончании срока службы прибыл в монастырь и был принят в послушники. Долгое время он исполнял послушание монастырского трапезника. В настоящее время, являясь диаконом при правящем архиерее и будучи приписан к Ульяновскому монастырю, в свободное время всегда старается пожить хоть малое время в обители.
   Рясофорный послушник Марк прибыл в обитель после отбывания срока заключения. Очень искренний и смиренный, он показал себя как прекрасный каменщик, и именно трудами о.Марка и под его руководством были восстановлены разрушенная в 1930-х годах алтарная часть расположенного в башне колокольни храма преподобных Зосимы и Савватия Соловецких и часть монастырской каменной ограды.
   Послушник Иоанн Бульбаш, прозванный Белорусом, помнит монастырь с самого момента приезда первых насельников. Мастер на все руки, он так же немало потрудился для восстановления обители, но до настоящего времени отказывается принимать постриг, считая себя пока еще неготовым для столь серьезного шага.

* * *
   Открытие в 1996 г. при монастыре отделения духовного училища стало своего рода проверкой, сможет ли братия обители научить студентов училища, вчерашних школьников, будущему нелегкому пастырскому служению, которое будет проходить для большинства из них, по причине малого числа городов в республике, в сельской местности. По благословению епископа Сыктывкарского и Воркутинского, согласно практике большинства подобных учебных заведений, студенты в свободное от занятий время должны были помогать монастырю в богослужениях (клиросное послушание), а так же в его хозяйственной деятельности. Посредством этого студенты должны привыкнуть к постоянным трудам и под влиянием действующей в монастыре благодати укрепиться духовно. К счастью, милостью Божией, студенты первого выпуска 1998 г., похоже, оправдали все возложенные на училище чаяния. Остается надеяться, что и в дальнейшем данная ситуация если и измениться, то только лишь в лучшую сторону.
   Затрагивая вопрос духовного воспитания братии и студентов училища, хотелось бы вспомнить одного из насельников монастыря, своим примером оказавшего в этом направлении немалую помощь монастырской администрации. Этим человеком был первый схимник монастыря Схииеромонах Кирик (в миру протоиерей о.Сергий Паршуков, (1910 1997 гг.)). Ветеран войны, человек с огромным жизненным опытом, волею Божиею он стал сначала офицером НКВД, а затем  школьным учителем. После неоднократного чудесного избавления от неминуемой смерти в боях Великой Отечественной он дал обет стать священником и выполнил его, приняв священный сан незадолго до начала хрущевского гонения на Церковь. Протоиерей с более чем 20 летним стажем служения, повидавший гонения и скорби, о.Сергий прошел огромную жизненную школу и в конце своей жизни приняв Великий Ангельский образ, щедро делился приобретенным опытом со всяким к нему приходящим. После принятия Великой схимы о.Кирик прожил в монастыре чуть более полугода, и 17 декабря 1997 г. после тяжелой болезни преставился ко Господу, незадолго перед этим заранее предсказав келейнику о грядущей болезни и о времени своей кончины. Но за короткое время своей жизни в монастыре он как никто другой своим личным примером учил братию и студентов училища непоказной кротости, смирению и послушанию к начальствующим. Время общения с этим старцем, его мудрые увещевания и призывы к смирению и кротости, наверное, до
конца дней запечатлелись в сердцах студентов первого выпуска духовного училища.  Будущие молодые священно и церковнослужители несомненно получили огромную духовную пользу от общения с этим старым и искушенным пастырем Христова стада, опыт которого был проверен его долгой и нелегкой 87 летней жизнью и двадцати двумя годами священнослужения. Да простит ему милосердный Господь вся вольная его согрешения и невольная, и дарует Небесное Царство.


ВОЗОБНОВЛЕНИЕ БОГОСЛУЖЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В МОНАСТЫРЕ

