ПРОЗА/ДМИТРИЙ СЕЛЁЗНЁВ


©  Д. Селезнёв 2001 г.
© Этот текст форматирован в HTML — www.pechora-portal.ru, 2002 г.
 
 
Дмитрий Селезнёв
 
"ЗАПИСКИ ПОСЛЕДНЕГО ИЗ МОГИКАН.
МЫСЛИ О ПОДЛОМ ВРЕМЕНИ."


Обо мне и моей борьбе (вместо предисловия).

 

Позвольте мне представиться — я МОГИКАНИН, Танцующий с кулаками, результат чудовищного семидесятилетнего эксперимента проводившегося над страной, в которой я живу. Моё детство было ясным и безоблачным, меня растила и воспитывала моя стая, Родина своей щедрой грудью кормила меня, и где бы я ни оказался, на украинском хуторе или в горах Кавказа, я чувствовал себя дома, ловил ртом молоко этой беззаветной любви и дышал сладким дымом отечества. Солнечная и безмятежная погода царила в моей душе.
    Но тучи надвинулись с запада. Наши вожди предали и продали свой народ. В результате беловежского Мюнхена моя Родина была растерзана на несколько частей. Вторгшиеся армии клоунов, шлюх и пидорасов под корень уничтожило нашу культуру, и теперь я не узнаю своих сородичей. Я иду по изнасилованной и распятой земле. Тщетно ища своё племя, которое я потерял, я нахожу только горбатых слепоглухонемых инвалидов. Напрасно я пытаюсь услышать РОДНУЮ РЕЧЬ, только земля кричит у меня под ногами. Такое положение нестерпимо. О, зачем только боги наградили меня незамутнённым взором, тонким слухом и прямой осанкой? Почему я должен постоянно лицезреть карликов и духовных скалиозников? Где моя стая? Где мой народ? За семью печатями одиночества я в отчаянии вою на луну, выпускаю ночных демонов тоски наружу. Есть кто живой?! Отзовись!! Пробудись!!     Другую пищу теперь перевариваю я. Ненависть и отчаяние обновляя кровь, заставляют биться сердце барабанным боем. Волчий оскал режет губы, руки сжимаются в кулаки, грудь порастает шерстью, в глазах загорается воинственный блеск! Ноги учатся маршировать, мысли становятся увереннее!! Наступило время собирать камни и метать их в цель!! Я — на линии огня, начинается МОЯ БОРЬБА!!!

 

О смерти.

    Я хочу сдохнуть. Но не так, как умирает большинство людей: в кровати, страдающим от старческого маразма, окружённым жалостью и сочувствием родных и близких; или ещё того хуже: в больнице, в собственном дерьме, заключённым в четырёх белых стенах, накрытым гробовой крышкой потолка; а потом играющим главную роль в похоронном спектакле, который заранее отрепетирован в умах действующих лиц и актёров. Нет, я хочу полезно сдохнуть. С калашниковым в руках, на баррикадах, в шахте на лопате. От пули, от кровоизлияния в мозг из-за тяжёлой, изнурительной работы. Умереть действуя, умереть активно, а не пассивно, развалившись на смертном одре, ожидая, когда костлявая дура со своей косой заберёт тебя в мир иной. Умереть молодым, в полном расцвете сил, чтобы эта злая тётка смерть сорвала себе в подарок распустившийся цветок, а не отбросила в сторону увядший, высохший сорняк. Умереть молодым, но не от передозировки героина, от этого оргазма для дебилов, а, например, впишись зубами в горло врага. Короче, умереть красиво. Вот, блядь, ничего не могу с собой поделать, люблю я красоту! Как там дедушка Достоевский сказал: «Красота спасёт мир»? Хотя красота сегодня понятие относительное. Некоторые, например, считают красотой вид голой шлюхи с большими сиськами и впечатляющей задницей. Но это уже отдельный разговор.
    История хранит многие примеры красивой, активной смерти. Например, смерть Че Гевары или Юкио Мисимы. Книги пестрят яркими смертями, такими как смерть Овода или Павки Корчагина. Все перечисленные исторические и литературные персонажи сдохли достойно. Изматывая своё тело ежедневными тренировками, или под землёй с остервенением работая лопатой я часто думаю о такой смерти.

 

О моде.

    Сейчас модно ходить в ночные клубы, дискотеки. Как я сказал? Ходить? Я ошибся — сейчас модно тусоваться в ночных клубах и на дискотеках. Модно читать модные журналы типа ОМЪ, ПТЮЧ, COSMOPOLITAN, SPEED-ИНФО, ПОСМОТРИ и тому подобной, насквозь пропитанной косметикой, спермой, потом и кока-колой, бумажной ерунды, достойной гореть в пламени больших фашистских костров. Модно слушать модную музыку, которую потоками дерьма заливает в уши зомбируемой, с каждым годом деградирующей молодёжи, модный канал MTV. Сейчас модно модно одеваться так, что ты выглядишь как разноцветный попугай. Это так стильно, прикольно, просто WOW! Это самый простой способ выделиться из серой толпы. Хотя когда таких «попугаев» большинство, выделиться уже невозможно, надо уже выделываться. Сейчас модно игнорировать реальность, употребляя героин, кокаин, джефф и с помощью внутривенных манипуляций уходить в мир иной, где всё хорошо и всё только начинается. Сейчас модно быть пидорасом и ни хуя не делать (“Вы пидор?! О, это так модно!”).
   
