ПРОЗА/ВАСИЛИЙ ЖЕЛТЫЙ/ПАДЕНИЕ В БЕЗДНУ


© www.pechora-portal.ru, 2002-2007 г.г.


Василий Васильевич Желтый
"ПАДЕНИЕ в БЕЗДНУ"

Внимание! По желанию автора вы имеете право размещать этот текст на ресурсах Интернета,
с обязательным указанием на источник - www.pechora-portal.ru


Приятного чтения!

© Василий Васильевич Желтый.
© webиздат - www.pechora-portal.ru, Печора, 2005 г
© Премьерная публикация в сети Интернет - www.pechora-portal.ru, 2005 г.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2005 г.
© web-оформление, обложка, Игорь Дементьев, 2005 г.


Книга составлена на основе очерков, ранее публиковавшихся в районной печати,
о работе оперативных работников уголовного розыска и милиции.

 

СРЕДЬ БЕЛА ДНЯ
 
 

    Уходя утром на работу, Николай Николаевич и его жена, наверное, и не предполагали, что среди бела дня, за каких-то 10-15 минут их обчистят, заберут всё, что они собирали по крохам многие годы. И когда после обеда ему позвонила на работу жена и сказала, что их квартиру ограбили, он сразу же сообщил о происшествии в милицию. Сам же доработал до конца смены, потому что занят на ответственной службе — нельзя её оставить ни на минуту. Хотя какая уж там работа после такого известия! Получив его, человек, как бы раздваивается: сам он находится в одном месте, а его мысли — в другом.
   Из показаний в суде свидетеля Дениса, ученика 9-го класса: «12 февраля я был дома. Ко мне в гости приходил Максим. Мы посмотрели телевизор. Потом Максим ушёл за кассетой. Вернулся. Через какое-то время вышел покурить. Минут через пять опять пришёл. Затем снова вышел из квартиры, но в коридоре почему-то замялся и что-то неразборчиво сказал и в это время в квартиру ворвались двое. У одного в руке был пистолет Он подошёл ко мне и запер в туалете. Второй мужчина закрыл в ванной сестру. В большой комнате они открывали сейф — были слышны удары... Потом они ушли, оставив нас с сестрой взаперти. Но сестра как-то вскоре открыла дверь ванной и освободила меня.»
    Аналогичные показания дала и сестра Дениса — Анна, ученица 3-го класса.
   Из показаний свидетеля Максима, ученика 9-го класса: «В тот день я был у Дениса. Посмотрели кино. Потом я сходил за кассетой. Принёс её. Было уже где-то 14 часов... Вышел на лестничную площадку и увидел там Кронина. Он мне пригрозил: «Вали отсюда!» Я снова зашёл к Денису. Затем решил пойти на улицу покурить. Открыл дверь, и тут вошли двое. На 5-ом этаже ещё кто-то стоял. Я подумал, что им от меня что-то нужно. Однако они ко мне не подходили... Вышли они из подъезда минут через десять.»
    Судья Н.В. Стапанов внимательно слушал показания свидетелей. Он хорошо изучил материалы уголовного дела и, как опытный юрист, где-то интуитивно чувствовал возможные изменения в показаниях свидетелей. Всякое бывало в многолетней практике. Что Максим делает поворот на 180 градусов от своих показаний, данных на предварительном следствии, судья понял с первых же слов. И когда Максим умолк, видно, посчитав, что его миссия, как свидетеля, уже выполнена, судья сказал: « На предварительном следствии вы давали совершенно другие показания. Вот какие, послушайте» И он зачитал их Оказывается Максим познакомился с Мишей по кличке «Прон» во дворе своего дома в январе этого года. Тогда Миша попросил Максима, чтобы он нашёл какую-нибудь квартиру, в которой было бы много золота и денег. Через несколько дней Максим доложил «Прону»,что в доме, по улице Гагарина живёт его одноклассник Денис и что у них есть сейф, в котором хранятся доллары и золото. «Иди сейчас же к Денису и проверь, кто у них дома. Мы будем ждать тебя в подъезде, — сказал «Прон».
    Максим пошёл к Денису. Родители его были на работе. Ребята смотрели кино. Однако Максим, зная, что в подъезде его ждут другие друзья, нервничал, бегал туда-сюда. Может, в последний момент и думал он рассказать Денису, но не посмел, помня угрозы Михаила. Максим вышел на лестничную площадку и доложил «Прону», что в квартире только дети.
    Просматривая материалы уголовного дела, я не терял надежды, что где-то натолкнусь на слова раскаяния Максима за трусость и предательство. Нет. Видно и в мыслях он не держал ничего такого. И до конца играл навязанную роль. Когда судья напомнил ему его показания на предварительном следствии, спросил: «Так когда же вы говорили правду?» — Максим ответил:«Сейчас. А те показания неправильны. Меня избили в милиции». Судья зачитал протокол очной ставки между Максимом и Крониным. И тогда он подтвердил свои показания. Михаил Кронин пошёл на дело вместе с Сергеем Дудовым, двадцатилетним парнем, уже судимым пять лет назад за кражу. Дали ему два года условно. У Михаила биография «богаче». Он был уже дважды судим. В последний раз в 1993 году за незаконное приобретение, хранение и изготовление наркотических средств. И вот очередное дело. Вначале он всё отрицал, признав лишь факты избиения матери. А квартиру он не грабил, пистолета у него не было. Позже он всё-таки сознался в совершении преступления, но заявил, что делал это сам. Был с ним в первый момент один парень по имени Андрей, но потом, когда он понял, что дело это серьёзное, ушёл. «И на квартиру меня никто не наводил. Я сам слышал...» Вот так. Конечно, Кронин уже мастер своего дела. Отлично знает, за что и сколько лет можно получить, а поэтому отталкивал от себя всё и всех. «Сейф я ломал куском топора... Содержимое сейфа всё выгреб» — в деталях объяснял М.Кронин.