   Как и подобает любому монастырю, в едва открывшемся Троице-Стефано-Ульяновском монастыре сразу по приезде монахов из Печоры начали совершаться богослужения. Едва распаковав свои вещи, первые насельники отправились в церковь Архистратига Михаила, где поставили большой деревянный крест, икон Пресвятой Богородицы и Архангела Михаила и прочли акафисты Иисусу Сладчайшему и Божией Матери. А уже на следующий день 9 июня по приезде настоятеля, как уже упоминалось выше, в монастыре после долгого перерыва была отслужена первая Божественная Литургия.
   Первое время служение Литургии совершалось лишь по праздникам, причем на периоды долгого отсутствия настоятеля, за неимением своих священников в монастырь приезжал из Печоры для совершения богослужений иеромонах Иона. Помимо этого ежедневно в обители совершались два молебна: утренний с 6.30 утра  и вечерний с чтением акафиста в 17 часов. В середине второго месяца пребывания членов общины в монастыре, в ночь с 17 на 18 июля 1994 г. впервые в Ульяново началось положенное для всякой обители чтение неусыпаемой Псалтири, совершавшееся в помещении братской трапезной.
   Уже в августе молитвенная деятельность братии обрела более стройные черты. Ежедневно проводились молебны утренние и вечерние. Каждую субботу и воскресенье совершалась Божественная Литургия. Монахи и рясофорные послушники помимо прочего выполняли вечернее правило для каждого свое. Начиная с августа, ежедневно после вечернего Богослужения, за исключением дождливых дней, совершались крестные ходы братии с иконой Св.Троицы по территории монастыря, которые являлись ограждением от всякого рода злых сил, так как многие представители местного населения за редким исключением вели достаточно без нравственный образ жизни.
   Таким образом уже в первые месяцы 1994 г. были заложены основы будущей богослужебной жизни монастыря и созданы самые необходимые, хотя и, естественно, минимальные условия для ежедневного совершения богослужений.
   После освящения 28 августа 1994 г. храма Успения Пресвятой Богородицы и престола, богослужения совершались в основном в этой более просторной церкви. В маленьком же храме Архистратига Михаила служба совершалась один раз в неделю. 16 октября в храм Успения было перенесено и чтение неусыпаемой псалтири, после чего на какое то время этот храм стал соборным храмом обители. Были изготовлены престолы, жертвенники и временные иконостасы в обе действующие церкви. Пожертвованы две плащаницы, необходимые Богослужебные книги. Благочинным по Республике Коми протоиереем Иоанном Лапко для иконостаса церкви Успения Пресвятой Богородицы были переданы иконы из собрания Свято-Казанского храма г.Сыктывкара. Немало старинных икон было пожертвовано некоторыми мирянами, посещавшими монастырь.
   В 1994 г. во время посещения монастыря Преосвященнейшим Пантелеимоном, епископом Архангельским и Мурманским, в праздник Успения Пресвятой Богородицы им был освящен престол отреставрированного храма Успения Пресвятой Богородицы. Я имел твердую веру в то, что храмовый престол, освященный архиерейским чином, как лучами благодати освящает все пространство монастыря. Поэтому мне хотелось иметь в монастыре несколько престолов, освященных таким чином, чего и удалось достичь после его хиротонии в конце 1995 года во епископы. Во время проходившего в монастыре епархиального съезда 14 октября 1996 г. в праздник Покрова Пресвятой Богородицы был освящен архиерейским чином престол в отреставрированном силами монашествующей братии и трудников храме Зосимы и Савватия, Соловецких Чудотворцев, расположенном на первом этаже колокольни.
   В 1997 г., так же во время епархиального съезда, вновь в день празднования Покрова Пресвятой Богородицы архиерейским чином был освящен надвратный храм и престол во имя Архистратига Михаила. Так же во время съезда 1997 г. был освящен деревянный храм в честь Живоначальной Троицы, построенный на месте развалин огромного Троицкого собора. Начало строительству этого храма было положено еще в 1995 г. расчисткой места под храм и закладкой фундамента. В 1995 г. строительство продолжили несколько мужчин добровольцев из соседнего с Ульяново с.Ясног. В 1997 г. окончанием строительства и дальнейшей отделкой храма занималась бригада строителей из Закарпатья. При этом большая часть отделочных материалов для храма была пожертвована предприятием «Сыктывкарский лесопромышленный комплекс». Освящение храма Святой Троицы, пожалуй, имело некоторое мистическое значение: вновь братия Троице-Стефано-Ульяновского монастыря получила возможность служить в Троицком храме, а это значит, что обитель восстанавливается не только экономически, но и духовно.

ВОЗВРАЩЕНИЕ МОНАСТЫРСКИХ СВЯТЫНЬ

   Помимо духовной и богослужебной деятельности возрождаемого Троице-Стефано-Ульяновского монастыря настоятеля крайне волновало отсутствие преемственности между предыдущими поколениями монахов этой обители и новой братией. Поэтому, по благословению настоятеля, светскими историками практически сразу же была начата работа по восстановлению истории этой обители, особенностей ее устава, внутренней жизни и традиций. Кроме того настоятелем предпринимались неоднократные попытки возвращения некоторых предметов монастырской ризницы, наиболее ценных в духовном плане для обители, которые, по данным тех же историков, сохранились в Республиканском краеведческом музее. Первое прошение в адрес администрации музея возымело положительный результат: 7 июля 1994 г., «На основании прошения настоятеля от 29.06.1994 г., следуя Постановлению правительства РФ от 6.05.1994 г. «О порядке передачи религиозным объединениям культовых зданий и иного имущества религиозного значения, относящихся к федеральной собственности», согласно распоряжению Министерства культуры Республики Коми Республиканским краеведческим музеем были переданы в собственность монастыря рака, в которой хранилась часть мощей св. Мученицы Иулиании, а также антиминс с престола Троицкого собора Троицко-Стефано-Ульяновского монастыря (Распоряжение Министерства культуры Республики Коми от 7.07.1994 г.). Рака была украшена цветами и при большом стечении народа, в присутствии приглашенных из Печоры и Сыктывкара священнослужителей торжественно перенесена в монастырь, где по совершении благодарственного молебна установлена в церкви Архистратига Михаила.
   Но на этом процесс возвращения в монастырь принадлежавших ему святынь не был завершен. Точно известно, что помимо раки мученицы Иулиании и антиминса Троицкого собора в сыктывкарском краеведческом музее (в настоящее время Национальный музей Республики Коми) хранятся некоторые предметы монастырской ризницы, вывезенные из обители в 1924 году членом Общества изучения Коми края А.С. Сидоровым. В числе этих предметов посох основателя монастыря архимандрита Матфея и два креста: мощевик, в котором, предположительно, хранились мощи мученицы Иулиании (в простонародии Ульянии), по имени которой и была названа местность вокруг монастыря, и перламутровый крест со святой земли благословение, данное обители митрополитом Филаретом незадолго до его кончины. Первая попытка возвратить эти предметы была сделана настоятелем в том же 1994 году параллельно с решением вопроса о возвращении строений архитектурного комплекса. Было направленно письмо заявление на имя Министерства культуры Российской Федерации и Министерства культуры Республики Коми с просьбой передать эти предметы монастырю как представляющие значительную духовную ценность. (Заявления от 8.11.1994 г. на имя Министерства культуры Российской Федерации и Министерства культуры Республики Коми) Однако согласно ответному письму из Управления по делам музеев Министерства Культуры Российской Федерации от 30.05.1995 г. «Передачу общине (вышеперечисленных) движимых культовых предметов из фондов национального музея, учитывая их значительную историческую и художественную ценность, на данном этапе следует считать преждевременной, т.к. нет необходимых условий для обеспечения их хранения (отреставрированных культовых зданий с определенным температурно-влажностным режимом) и безопасности укрепленности зданий, ограничения доступа и систем охраны)» (Архив Троице-Стефано-Ульяновского монастыря, дело № 17.л.4 «Письмо Управления по делам музеев Министерства Культуры Российской Федерации от 30.05 .1995 г. «О передаче общине Троице-Стефано-Ульяновского монастыря движимых культовых предметов из фондов национального музея Республики Коми»). Данный вопрос, к сожалению, так и не был решен и остается открытым и по сей день.