Совсем не модно вкалывать на работе, потеть не от бешеных танцев на вечеринке, предварительно закинувшись экстази, а от работы с лопатой, киркой, молотком и прочим облагораживающим инструментом. Сейчас не модно быть патриотом и делать всё, чтобы твоя Родина жила и процветала. Сейчас даже такого понятия как Родина нет. Считается что Родина там, где больше платят. Сейчас не модно быть шахтёром, строителем, сталеваром, а модно быть бизнесменом, блядью (хотел написать манекенщицей или поп-звездой, но, увы, я всегда называю вещи своими именами), диджеем, геем (Гей! Хлопцы! Гей!), героем-любовником. Сейчас модно сосать и лизать.
      У меня своя мода. В частности, я думаю, что самая модная одежда это униформа или спецодежда. Она будет всем к лицу.

 

Об обывателях.

     Я ненавижу обывателей. Ненавижу их жирный хохот. Ненавижу их мясные разговоры. Возвращаясь как-то из Санкт-Петербурга домой, в поезде я имел неудовольствие ехать в одном купе с мещанкой. Эта старая паучиха всю дорогу делилась своим мерзким, мещанским опытом с молодой соседкой. Учила её как нужно жить, а если точнее как заживо умереть, а потом ещё долго разлагаться. Я не понимаю, как можно было слушать этот живой труп, от которого несло бытовым гниением. Как может быть интересна жизнь, похожая на мелодраму, на дешёвый роман, состоящий из сплетен, семейных интриг, скучной работы, бессмысленных разговоров о ни о чём с себе подобными и прочими прелестями жизни насекомых.
      Обыватель становится героем нашего времени. Пассивность всячески поощряется государством. К примеру, символ Америки, страны святых гамбургеров, — это «кастрированный» представитель среднего слоя с круглыми глазами олигофрена. Чем больше таких особей человеческого стада, тем лучше его контролировать. В отношении Америки хочется  добавить, что там даже эмблемы двух правящих партий это эмблемы слона и осла, т.е. самого толстокожего и самого тупого животного.
     О нормалоиды! Пошлость —  это норма вашей тупой и бессмысленной жизни. Ваша мечта — это тотальное удовлетворение от максимального удобства, ваши переживания — это страсти наседок в курятнике, ваш гимн — это скрип миллионов кроватей, ваше счастье — это счастье под одеялом, ваша икона — это телевизор. Вы способны убивать всё живое и святое во имя великой и вечной идеи пищеварения. Сколько Иисусов вы съели на обед? Скольких героев вы подавили своей пассивностью? Скольких людей вы убили равнодушием? Вам ещё мало? Распните ещё одного святого, чтобы потом ему исповедоваться. О безликие жертвы целлюлита, толстокожие представители среднего класса! Привыкайте стоять раком. Плодитесь и размножайтесь, заливайте своим жиром землю. Улыбайтесь! Веселитесь! Наслаждайтесь! ПОДАВИТЕСЬ!!!
      На всё живое, на всё святое, будь то любовь или вера, усядется толстая жопа мещанина. Сталкиваясь с обывателями, мне так и хочется ворваться, вышибить дверь ногой и войти в уютную нору их мещанского мирка в грязных, солдатских сапогах.

 

О новых ценностях.

Вы помните своё первое впечатление, когда вы первый раз увидели рекламу, зарубежный видеофильм, первый раз попробовали кока-колу, жевательную резинку? В годы перестройки, будучи наивным подростком, я, как и многие другие, был очарован рекламой какой-то шоколадки, показанной во время недели английского телевидения. Это зрелище притягивало, как и всё незнакомое для советского человека. В этой рекламе были какие-то новые цвета, новые краски, которые завораживали меня. В эти предательские для нашей страны годы, мы, школьники собирались у друга, родители которого приобрели видеомагнитофон и с увлечением смотрели, по существу, второсортные видеофильмы со Сталонне, Шварценнегером и другими голливудским куклами. Мы искренне завидовали всем тем, у кого имелась постоянная возможность получать удовольствие от просмотра зарубежных видеофильмов. В моей школе одноклассники спекулировали жевательными резинками или коллекционировали вкладыши от них.
      Всё эта зараза, весь этот трупный яд загнивающего капитализма, всё это зло просачивалось с Запада в красивых блестящих обёртках через уже изрядно проржавевший железный занавес и разлагала наши умы, околдовывало нас, путём пробуждения низменных инстинктов нашего разума. В конце концов, ИМПЕРИЯ рухнула, и все эти сладкие помои хлынули на растерявшегося, деморализованного советского человека. Подобно аборигенам в годы открытия Южной Америки, которые обменивали своё золото на всякие зеркальца, дешёвые безделушки и украшения, он продал свою душу, свою Родину на право посмотреть боевик, купить сникерс, попить кока-колу, заткнуть свой рот жвачкой, модно одеться, сходить в ночной клуб, без проблем снять там бабу, провести с ней ночь, а потом проснуться сытым и довольным.
      Мы променяли свою Родину на тату, на сумку диджея, на майку, на вечерку вместе с пепси и прочую хуйню. За это нас постигнет страшная кара.

 

Об одержимых.