    14 октября 1994 г. в день празднования Покрова Пресвятой Богородицы в монастыре имело место событие, которым было положено начало будущей планируемой канонизации первых старцев основателей монастыря. В этот день на месте развалин Троицкого собора были обретены мощи основателей Ульяновской обители Архимандрита Матфея, иеромонахов Паисия и Феофилакта, а так же первого преемника архимандрита Матфея игумена Палладия. Вечером 13 октября по прибытию Епископа Пантелеимона были вскрыты гробницы в месте, где находились захоронения в первом приделе, справа при входе в Троицкий Собор.
   Фактически это обретение было вынужденной мерой: по рассказам местных жителей на месте захоронения иеромонахов Феофилакта и Амвросия один из сельчан планировал сделать выгребную яму. Обследование места подтвердило эти ужасные предположения: над захоронением была вырыта яма, на дне которой просматривался один из гробов с частично разрушенной крышкой. Похожая ситуация складывалась возле гробницы Архимандрита Матфея и иеромонаха Паисия: рядом с руинами собора у самой гробницы велись работы по строительству дороги с прокладкой очень глубоких траншей. К сожалению, когда выяснилось, что гробница находится совсем рядом с траншеей, отступить от намеченных проектов было уже невозможно. Несомненно, монастырь не мог допустить кощунства в отношении захоронений первых старцев основателей, а потому, в первом случае дабы спасти мощи из разоренных могил, а во втором чтобы предотвратить возможное поругание, останки всех четырех старцев решено было перезахоронить.
   В гробнице под толщей мусора были найдены чугунные плиты с надписями, свидетельствующими, что «на сим месте похоронены архимандрит Матфей и иеромонах Паисий», над захоронением иеромонаха Феофилакта плита не найдена ввиду ее разграбления. В гробницах мощи так хорошо сохранились, что на черепе иеромонаха Паисия остались кусочки кожи и волос на бровях и щеках. Несмотря на то, что эти старцы еще не были канонизированы, их мощи уже явно были прославлены от Бога многими исцелениями, которые собирались в специальную книгу. Эти мощи заняли более достойное место в восстановленном храме Успения Пресвятой Богородицы, будучи выставлены для всеобщего поклонения. Уже к концу 1994 г. среди прихожан сложилась благочестивая традиция перед началом службы и после ее окончания прикладываться к ракам старцев основателей монастыря и обращаться к ним за помощью в своих нуждах.
   Помимо мощей первых соловецких монахов, во время раскопок на месте разоренной гробницы игумена Палладия в склепе было обнаружено огромное количество жженого мусора и клочки иконных окладов. Как удалось выяснить позже, после разорения склепа в 1938 году студентами располагавшегося в Ульяново сельхозтехникума последние свалили в склеп хранившиеся в помещении собора остатки монастырской библиотеки и подожгли. При разборе этого кострища среди мусора были обнаружены... части Святых мощей, видимо брошенные в костер вместе с содержавшими их крестами и ковчежцами. После омовения эти частицы мощей начали источать тонкое благоухание. После изучения архивных документов было сделано заключение о том что частицы являются остатками некогда хранившегося в монастыре собрания из более чем пятидесяти частиц мощей святых. По благословению Преосвященнейшего Пантелеимона эти мощи так же были торжественно перенесены в церковь Успения Пресвятой Богородицы.
   Наличие в монастыре раки мц. Иулиании и мощей старцев основателей обители несомненно способствовали укреплению авторитета Троице-Стефано-Ульяновского монастыря как духовного центра Республики Коми.
   Приблизительно через год после начала восстановления Ульяновской обители мною была предпринята попытка возвратить в монастырь принадлежавшие ему ранее иконы и некоторые богослужебные предметы, которые после ликвидации обители в 1923 году попали в руки частных граждан. Как уже упоминалось, некоторые благочестивые прихожане сами приносили в обитель имеющиеся у них образа и богослужебные предметы, явно являвшиеся церковным имуществом. Так еще в июне 1994 года жительница с.Керчомья Л.В. Першина подарила монастырю хранившийся у нее церковный колокол. 25 апреля 1995 года обитель получила другое пожертвование, ставшее своего рода знаком благоволения Божия к возрождению Ульяновской обители. Жительница г Сыктывкара Анна Кузнецова, узнав о пребывании в городе настоятеля Ульяновской обители, передала ему в дар доставшуюся ей от предков чудотворную икону, которая оказалась одним из трех образов, которые чудесно появились на клеенке во время сбора пожертвований в Москве казначея иеромонаха Паисия и эконома иеродиакона Феофилакта. Икона была малым образом Спасителя во весь рост, в нижней части которого сохранилась надпись, описывающая обстоятельства его первоначального обретения соловецкими старцами. Начиная с момента нового обретения этой иконы, перед ней ежедневно совершаются молебны. Но, к сожалению, далеко не все обладатели церковного имущества спешат возвратить его первоначальной владелице Церкви. Потому монастырю удалось вернуть лишь малую часть того, что было обнаружено в наличии на руках у жителей Усть-Куломского района работавшим по благословению настоятеля историкам. Как удалось выяснить, после окончательного закрытия обители иконостасы некоторых монастырских церквей были переданы в храмы и часовни окрестных сел и деревень (В частности в сс. Кужба и Усть-Кулом). Некоторые иконы разошлись по рукам верующих, а также попали в запасники сыктывкарских музеев. Впоследствии, благодаря действиям сельских филиалов легальной сатанистской организации «Союз воинствующих безбожников», многие дорогие кипарисовые иконы были намеренно использованы в качестве дров для отопления помещений. Из больших иконных досок делали двери, скамейки и другие бытовые предметы. Многие из икон, сохранившихся до 1950 80 годов, были растащены из сел различными этнографическими экспедициями и торговцами антиквариатом. При этом точное местонахождение иконы до изъятия редко фиксировалось, что крайне осложняет идентификацию помещенных в музеи и частные коллекции монастырских образов. На настоящий момент из множества чудотворных икон в Ульяновский монастырь вернулась лишь одна уже упоминавшаяся икона Спасителя. Остальные либо находятся в запасниках музеев и на руках частных лиц, либо погибли. Некоторые из икон, хранящихся в домах сельчан, последние порой не желают возвращать обители, рассматривая сохранившееся у них церковное имущество как свою собственность, совершенно забывая, либо и не подозревая, как оно попало в руки их благочестивых предков.


ВОЗОБНОВЛЕНИЕ МИССИОНЕРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МОНАСТЫРЯ

   Почти сразу после прибытия членов монашеской общины в обитель среди местных жителей Усть-Куломского района начал прослеживаться явный интерес к обители и к православию. Уже в июне 1994 г. настоятелю как священнику пришлось в больших количествах совершать таинства крещения, венчания, соборования, а так же совершать богослужения и требы на приходе в Петропавловском храме села Усть Кулом. Буквально в первые дни существования обители в Ульяново приняли крещение несколько местных жителей, прибывшие на паломничество школьники скауты, а также несколько военнослужащих из расположенной неподалеку в пос. Кебанъель воинской части. Для всех их это таинство было совершено бесплатно.
   Но не только в этом заключалось начатое Ульяновской братией уже в первые дни существования монастыря просвещение в христианском духе населения Усть-Куломского района. В первую очередь источником утверждения в вере должен был стать личный пример монастырской братии в «ревности по Бозе». И если в первые дни существования монастыря некоторые отдельные жители села позволяли себе высказывания против монастыря как источника угрозы сложившемуся быту жителей с.Ульяново, то постепенно, хотя и не без трудностей, монастырской братии удалось изменить отношение к себе на совершенно противоположное. Несколько раз за 1994 г. настоятель монастыря устраивал официальные встречи с жителями села, призывая их отвратиться от прежде внушенной им злобы в отношении к Церкви и к христианству, прекратить пьяный и разгульный образ жизни и обещая предоставить желающим работу в монастыре. Монахи, особенно священники, также не чуждались бесед с селянами, благодаря чему были установлены теплые личные контакты со многими из них. Люди начали чаще появляться на богослужениях, приобщаться к жизни монастыря. Это порождает некоторые надежды, что некоторая часть населения с.Ульяново свяжет свою жизнь с монастырем.
   С началом осени 1994 г. в Троице-Стефано-Ульяновский монастырь начали прибывать первые экскурсионные группы, интересующиеся возрождением обители. По сложившейся традиции прибывающим в составе экскурсионных групп паломникам помимо экскурсии по монастырю неукоснительно предлагалась беседа с настоятелем о Церкви и о интересующих их вопросах духовной жизни. Подобные беседы с помощью Божией позволили заронить в души многих паломников хотя бы малые семена веры, которые впоследствии разрастаясь, приводили многих некрещенных ко Святому крещению, а невоцерковленных в Святые Храмы Божии. Популярность монастыря начала быстро расти: осенью 1994 года в день празднования Покрова Пресвятой Богородицы Успенский храм не смог вместить всех желающих попасть на богослужение. С трудом поместились в этом же храме богомольцы и в день празднования Рождества Христова. Постепенно увеличилось число экскурсий в обитель: в конце 1994 года здесь побывали школьники из 16-й школы г.Сыктывкара, военнослужащие из воинской части пос. Кебанъель, окружной Коми Пермяцкий ансамбль «Шендибан», эжвинская воскресная школа и право  славный центр «Истина». В январе 1995 г. монастырь посетили учащиеся Усть-Куломской школы (23 чел.) и хоровая капелла мальчиков г.Сыктывкара, а в марте того же года во второй раз в обитель прибыла группа скаутов краеведов из г. Ухта. Постоянный поток экскурсий предоставлял широкие возможности для проповеди среди пребывающих паломников непреходящих истин Святой Христовой веры. Постепенно монастырь начал привлекать к себе внимание все большего числа паломников из столицы г.Сыктывкара, а также из других, удаленных городов и сел Республики Коми. Паломники прибывали не только ради экскурсий по монастырю, но и для молитвы и для оказания помощи братии в восстановлении святой обители.
   Уже с осени 1994 г. в Ульяновский монастырь начали все чаще прибывать больные и недужные, кто, будучи одержим различными болезнями, надеялся получить облегчение в этом новом едва пробившемся роднике Благодати Божией. И нужно сказать, такие визиты искавших исцеления по вере не проходили для них без пользы: по свидетельству очевидцев, многим из страждущих после совершения водосвятных молебнов с поминанием «о здравии» становилось значительно легче, а некоторые исцелялись полностью.
   Весьма много для повышения интереса жителей Республики Коми к возрождаемой обители дало освещение процесса ее восстановления в средствах массовой информации. Республиканская православная газета «Эском Вера» неоднократно публиковала очерки и информационные сообщения своих корреспондентов Б.Прокофьева и М.Сизова о различных событиях жизни монастыря: о первых днях пребывания монахов в обители, праздниках, монашеских постригах. Ряд публикаций (о передаче раки и антиминса и о праздновании Покрова Пресвятой Богородицы) были помещены и в другие республиканские газеты. Тележурналист И.А.Снятков, ставший впоследствии главным руководителем православной телевизионной программы «Истоки», отснял многие значительные события из жизни восстанавливаемой обители, что впоследствии позволило ему создать фильм о первых месяцах ее существования. Все это привлекало в обитель новых и новых паломников, уже наслышанных о благодати Ульяновского монастыря и теперь желавших увидеть все своими глазами и поучаствовать в душеполезных беседах, о которых так истосковались людские души нашей многострадальной Родины за 70 лет безбожия.
   Постепенно миссионерская деятельность монастыря начинала выходить за пределы Усть-Куломского района. Начиная с декабря 1994 года, один раз в неделю, я совершал поездки в г. Сыктывкар, дабы присутствовать на собраниях православного духовного центра «Истина». Здесь, в предоставленном администрацией Эжвинского района актовом зале здания администрации я читал лекции и проводил беседы на различные наиболее актуальные темы. Как правило темы для бесед: «Христианские добродетели», «Секты», «Православная икона», «История Русской церкви» и др. предлагались самой аудиторией, насчитывающей в своих рядах до 400 слушателей. Очень скоро популярность этих лекций достигла таких размеров, что некоторые приезжающие в Сыктывкар жители других городов республики старались присутствовать на них и получить ответы на интересующие их вопросы. Это так же позволило в значительной степени повысить интерес населения, в первую очередь города Сыктывкара, к православию и Православной Церкви.
   Неоднократно мною предпринимались попытки наладить контакты с республиканской телерадиокомпанией «Коми гор» с целью получения эфирного времени для ведения более обширной проповеди по телевидению и радио. В идеале предполагалось создание более или менее регулярных теле и радио программ, рассказывающих о жизни православной церкви. К сожалению, данные начинания не возымели должного развития. Несколько попыток ввести на телевидении регулярную программу с моим участием всякий раз постепенно сходили на нет, и потому в основном выступления ограничивались отдельными телепередачами с частотой приблизительно один раз в месяц.