      К вам обращаюсь я, благоразумные и рассудительные. Остерегайтесь и бойтесь одержимых людей. Они сами себе боги, они сами себе вселенная. Они способны остановить своим безумным, гневным взглядом любую толпу, подчинить её и повести за собой. Они двигатель для этой толпы. Они её воздух. Они подобны вихрю, вбирающему в себя всё вокруг и переваривающему внутри себя всё живое и неживое. К ним неприменимы законы физики, да и любые другие законы. У них энергия возникает из ниоткуда и выбрасывается мощным огненным потоком в пространство, воспламеняя и пробуждая души людей. Для них нет горизонтов, законов, границ, кроме тех, которые они сами себе выдумали. Для них нет даже смерти, ибо смерть выдумана вами, благоразумные, а для них она не имеет значения, они вечно живые. Для них важна лишь ПОБЕДА, которой они живут, которой они дышат и которую они, слепцы, постоянно видят пронзительным взглядом в смутных очертаниях будущего.
     К вам обращаюсь я, трезвые и здравомыслящие. Опасайтесь одержимых людей. Они готовы отдать всё, ваши жизни, себя во имя великой ИДЕИ, которой они себя посвятили, на кресте которой они заранее сами себя добровольно распяли. Любая идея, которую они насаждают в этот мир железом, кровью и любовью благородна по своей сути. Их одержимость и фанатичность делает эту идею благородной и великой, вне зависимости правильная она или неправильная, добрая или злая. Там где вы, благоразумные, видите стены, они видят простор для своих деяний. Если вы постоянно находитесь в осаде, то они, наивные, всегда идут на штурм, прут на рожон, неугомонные и упрямые. И если суждено им погибнуть, то незримые спутницы их, валькирии, уносят их души в Янтарную Лету, в ВЕЧНОСТЬ, наполненную небесным эфиром.
     Вот они, солнечные фашисты, вечные строители воздушных замков, стоят на осколках жалкой ИСТОРИИ, изнасилованной ими реальности — КРАСИВЫЕ, МОГУЧИЕ, НЕПОБЕДИМЫЕ, ПОБЕДОНОСНЫЕ и … БЕЗРАССУДНЫЕ. К вам обращаюсь я, благоразумные. Остерегайтесь одержимых и лижите им ноги.

 

О новом поколении и о конфликте между отцами и детьми.

     С каждым годом я вижу как молодёжь мутирует, инфицированная бациллой духовного разложения западной культуры. Впрочем, называть молодёжью жующую, плюющую, ебущуюся массу, без веры, без Родины, без корней, исповедующую культ свободной любви и поклоняющуюся американским идолам, это кощунство. Скорее всего, их надо называть тинэйджерами. Сегодняшние студенты далеки от революционного студенчества конца 19 — начала 20 века. Generation next не сравнить с комсомольцами-добровольцами 30-х и 40-х годов. Легендарные предки взирают на нас со страниц истории, глядят, как потомки пропивают их награды и понимают, что смены не будет, будущего нет. Новое поколение выбирает PEPSI. И это полный пиздец.
      Пресловутый конфликт между отцами и детьми давно устарел. Как таковой дилеммы вечной борьбы между молодым и старым, нонконформизмом и конформизмом, революцией и консерватизмом сейчас уже нет, а если и есть, то это только искусственное нагнетание страстей, своего рода паразитирование над давно отжившей и исчерпавшей себя проблемы. В тексте моей песни «Бунт!» есть такие строчки:

    Бунт отцов против промотавших всё детей
   Святой гнев стариков становится сильней
  
Бунт сыновей против ожиревших отцов
  
Бунт прямого действия вместо ненужных слов

     Я объясняюсь: в грядущем бунте (в который я безоговорочно верю и сделаю всё чтобы он свершился, торжественно клянусь) по разные стороны баррикад будут стоять не дети и отцы, а активная часть рабочей молодёжи против своих жирных и ухоженных сверстников, старые ветераны против жидов, продавших Родину (национальность тут не причём). То есть, скорее всего, имеет здесь место разделение классовое, чем возрастное.
      Новое поколение нерусей выбирает ночные клубы, бары, вечеринки, наркотики, удовольствия и наслаждения, короче говоря, жизнь в розовом дыму. Такое игнорирование реальности будет им дорого стоить, когда мы, морлоки, повылезаем из шахт и будем рвать зубами их нежное мясо.

 

О мужестве.

     Я хочу поговорить о мужчинах, ведь нас становится всё меньше и меньше. Однажды на лекциях (не хочется отождествлять с себя с этим беспечным классом, но ничего не поделаешь — я студент) преподавательница, разбирая учение какого-то гиганта экономической мысли, ушла от темы и начала рассказывать о личной жизни учёного. Она была в восторге от того как он умер, а умер он непосредственно на женщине, — умер как НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА, — так восхищалась она. Да, воистину МУЖСКАЯ СМЕРТЬ! До чего мы докатились, что настоящими мужиками считаем тех, кто закончил свою жизнь таким бессмысленным способом. Простим глупость этой обаятельной женщины, в силу того, что она её является, а это изначально глупые создания, которые, сотворены, как писал бог Дионис, для рождения детей и для услады воинов. Но встречаются и особи мужского пола (моё ядовитое жало не поворачивается назвать их мужчинами), которые уподобляются женщинам и МУЖЕСТВО измеряют сантиметрами, а МУЖСКОЕ ДОСТОИНСТВО ищут у себя в штанах.
      Героями нашей постыдной эпохи стали не Александр Матросов, не Георгий Жуков, не безымянные солдаты и блистательные генералы Великой Отечественной Войны, а перекаченные свиньи, которым из-за их тупости не доступна культура тела; смазливые мальчики с пляжными фигурами, которые прыгают по сцене, блея в микрофоны, тем самым, вызывая бурные оргазмы повизгивающих малолеток и птушниц; артисты-гомосексуалисты, которых мы каждый день видим на уже действительно голубых экранах. В цене сейчас не храбрость и доблесть, а расчётливость и умение приспособляться. Настоящих же мужчин мы называем фашиствующими молодчиками, а ветеранов, вернувшихся из «горячих точек», мы считаем больными, покалеченными войной. Не вы ли больны, почтенные отцы семейств, рыхлые и мягкотелые, кастрированные мирной жизнью, разведчики женских юбок, бойцы пододеяльных войн?
    Нам досталось странное время. Время сильных женщин и слабых мужчин. Время, когда Инь и Янь сливаются, превращаясь в БЕСПОЛОЕ. Время, когда мужчины способны только сплетничать, а не идти на открытый конфликт. Так что же такое мужество? Я думаю, что мужество — это готовность умереть в любую секунду. Ты к смерти готов?