   Одной из интересных сторон в жизни монастыря стало проведение в его стенах научно практических конференций по истории и современным аспектам жизни Церкви в целом и монастыря в частности. 13 14 июня 1995 года в монастыре проходила первая конференция, на которую по приглашению настоятеля прибыло около двадцати представителей различных научных учреждений и было сделано 12 докладов. Целью этой конференции, сразу же получившей статус ежегодной, первоначально было желание закрыть как можно больше белых пятен в истории монастыря, особенно времен периода репрессий 20 х 40 х гг. нынешнего столетия. Собравшимися участниками, большую часть которых составляли профессиональные историки и архивисты, была сделана масса интересных докладов, касающихся как раскрытия исторических фактов прежнего существования обители, так и прогнозов и пожеланий в направлении его дальнейшего возрождения.
   Упоминая работу первой конференции, уместно будет вспомнить один интересный факт: помимо выполнения своей непосредственной функции данная конференция, собравшая в качестве гостей значительное количество интеллигенции и представителей научных кругов, исполнила еще одно благое дело в пользу возрождаемой обители. На конференции настоятелем было представлено на всеобщее рассмотрение собравшихся заявление главного архитектора Республики Коми В.И.Сенькина о запрещении каких бы то ни было реставрационных работ на территории монастыря до тех пор, пока монастырем не будет приобретена необходимая проектно реставрационная документация. Стоимость этой документации составляла не менее 500 млн. руб., и естественно, монастырь, при его доходе в 3 млн.руб. в месяц не мог позволить себе подобной роскоши. Заслушав заявление, многие участники конференции выразили свое несогласие с подобными требованиями к монастырю, понимая, что такие заявления лишь обрекают реставрацию обители на дальнейший застой. Благодаря возникшему дружному давлению на главного архитектора Республики, так же бывшего в числе приглашенных и присутствовавшего на конференции, вскоре данный вопрос был улажен в положительную сторону.
   В своем вступительном слове на открытии конференции я рассказал присутствующим о своем обращении в Правительство республики о выделении средств на текущий строительный ремонт обители, являющейся памятником архитектуры. Благодаря мощному резонансу со стороны участников конференции, уже упоминавшийся главный архитектор республики В.И.Сенькин, пообещал оказать содействие в подготовке проектно сметной документации, изготовлении иконостаса для храма, а так же в восстановлении ограды и дорожном благоустройстве монастыря. Вскоре он вышел на пенсию, не исполнив своих обещаний. В дополнение ко всему участники конференции направили прошение в правительство республики оказать помощь в реставрации монастыря.
   Таким образом данная конференция стала своего рода трибуной для меня, с которой я имел возможность обратиться к общественности республики, при этом будучи точно уверенным, что обращение обязательно будет услышано и получит необходимый общественный резонанс.