 

О жизни.

    Жизнь вообще абсурдная штука. Нелепость жизни заключается в её конечной точке, то есть в смерти. Какие бы ты материальные богатства бы ты ни накопил, вряд ли тебе они понадобиться, когда ты, изъеденный червями, будешь лежать в деревянной посылке. Земля помирит богатых и бедных, жертв и палачей. Жизнь это билет в один конец. Будет ли этот билет счастливым, совпадут ли цифры, всё это зависит от нас.  Будит ли жизнь сметаной, или праздником, или бесконечным самоунижением с глупой верой на вознаграждение после смерти, все эти линии судьбы мы пишем на своих мозолистых ладонях. Наша карма в наших же и руках. Только кто даст ответ, как правильно жить, а как нет. Трудный опыт мы приобретаем битьём своей  головой о стены вселенной.
     Будучи молодыми и красивыми мы терзаем себя вопросом о смысле жизни, отгадывая в какую дверь нам войти. Не все двери легко открываются, и большинство, измученные бесконечными и безутешными поисками ищут покоя и находят его в алкоголе или в женских лапах, в несуразной смерти или в семье. В основном, все находят себя в продолжение рода, перекладывая ответственность решения этой каверзной проблемы на своих детей. А сколько ещё осталось нереализованных возможностей, сколько ещё новых миров можно было открыть. Но выбор сделан, и безнадёжно повзрослевшие пополняют списки погибших заживо, становятся потребителями, а не творцами, превращаются в машины переработки пищи. И воздух поглощает это гробовое молчание миллионов. Через годы смерть подтверждает безвременную кончину заранее умерших, и они становятся удобрением для земли. И, умирая в своих постелях, некоторые из них, не совсем отупевшие, жалеют, что не использовали те минуты, не подготовили себя к тому мгновенью, когда нужно было решиться на прорыв, на свой солнечный штурм, последний рывок на невидимые амбразуры, каются, что променяли секунды настоящей жизни на долгие годы гнусного существования.
    Но есть и другие, которые идут другим путём. Маршируют уверенной поступью по плацу жизни солдаты мироздания, танцующие на линии огня. Их лёгкие дышат песней, их мускулы постоянно напряжены. Не скоро привал, и они шагают к звёздам, получая ведомые только им небесные приказы. И я вместе с ними, и моё сердце бьётся с их одинокими сердцами в унисон.

 

О толпе.

    Толпы притягивают людей подобно магниту, приковывающему к своему разнополюсному телу частицы металлической пыли. Едите ли вы в автобусе, идёте ли вы по улице, внезапно увидев даже небольшое скопление людей, вы рефлексивно желаете присоединиться, расспросить: «В чём дело?», «Что дают?», «Кого бьют?», «Кого распинаем?». У вас инстинктивно возникает желание охотиться с этой толпой, участвовать вместе с ней в каких-нибудь противоправный действиях, будь то митинг или простой погром еврейских магазинов. Толпа постоянно излучает невидимую опасность и, как только она образовалась, вокруг неё, как из-под земли грибы после дождя, возникают органы правопорядка, которые видят в ней потенциальную угрозу для системы, которой они служат.
   
Отдельному человеку сегодня очень сложно реализоваться, кардинально изменить существующую реальность. Существует большой риск быть растоптанным остальными, которых стало так много. Теперь толпа выражает одну большую многоликую личность. У неё одно сердце, одни лёгкие, зато много рук и ног, для того чтобы творить или громить, строить или бить. Цивилизация породила чудовищ с отвратительными харями. Человек эволюционировал  в придаток, стал единицей всеобщего безумия массы. Но толпы бывают разные. Одна ассоциируется для меня с множеством жирных похрюкивающих свиней, которые пастухи бичуют кнутами, погоняя их в направление огромного мясокомбината. Другая, которая мне более предпочтительней, внутренне дисциплинированна, и её единицы шагают в ряд к по направлению к великой цели.
    Наступило время сбиваться в кодлы. У каждого человека есть своя стая, имеющая свои знаки различия. Моя стая любит одеваться в чёрное, коротко стричься, махать красными флагами и выкрикивать бодрые лозунги. А ты, пьющий кока-колу, постоянно жующий жвачку откуда? Из другой своры? А ну иди сюда!

 

Об оптимизме.

   Читая мои записки, в которых я предаюсь сквернословию и своей желчью, поднявшейся из моего возмущённого нутра, щедро поливаю действительность, которая меня каждодневно окружает, вы, возможно, заподозрите меня в пессимизме. Своим громким детским смехом отметаю эти нелепые обвинения и вздорные приговоры к безысходности, ибо нет счастливее меня в этой жизни! Пессимизмом, этой болезнью ноющих интеллигентов, лентяев и бездельников, переболел в младенчестве и сейчас её не страдаю. Я, молодой бог, безнадёжно влюблён в этот разноцветный мир! Меня охватывает безумная радость, когда я думаю, что я живу здесь и сейчас. Особенно эти вспышки веселья велики, когда я, делая утреннюю пробежку, вдыхаю и выдыхаю лазурь неба, или, отжимаясь, впитываю в свои мышцы силу земли. Радость переполняет меня, когда я читаю скрижали Ницше и Мисимы, чьи прохладные страницы, заставляют меня скрежетать зубами, играть желваками и крепко стоять на ногах. Праздник продолжается и тогда, когда под мишенью ваших глаз я вместе с товарищами топчу мостовые на митингах, и мои ноздри обоняют аромат свободы. И великое множество таких МГНОВЕНИЙ ВЕСНЫ!
    
Конечно, очень много и серых пятен на палитре моего времени. Но я оптимист, потому что это время МОЁ! Что ж поделать, другого мне не досталось, выбирать не пришлось, и я не за что его не променяю, какое бы оно ни было трудное и подлое. Не всё ещё засрано, есть ещё что терять, и мы ещё повоюем за то РАЗУМНОЕ, ДОБРОЕ, ВЕЧНОЕ. Победа будет за нами, потому что за нашими спинами стоят наши деды и прадеды, наши великие предки. Велика их армия, и я ясно вижу суровые и мужественные лица этих УЧИТЕЛЕЙ РУССКОГО. А кто стоит за вами, жалкие барыги и вечные жиды?
     Одни люди, расписавшись в собственной смерти, живут прошлым, заново пережевывая свои, как они считают, лучшие годы жизни. Другие, веря в своего справедливого бога, живут загробным будущим и занимаются самоистязанием, самоунижают и самооскорбляют себя, покупая тем самым себе место в раю. В огонь времени я бросаю все нелепые воспоминания и все идиотские надежды! Пусть прошлое и будущее, сталкиваясь, взрывается в настоящем! Если вы меня до сих пор не поняли, то я готов ещё раз проорать вам в уши: Я САМЫЙ СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК НА ЗЕМЛЕ! ЭТО МОЁ ВРЕМЯ! ЭТО МОЯ ЗЕМЛЯ! ЭТОТ МИР ПРИДУМАН НЕ ВАМИ, ЭТОТ МИР ПРИДУМАННЫЙ МНОЙ!

 

О спящих.

    Оглянись вокруг, мой друг. Мирно пасётся человеческое стадо на городском пастбище. Люди одну треть жизни работают, другую проводят сами с собой или в кругу родных, оставшуюся треть они спят. Хотя, я склонен утверждать, что они всегда спят и видят сон, в который они верят. А ты разве не слышишь посапываний и храпа? Из чего же состоит этот сон? Из каждодневного, отупляющего труда, из лишенного смысла общения с близкими, из глупых сентиментальностей и трусливой вежливости, из чудовищного нагромождения комплексов. Вот и вся обыденность быдла. Хотя они думают, что они живут, любят и ненавидят, радуются и огорчаются, но на самом деле они не способны переживать, а только пережёвывать. Самое смешное, они считают, что они что-то выбирают. Ой ли? Разве могут выбирать овцы, которых загнали в загон закона и охраняют верной армией псов? Но они счастливы в своей иллюзии, в своей мёртвой стабильности и не слышат свистов бича. Вот так то, розовощёкие, румяные вы мои.
     Гроб ночи навис над городом. Мой город спит спокойно и видит сны. Ты спрашиваешь кому невыгодно пробуждение? Тцсс! Говори потише! Ты разве не заметил, что за нами наблюдают, нас пасут, начиная с детсада. Кто? — Пастухи или наблюдатели, кукловоды, не важно —  у них много имён, а суть одна. Они никогда не спят. Сон — это их контроль. Спящими удобно повелевать. Мёртвые шевелят губами, повторяя их приказы, они безропотно будут играть свою роль марионетки в клетке. Спектакль давно начался и будет длиться целую вечность. Опутанные телевизионной паутиной, без лица, подчиняющиеся импульсам извне, спящие пляшут под дудку зомбирующего вальса. Овцы довольны, пастухи сыты.
     Эй, мой друг, вздрогни и проснись. Проникнись бунтом одиноких против одинаковых. С первым ударом зари встань, пробудись, ты долго спал и видел кошмар, но промедление смерти подобно, солнце встаёт, земля поёт и наступает время жить и действовать!

 

О сильных.

    Погляди-ка на современного человека. Он всегда вежлив, опрятен, улыбчив, мил. У него слабо развиты мышцы, потому что он почти все время ездит на машине, а на работе в офисе он выполняет нетяжёлый бумажный труд. Он нравиться самкам, потому что у него милое лицо. Он постоянно доволен собой. Перед вами идеальный продукт конвейера гуманизма, который живёт в благоприятных условиях и пользуется всеми благами цивилизации. Справедливо ли это? Нынче да. Но с точки зрения наших средневековых предшественников в историческом представлении, варваров, он, чахлый и немощный, не то что недостоин получать все самое лучшее, он не имеет права жить, а если и может жить, то только получая объедки со стола и побираясь. Самое большее, каким он может быть для них, это быть забавным.
   
Да из чего мы решили, что мы, современники, находимся на высшей точке развития человека?  Да и существует ли это развитие, может наоборот регресс и деградация? Тогда в эпоху войн в почёте были могучие и здоровые. Говоря о средневековых героях, так и представляешь себе мускулистых викингов с расписанными шрамами лицами. Вот они после очередной победы пируют, весело смеются; ведь здоровый, циничный смех был тогда привилегией сильных. Хилые и слабые не умеют смеяться они могут только кашлять. Их, титанов, не сравнить с нами, у которых головы зажаты между коленями страхов и комплексов. Тогда не задавали сами себе лишних вопросов, и всё было просто: война — так война, перед тобою враг, который либо тебя убьёт, либо ты прикончишь его. В те времена любили играть со смертью и умирали молодыми и прекрасными, в полном расцвете сил. Как писал Юкио Мисима, «должно быть тогда в раю было очень красиво». А как мы принимаем смерть сейчас? Сгорбленные под скарбом скорби минувших лет, мы костлявыми руками цепляемся за жизнь, и, чтобы продлить своё существование, боимся лишний раз вздохнуть полной грудью. А тогда чашу жизни выпивали разом, залпом, тогда любили жить.
    «БЫТЬ ВСЕГДА ПЕРВЫМ!» — вот девиз былых столетий, и любимцы богов карабкались на Олимп, чтобы завоевать себе славу и признание. Много крови утекло с тех пор, всё изменилось, но и сейчас мне хочется воскликнуть: «ДОРОГУ СИЛЬНЫМ И ЗДОРОВЫМ!».