ПОИСК СРЕДСТВ НА ВОССТАНОВЛЕНИЕ МОНАСТЫРЯ.
ОТНОШЕНИЯ С ГОСУДАРСТВЕННЫМИ ВЛАСТЯМИ РЕСПУБЛИКИ


   Практически сразу же по прибытии членов монашеской общины в монастырь, одновременно с началом формирования монастырского братства, новая монастырская администрация и все доброхотные помощники обители принялись искать средства, необходимые для первоначального устроения быта насельников и, самое главное, для постепенного экономического возрождения обители. К счастью, весть о возрождении Ульяновского монастыря очень быстро облетела все близлежащие города и села, а потому вскоре в монастырь потянулся все нарастающий поток паломников и трудников. Через последних верующие миряне очень скоро узнали о том, в какой скудности пребывает возрождаемая обитель, и это подвигло многих на добрые дела благотворительности. В монастырь потекли первые струйки благотворительных пожертвований, которые поначалу исчислялись небольшими денежными суммами, предметами быта, мебели, строительными материалами, продуктами питания одним словом тем, что в первую очередь было необходимо для устройства монастырского быта.
   В июне июле 1994 г. мне пришлось неоднократно съездить в г.Печору для духовного руководства общиной женского монастыря во имя Божией Матери Скоропослушницы и для сбора пожертвований в пользу вверенной ему обители. Продав принадлежавшую мне квартиру, я приобрел для обители деревообрабатывающий станок и стройматериалы. Стройматериалы очень скоро были использованы в строительстве хозяйственных построек в монастыре, а небольшой токарный станок, видимо как малое попущение Божие для укрепления духа братии, вскоре был похищен из обители кем то из местных жителей.
   Очень скоро на счет Ульяновского монастыря начали поступать крупные денежные пожертвования от предприятий. Одним из первых в этом плане монастырь поддержало Сыктывкарское Акционерное общество «Связь» (директор В.А.Клаузер), перечислив 3 млн. рублей.
   В сентябре 1994 года по ходатайству директора АКБ «Комибанк» В.Н.Вострякова эта организация выделила Ульяновскому монастырю денежные средства в размере 25 миллионов рублей. Благодаря данному вкладу монастырь сумел своевременно рассчитаться с рабочими, которые производили реставрационные работы в церкви Успения Пресвятой Богородицы, а также приобрести автомашину. Последнее стало поистине решением множества проблем, возникавших перед монастырской администрацией по причине удаленности с.Ульяново от столицы республики г.Сыктывкара. На приобретенной монастырем надежной автомашине «Волга» я мог быстро добраться до города, либо до любого населенного пункта. Автомашина экономила огромное количество драгоценного времени во время посещения множества различных городских организаций с целью поиска средств для восстановления разрушенного монастыря. В конечном итоге она служила хорошим укрытием от непогоды и от отдельных навязчивых граждан (особенно от некоторых славящихся своим пьянством сельских жителей), которые по причине недостатка воспитания немогли спокойно пройти мимо стоящего на остановке в ожидании автобуса священнослужителя в монашеском облачении. Хотя в первое время настоятеля сильно одолевало смущение по причине соблазна отдельных граждан, видевших почему то непозволительную роскошь в приобретении монастырем новой автомашины, однако вскоре, когда благодаря значительной экономии времени эффективность моей работы резко возросла, получаемая для обители польза покрыла все прежние смущения.
   Уже в первые месяцы своего существования монастырь ощутил реальную помощь и поддержку со стороны руководителя администрации Усть-Куломского района С.П.Каплина. Сергей Петрович, оценив ту помощь, которую может оказать восстанавливаемая обитель в решении многих проблем духовного и морального плана в районе и в республике в целом, со своей стороны стал всемерно помогать ее возрождению. Благодаря посредничеству С.П.Каплина мне удалось наладить контакт с руководителями многих предприятий и организаций района, что сразу дало свои положительные результаты. Предприятие «Тимман» (директор Ю.М.Медведев) пожертвовало несколько машин гравия. Воинская железнодорожная часть пос. Кебанъель (командир Н.В.Галкин) предоставила рабочую одежду (впоследствии поставляя в эту воинскую часть молоко, монастырь получал взамен щедрую помощь в виде досок и стройматериалов). Так как монастырь еще не имел бани, то было решено закупить сруб за 400 тыс. руб. и поставить хорошую баню, что и было сделано в двухнедельный срок. В этом, как и впоследствие и во многом другом, монастырю помог леспромхоз с. Озъяг: вследствие благотворительности этой организации обитель получала по льготным ценам столь необходимые в строительстве пиломатериалы и деловую древесину. Позже для монашествующей братии была отреставрирована монастырская кирпичная баня, а построенная стала служить для трудников и паломников.
   В 1995 г. большую помощь оказало монастырю объединение Южные электрические сети г.Сыктывкара: в ответ на прошение настоятеля это объединение пожертвовало электрооборудование на огромную сумму (1000 м кабеля, трансформаторы, осветительные фонари, электросчетчики и др.), что позволило провести электрическое освещение на всей территории монастыря (Прошение на имя директора Южных электрических сетей г.Сыктывкара от 9.08.1995 г.).
   Одним из видов благотворительной помощи от некоторых организаций была бесплатная доставка грузов для монастыря из г.Сыктывкара а также из других городов и районов республики. Среди тех, кто регулярно предоставлял необходимый автотранспорт для перевозок, следует в первую очередь назвать Управление сыктывкарской таможни, дирекцию Южных электрических сетей г.Сыктывкара, управление пожарной охраны г.Сыктывкара. Наладить теплые, дружественные отношения с руководителями этих организаций настоятелю удалось еще в 1994 95 гг., и помощь этих людей была столь велика и столь искренна, что я даже счел необходимым обратиться с ходатайством к Святейшему Патриарху о награждении руководителей вышеперечисленных предприятий различными церковными наградами.
   Хотя мною регулярно направлялись письма во многие организации и предприятия республики с просьбой об оказании помощи монастырю, к сожалению далеко не всегда эти прошения имели положительный результат (Прошение на имя Генерального директора кампании «Коми арктик ойл» от 7.09.1995 г.; Прошение на имя Генерального директора ГП «Севергазпром»; Прошение на имя генерального директора продовольственной корпорации «Коми Торговый Дом» от 25.10.1995 г. и др.). Но бывало и так, что обращаясь к различным людям с просьбой о помощи монастырю и встречая возражения в связи с дороговизной просимых услуг, приходилось использовать несколько иной путь для того, чтоб обратить человека к милосердию и благотворительности. Я устраивал мероприятия, совершенно не касающиеся вопросов благотворительности: приглашал руководителей организаций посетить монастырь, показывал и рассказывал все о жизни обители и раскрывал все стоящие перед ней проблемы. Таким образом, незаметно заинтересовывая человека, в конечном итоге следовало немое приглашение стать соучастником в благородном деле восстановления этой святыни. Знакомясь с членами семей предпринимателей и находя какие то внутренние проблемы в этой семье, настоятель старался помочь в их решении. Если человек страдал каким либо недугом, то порой посещая его в болезни и служа с братией монастыря молебны о выздоровлении, удавалось раскрыть перед глазами этого человека действие Воли Божией и незримой благодати над ним. Таким образом постепенно удавалось растопить сердца многих будущих благотворителей, немало сделавших для восстановления Троице-Стефано-Ульяновского монастыря.
   Восстановление монастыря и необходимость крупных капиталовложений в дело реставрации продолжались и с появлением Сыктывкарской и Воркутинской епархии и принятием мною архиерейского сана. Однако малый доход едва появившейся епархии вряд ли смог бы позволить проводить столь грандиозное строительство, которое велось в 1996 1997 гг. Мне пришлось как и прежде буквально обивать пороги различных организаций с целью приобретения стройматериалов и поиска профессиональных строителей, согласных выполнить подобные работы по возможности за минимальную плату. Почти весь кирпич, необходимый для проведения строительства, был пожертвован тремя кирпичными заводами, расположенными в г. Ухта. Часть необходимого кирпича, начиная с января 1995 г., ввозилась из г. Кирова. Всего оттуда было привезено 25 тыс. шт. Были проведены переговоры с семьей профессиональных жестянщиков из Закарпатья, имевших огромный опыт работы в области храмостроительства и готовых лишь за оплату дороги, проживания и питания выполнить благотворительно все необходимые работы.