 

О религии.

    Являются ли люди творениями бога? Или, наоборот, бог родился в мозгах испуганных людей? Ведь если приглядеться в нём столько человеческого. Слабые и безвластные, вместо того чтобы самим быть сильными и брать на себя ответственность за свои помыслы и деяния придумали этакого доброго тирана. Как, однако, человек стремиться к рабству! Причём к рабству довольно таки примитивному. Какие бы ты поступки не совершал, они разделяются на добрые и плохие, и, в зависимости от того, какая из чаш весов перевесит в руках страшного небесного судьи, будешь ты, человече, играть на арфе в царстве божьем, или гореть в топке ада (Вы только вдумайтесь, какой это бред! И как мы после этого считаем себя современными людьми?). Причём, если ты даже очень много грешил, а потом, казня себя, преклонил колени в молитве перед папой небесным, ты будешь прощён. То есть бог требует от тебя не добрых поступков, а только безусловного подчинения ему. Конечно, это очень удобно, сваливать всю ответственность за свои действия на дьявола-искусителя, и, смиренно поклонясь и каясь перед богом, зарабатывать на билет в первых рядах в раю с себе подобными, добропорядочными рабами божьими (извиняюсь за этот примитивизм, но не я всё эту чепуху придумал). Но не пора ли лопнуть этот большой сердитый воздушный шар под названием «бог», который витает где-то в рассудках духовных калек, непомерно раздуваясь от их веры, грозной тучей заслоняя солнце!? Гнилым лицемерием тянет от церковных наркоторговцев в расписанных золотом одеждах, что не возможно дышать! Вы хотя бы уподобились бы своему учителю, который умер на кресте, а не нахлебничали путём манипуляций и махинаций с молитвами. Где пахнет ладаном там жди обмана и лжи. Всех псов Ницше я спускаю на эту утопическую религию, потому что она заставляет людей только страдать и раболепствовать. Христианские мазохисты постоянно находятся в состоянии проигрыша, и готовы только поднимать руки в молитве перед нашествием зла, а не отчаянно сопротивляться ему всеми доступными методами.
    
В богов нужно не верить, а играть, своеобразно шутить с ними, как это делали язычники. Для них, неразумных детей природы, религия была большей частью игрой. Они пытались в последствии играть и с христианским богом, пока он не раздавил их своей свинцовонебесной тяжестью. Больше того, я вам открою страшную тайну: каждый может стать богом, и стоит только хлопнуть в ладоши, и горы пойдут за ним следом.          

 

Об искусстве и революции.

    «Мысль, изречённая есть ложь» — так говорил Тютчев. Больше скажу, не только слова, но и всё искусство лжёт. Спросите у любого из художников, лжёт ли он в своих произведениях, и наиболее честные из них отведут глаза в сторону. Поэты и писатели, художники и артисты, все они работники фабрики иллюзий и образов. Её продукцию каждодневно раскупают на различных выставках, концертных площадках, театральных подмостках и книжных лавках. Ведь это лучшее лекарство, а если выражаться точнее, опиум от скуки. У древних действительность была более интересной, чем у современного обывателя, и поэтому искусства не имели такого воздействия как сейчас. Тогда прежде всего ценилось реальное действие, а если и ставились спектакли, то на живую, например, гладиаторские поединки с реальной смертью и кровью. Да и жизнь древнего человека была написана по такому сценарию, который даже и снился современным драматургам. Сегодня искусство служит для развлечения, раздражения интеллектуального органа, эдакого аппендикса, функцией которого является удовлетворение человека, боящегося реальных переживаний, путём возбуждения в нём страстей. Такое искусство мертвое, и жрать эту падаль — удел шакалов. Слова они только тогда становятся живыми, нелживыми, когда они возбуждают на какое-то действие. Слова должны не просто сотрясать воздух, а тело человека, вызывая в нём такие землетрясения и бури, последствия от которых будут необратимы. Но сейчас принято стрелять холостыми, что приносит большой вред, так как энергия выбрасывается в пустоту. Это хорошо понимали доказавший свою правоту распоротым животом Мисима; читавший свои стихи перед солдатами и матросами, рабочими и крестьянами, Маяковский; и немногие другие.
     Что я вижу и слышу в театре? Я вижу одураченных зрителей с полуоткрытыми ртами и слышу смех в кулуарах. Да и сам я улыбаюсь, смотря поставку, к примеру, Гамлета. О, я слишком хорошо знаю этих талантливых мошенников — актёров. Они очень хорошо научились лгать, создавая иллюзию действия. Я их хорошо понимаю, потому что и сам я актёр, но мой спектакль — это РЕВОЛЮЦИЯ, а моя сцена — обессиленная РОССИЯ. Все собрались? Ну что ж, начнём. Приготовьтесь, любители эротических сцен и порнофильмов, мы вам покажем настоящий театр и накормим вас зрелищами до отвала.

 

Об  иллюзиях.

   Ницше считал, что после тысячелетий лжи иллюзии, такие как христианская мораль, гуманизм, сострадание и т.п., т.е. ценности слабых людей должны исчерпать себя, обнаружить свою неискренность, и что должно было привести к глобальным войнам и катастрофам, после которых родится новое, обновленное человечество. Но умытое кровью жертв первой и второй мировых войн человеческая цивилизация испугалась своей дикой, разрушительной энергии, которая накоплялась и сдерживалась христианскими  и гуманистическими принципами, а потом огромным потоком вылилось наружу, сметая всё на своём пути. Пережив состояние шока от ужаса вида своего истинного отражения в зеркале реальности, люди стали искать новые средства, новые религии, новые наркотики и лекарства для контроля той необузданной, животной энергии, которая скрывается во мраке человеческого естества. Были построены грандиозные фабрики грёз и образов, в лабораториях которых были разработаны новые вирусы счастья, выведены новые химеры веры, надежды и любви. В ход пошли и старые испытанные временем религиозные средства успокоения, правда, переиначенные на современный лад. Святых подгримировали, одели как надо, сделали их более привлекательными. Был создано страшное оружие — ящик Пандоры, который в случае необходимости можно открыть (включить) каждую секунду. Торговцы розовым туманом, при помощи его пичкают фальшивыми, яркими образами современного человека, доводя его до состояния зомби. Коэффициент самосознания неуклонно стремится к нулю. Рождения нового человека не произошло, был сделан аборт и этот выкидыш, новый кастрированный вид продолжает благоприятно жить и размножаться.
      Общество постоянно получает необходимые инъекции иллюзий. Реки лжи текут по нашим воспаленным мозгам, журчат словами, успокаивая и отравляя нас. На все подлинное и правдивое наложен сургуч липкой цензуры пропаганды бытового гниения. Вся эта фабрикация, весь этот суррогат современной поп-культуры вызывает у меня рвотные позывы. Не верю! Всё это подделка — кричу я! Найдётся ли ещё хоть один Герострат, способный спалить весь этот Голливуд?! Подымите мне веки, я хочу не мигая смотреть в суровое лицо истины, чего бы это не стоило! Ты только будь, пожалуйста, со мною, товарищ ПРАВДА!

 

О рекламе.

     Реклама производит мистическое действие на человека. Когда вы идёте по улице яркие цвета рекламных щитов вырывают вас из мира собственных мыслей, заставляя обратить на себя внимание. Ядовитыми красками залепляя глаза, одурманивающими мелодией проникая в уши, реклама несёт в себе чётко сформулированный приказ, состоящий из простого набора действий. Дешёво! Вкусно! Прямо сейчас! Вы нигде такого не найдёте! Мы вам советуем! Покупайте! Ешьте! Пейте! Жрите! Потребляйте! Ещё жрите, пока не обосрётесь! Вы останетесь довольными! Это просто охуительная вещь! И как вы раньше жили без этого! Это была р-ик!-извиняюсь-лама очередной хуйни! Ещё раз повторяю — хуйня! Хуй-ня! Это рекл-ам!-ам!-ма! Ам! Ам! Ам!
     Это страшное оружие культа потребления превращает любой предмет в товар. По мановению руки злого волшебства любая вещь, просто необходимая для жизни человека превращается в святыню, возводится на алтарь для всеобщего поклонения. Средства для этого используется любые. С интонацией буржуина, предлагающего мальчишу-плохишу продать военную тайну, знаменитые актёры, которых можно сравнить разве только с валютными проститутками, рекламируют очередной товар. Эти шлюшки совсем не гнушаются черной работой, продают безвозвратно свой авторитет, заработанный на сцене или в кино. Намазанные куклы с оральными улыбками, вводя тебя в соблазн, принуждают тебя потре-блядь. В ход идёт всё. Любой действие или состояние человека, приносящее радость, будь то семейное счастье, взаимоотношение мужчины и женщины и т.п., реклама ассоциирует с употреблением того или иного товара. Рекламодатели идут на любые преступления. Они совершают святотатство, используя в своих роликах образы великих людей и литературных персонажей. Широко используется и невинность ребёнка. Эти насильники детей заставляют обывателя умиляться от вида розового младенца бегающего в памперсах.
      Ради денег торговцы готовы на что угодно. Всё непорочное, чистое и светлое, к чему прикасаются их грязные руки, превращается для них в золото. Везде они ставят клеймо купли-продажи и выносят свой жуткий приговор: ПРОДАНО!

 

О работе над собой.

   У человека врождённая тяга к наслаждениям. Нынешняя молодёжь видит в основном свои наслаждения в употреблении алкоголя, наркотиков и женщин. Когда ты молод, ты безвозвратно тратишь себя на эти удовольствия, исчерпывая тот потенциал, который дала тебе природа. Мне хочется противопоставить такому нездоровому образу жизни тоже плотские наслаждения, но другого рода. Каждый день, искушая мышцы, я допрашиваю своё тело с пристрастием, подвергая его физическим нагрузкам. Я, приговорённый к высшей вере — вере в самого себя, каждое утро становлюсь диктатором над собой. Я постоянно заставляю мои мускулы ритмично сокращаться, чтобы они в течение всего дня могли приятно петь у меня под кожей. Подогревая воздух, мои лёгкие вдыхают и выдыхают утреннюю прохладу, голова наполняется спокойной радостью, и я жадно выпиваю всю прелесть первого солнечного луча, падающего на мое лицо. Потом, подвергаясь приступам нарциссизма, я любуюсь своим налитым бронзой телом, наблюдаю, как сгустки энергии перекатываются у меня под кожей. Сердце приятно звучит в моей груди, и всё тело подвергается резонансу его стука. В эти моменты концентрация жизни во мне превышает свою норму, и я остро чувствую все прикосновения бытия. 
   