* * *
   Пожалуй самое решающее значение для скорейшего обустройства монастыря имели встречи настоятеля с Главой Республики Коми Ю.А.Спиридоновым и его заместителями В.А.Торлоповым и В.С.Бибиковым. Практически сразу же после переезда в обитель настоятель начал активно налаживать контакты с администрацией республики и в частности с Главой Республики. Благодаря беседам с представителями республиканской администрации удалось наладить по настоящему дружеские отношения, которые скоро привели к возникновению у большинства из них неподдельного интереса не только к возрождаемой обители, но и к Православию, к внутренней жизни Православной Церкви. Ю.А. Спиридонов и некоторые его подчиненные стали часто посещать монастырь, при этом не только в силу необходимости выполнения своих служебных обязанностей, но и просто из желания неофициально, в окружении прибывших с ними членов семей, пообщаться со служителем Церкви. Подобное общение очень скоро позволило, насколько это было возможно, заинтересовать представителей Госаппарата республики вопросами церковной жизни, а впоследствии воцерковить их и привести к участию в церковных таинствах. Постепенно теплое духовное общение принесло свои плоды: в отношениях между церковью (которая пока воплощалась лишь в лице монастыря) и республиканскими властями начали явно прослеживаться те черты, которые характерны для так называемой «симфонии властей»: республиканская администрация все чаще стала прислушиваться к мнению церкви к Ульяновской обители по тем или иным социальным проблемам и вопросам общественного развития. Многие из членов республиканской администрации практически явно приняли сторону и положения Православной церкви и в вопросах отношения к сектантству, что позволило впоследствии избавить республику от чрезмерного засилья некоторых тоталитарных сект, имеющих значительное распространение в других регионах России. Также удерживать в определенных рамках прежде достаточно влиятельную в республике протестантскую секту христиан баптистов (не так давно переименовавшуюся в «церковь евангельских христиан»). Но самое главное, члены государственной администрации насколько возможно сами начали оказывать помощь настоятелю в решении вопросов скорейшего возрождения вверенной ему Ульяновской обители.
   Глава Республики Ю.А.Спиридонов поручил своему заместителю В.С.Бибикову проследить за оказанием монастырю реальной помощи в изыскании запасов глины в районе с.Ульяново с целью последующего строительства малого кирпичного завода, способного производить достаточное количество кирпича для нужд монастыря. 15 сентября 1994 г. В.С.Бибиков провел совещание для проработки данного ему Главой республики поручения. На совещании присутствовали: Я, как игумен обители, председатель администрации Усть-Куломского района А.И.Кулясев, министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми А.П.Боровинских, заместитель министра промышленности, транспорта и связи Республики Коми И.Б.Гранович и начальник Вычегодской гидрогеологической экспедиции В.А.Илларионов. Заслушав информацию В.А.Илларионова о ходе работ по изысканию запасов глины в районе Ульяново и обменявшись мнениями, участниками совещания был принят ряд решений, (к сожалению не имевших впоследствии реального значения для пользы обители):
   1. Министерству природных ресурсов и Министерству промышленности и транспорта Республики Коми совместно с Вычегодской ГРЭ в месячный срок: провести геологоразведочные работы по изысканию месторождений глины и ее запасов в районе Ульяновского монастыря с выдачей паспорта месторождений администрации Усть Куломского района; провести на Сыктывкарском заводе глиняного кирпича испытание взятых образцов глины на ее применение в производстве кирпича.
   Министерству промышленности и транспорта осуществить финансирование изысканий в размере 20 млн.руб. за счет средств на воспроизводство минерально-сырьевой базы в срок до 1 ноября текущего года.
   2. При положительных результатах испытаний взятых образцов глины на ее применение в производстве кирпича администрации Усть-Куломского района с привлечением товарищества «Геолог» приступить к проектированию строительства завода по производству кирпича методом полусухого прессования, решить вопрос о приобретении и поставке оборудования и вспомогательных помещений легких конструкций.
   Минархстройэнерго Республики Коми (А.П.Федоров, Б.И. Молодцов) рассмотреть вопрос о включении в программу капстроительства на 1995 г. строительство автодороги и линий электропередач к территории кирпичного завода» (Протокол совещания у заместителя Главы Республики Коми В.С.Бибикова о возрождении Троице-Стефано-Ульяновского монастыря от 16.09.1994 г.).
   Правительство республики оказывало монастырю и материальную помощь: распоряжением Главы Республики Коми от 13.10.1994 г. Администрации Усть-Куломского района было выделено 100 млн. руб. из резервного фонда Главы Республики Коми на расходы по консервации и реставрации зданий Троице-Стефано-Ульяновского монастыря (Распоряжение Главы Республики Коми от 13.10.1994 г.
    О выделении Администрации Усть-Куломского района 100 млн. руб. на расходы по консервации и реставрации зданий Троице-Стефано-Ульяновского монастыря.).
   Кроме того правительством республики были предоставлены некоторые льготы, позволившие значительно сэкономить средства, столь необходимые для восстановления монастыря. Так в частности в ответ на соответствующее прошение настоятеля, решением Республиканской энергетической комиссии Республики Коми от 14 ноября 1994 г., с 1.12.1994 г. монастырю был установлен льготный тариф на электроэнергию как для населения, проживающего в сельской местности 24 руб. 1 кВт/час (Сообщение от Заместителя Главы Республики Коми, председателя Республиканской энергетической комиссии Республики Коми В.С. Бибикова от 12.09.1994 г.).
   Сотрудничество государственных властей с монастырем продолжалось и продолжается по сей день, что уже неоднократно давало свои положительные результаты. Именно за это Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II во время своего пребывания 10 мая 1996 года в Троице-Стефано-Ульяновском монатыре по случаю празднования 600-летия со дня преставления Святителя Стефана Пермского, в своем слове выразил благодарность Главе Республики Коми Ю.А.Спиридонову и другим руководителям республики, а также настоятелю монастыря за то, что «...эта обитель Стефано-Ульяновская вновь стала центром духовной жизни, духовного просвещения народа.».

 

1   2   3   4   5   6   7   8

вернуться