Во время тренировок я ощущаю себя творцом, который строит, рисует, лепит самого себя. Ведь тело это материал, глина, из которой можно вылепить отличную скульптуру, прекрасное изваяние мышц. А создавая себя снаружи, создаёшь себя и внутри. В результате таких каждодневных упражнений я преисполняюсь достоинством и уверенностью, а мой дух наполняется кристально отточенной чистотой.
     Делай, лепи, твори самого себя. Куй своё тело пока оно молодо, чтобы молот судьбы не мог тебя сокрушить. Пусть твоя молодость силой бьёт через край! Не уподобляйся своим сверстникам, пребывающим все время в пьяном угаре или похмельном синдроме. Работай над собой, и если ты победишь себя, то победишь и любого.

 

О человеке.

    Эй ты, человек! Я к тебе обращаюсь! Это я, любитель громких дел и грубиян, задира и горлопан, потревожил твоё ничтожество. Как ты смеешь, человек, писать своё имя с большой буквы!? Не слишком ли ты мал для этого? Или ты считаешь, что ты много сделал, чтобы заслужить титул человека с большой буквы? А ведь если поближе посмотреть, то и не сделал ты ни хуя. Но ты хочешь, чтоб к тебе пиздато относились. После победы в очередном соревновании кто громче пёрнет или кто дальше плюнет, «Браво!» кричишь ты себе, и упиваешься фактом собственного существования, взбираясь на воздвигнутые постаменты, любуясь собой в бесконечных кривых зеркалах. А если и снизойдёт на тебя прозрение, мигом ты разбиваешь правильное зеркало со своим настоящим изображением, находишь какой-нибудь утешительный отмаз для себя, всеми своими присяжными заседателями оправдаешь себя и посадишь себя в тюрьму своих собственных иллюзий. Так что твоя бравада по поводу себя неуместна. Слаб ты человек. Слаб и ленив. Слабость и лень — вот твои врождённые качества и в каждой твоей слабости, в каждой твоей лени я вижу, узнаю то самое, то, человеческое с маленькой буквы. И как я ненавижу это человеческое, и как я отчаянно борюсь сам с собой, находя это в себе! Слабость идёт от человека, а сила от Бога, и если есть что в человеке полюбить, так это божественное, что в нём есть, а не то, что ты возводишь на алтарь и чем так кичишься.
     Иногда бывает, что я начинаю верить в тебя, человек. Но лишь, как только во мне появляются ростки надежды, я сразу получаю от тебя нож в спину, потому что в следующем своём поступке, ты обнаруживаешь себя, свою личину, свою мразь, которую ты так любишь и трогательно лелеешь год за годом в себе. И как я мог опять наивно наступить на одни и те же грабли! Кривая ухмылка сожаления своей тенью наползает на моё лицо, скорбная усталость охватывает меня, ибо как я устал от этих разочарований, от этих человеческих укусов иуды!
     Человек — это только начальная точка отчёта, абсолютный ноль. Старт для дальнейшего развития. Ты возражаешь мне, что выше своей головы не прыгнешь? Но ты хоть раз то пробовал?! А? Ах, как хочется мне тебя ударить, чтобы ты мог прийти в себя, перестать себя незаслуженно поощрять и жалеть, подняться с колен, отбросить свои костыли и действительно звучать, звучать ГРОМКО И ГОРДО!

 

Зов к предкам.

     К Вам взываю я, души предков! Восстаньте из оскверненной земли, ибо лютое лихо наступило! Все нашествия, ранее постигавшие нас, поглощали или отражали Вы. Но то были миллионные доли беды, а сейчас настоящая БЕДА пришла. Ибо приговорили всё НАШЕ, всё РУССКОЕ к живой смерти, к разрухе духа. Великая ИМПЕРИЯ ДОБРА, потом и кровью построенная Вами, рухнула, изъеденная изнутри червями предательства и преступного попустительства. Мрак замуровал солнце. Орды иноземцев топчут погаными ногами нашу с Вами поруганную Отчизну. Толпы юродствующих нерусей пляшут дикие танцы на Ваших могилах. Вандалы разрушают наши святыни, разрывают наши флаги на простыни. Нам возбраняют творить и учат потреблять, запрещают нам жить и дрессируют приспособляться. Нас рубят на корню, отравляя нас ложными истинами, переворачивают всё с ног на голову, именуя белое чёрным, делая бесстыдство святостью, считая силой слабость. Я, безжалостный оптимист, бью в набат, ибо наша РОДИНА в опасности! Я слышу дьявольский ХОХОТ и вижу, как свою пасть разевает пропасть, чтобы поглотить мою прекрасную Атлантиду, мою Батьковщину.
    
Зреют плоды ненависти в наших сердцах, в сердцах ПОСЛЕДНИХ ИЗ МОГИКАН. Ах, как мало нас осталось, хранителей ДНК великой эры, и какие жестокие уроки одиночества получаем мы от судьбы! Ах, как много врагов окружает нас! Враг глядит на нас из газет, враг смотрит на нас с телевизионных экранов, враг улыбается нам с рекламных щитов. В бессильной злобе, я, красно-коричневый выродок, изрыгаю проклятья из своего раздражённого горла отвернувшимся от нас небесам, видя как воздвигаются Макдональсы на когда-то девственной земле, а старинные здания  обезображиваются ядовитыми рекламами. О, если бы они умели говорить, как бы громко они вопили! О, кто даст нам силы остановить эту оргию гуманизма, нарушить это царство покоя и лжи, прекратить этот кровавый мир во время чумы на обломках изнасилованной Державы! Всеми богами заклинаю Вас, ПАРТИЯ МЁРТВЫХ, восстаньте из праха и пыли! ВОССТАНЬТЕ, ВЕЧНО ЖИВЫЕ!  РОДИНА В ОПАСНОСТИ!

 

Читайте также в разделе "Поэзия" произведение "Рождение героя"

 

вернуться