* * *

     Иногда, по стечению обстоятельств или из-за самонадеянности и постоянной дремоты в работе бывают казусы и просчёты, что, как говорится, хоть стой — хоть падай. Возьмём для примера дело, о котором ведём рассказ. М. Кронина и С. Дудова, подозреваемых в разбое и грабеже, работники милиции задержали быстро. А вот обыск их произвели, видно, поверхностно, спешно. В результате был допущен промах. Расскажем это словами самих сотрудников городского ОВД. «12 февраля я, Поздеев и Корчуков перевозили задержанных — объяснял Е.Попов — у Кронина мы спрашивали: где пистолет? Он ответил, что не знает никакого пистолета. Мы надеялись, что их обыскали хорошо... На другой день ехали по службе в Песчанку и нашли пистолет в машине «Я заглянул сзади в машину и увидел его. Водитель сказал, что вчера везли Кронина и это он мог оставить пистолет», —рассказывал сотрудник ГОВД В.Семяшкин. Теперь понятна позиция, которую занял на предварительном следствии в суде М.Кронин. При задержании оружия у него «не нашли», а что предъявили позже — это всё какие-то против него козни оперативников, чтобы упечь его, невиновного, подальше и на долго. Повод для подобных рассуждений М. Кронину был дан. И всё же следствие доказало, а суд подтвердил, что пистолет принадлежал Кронину. Несколько свидетелей видели это оружие в его руках. А шесть патронов к нему были изъяты при задержании. С. Дудов своей вины не признал. Но суд понимал, что это право подсудимого и способ защиты своих интересов. А дело суда — установить истину. И он это сделал.
    Кронину было предъявлено обвинение по трём статьям УК: за умышленное лёгкое телесное повреждение или побои, за незаконное приобретение и ношение оружия и за разбой. Обвинение по первой статье звучит как-то по-детски, шаловливо, будто два малыша поссорились и один другому поцарапал нос т.е. умышленно нанес лёгкое телесное повреждение. Жаль, что в Российском уголовном кодексе нет главы, скажем, такой: преступления против матери, куда бы вошли статьи, определяющие наказания за слёзы матери, её ранние седины и физические страдания... Как бы пригодилось следствию и суду такое законоположение!
   ...Из показаний в городском суде свидетеля Ольги Сергеевны — матери Кронина, подсудимого: «Это мой родной сын. Работать он не хотел. Выпивал и наркоманил. Он всегда был обколотый и пьяный. Требовал у меня деньги. И бил... Я не выдержала и пошла сняла побои. Как-то в четыре часа утра открыл дверь, был он с пистолетом, требовал 150 тысяч рублей. Он сам взял деньги, а уходя, сказал, что за остальными деньгами придёт парень — отдать ему. Приходил — отдала 50 тысяч... Ущерб не возмещён. Да и не надо мне от него ничего»...
   Участники судебного разбирательства задавали вопросы, уточняли детали. Ольге Сергеевне, видно, нелегко было выступать свидетелем обвинения по уголовному делу её сына, но она держалась и на вопросы прокурора отвечала: «Бил меня, как мог... Я испугалась самого вида пистолета... Он не угрожал». Наверное, в последнее мгновение материнское сердце дрогнуло: чего это я так наговариваю на родного сына, сколько всего уже перенесла и это могла пережить. Мать выдавила из сердца короткую фразу: «Он не угрожал». Скажи он в эту секунду ей ласковое слово — и она бы ему всё простила. Но таких слов мать, видно, давно от своего сына не слыхала...
   Суд, следуя букве закона, определил, что «действия М. Кронина по отношению к матери нельзя признать разбойным нападением. Ибо он пришёл в свою квартиру и только самоуправно, без разрешения матери, взял деньги».
   ...Суд приговорил М.Н. Кронина к восьми годам лишения свободы с отбыванием наказания в ИТК строгого режима; С.П. Дудова — к шести годам с отбыванием срока в колонии общего режима. Решено взыскать с осуждённых в пользу потерпевшего 2 млн. 527 тысяч рублей солидарно.
   ...На дворе лето. Как-то там живут Денис и Максим, смотрят ли они вместе кино? В своих заметках я не назвал их фамилий. Зачем наносить им дополнительную боль в таком раннем возрасте. Однако, Максиму нужно серьёзно подумать над случившимся и дать самооценку своему поведению во время недавнего происшествия. Хочется верить, что для 15-летнего паренька то было простое недоразумение. Однако, тревога остаётся: куда идёт наше общество?

 

ВЫСТРЕЛ В НОЧИ
 

    Августовским вечером по улице Социалистической шли два человека Куда и зачем они шли — осталось в тайне. Однако, именно с этого вечера, криминалисты начали отсчёт времени, когда с места происшествия исчезла улика, которая снова выплыла и «заговорила» через два месяца, в октябре., Итак, они шли по тротуару... Вдруг загремел выстрел. Один из них, по кличке «Скрипа», словно подвернув ногу, упал. Второй наклонился над ним, взял за плечи, видно, решил поднять его на ноги, но тот сказал: «Оставь меня. Возьми обрез и уходи, иначе нас заметут здесь...» «Скрипа» рывком расстегнул куртку и достал из-под брючного ремня обрез. В тот же миг напарник скрылся в вечерних сумерках. Раненый отполз на обочину тротуара и сел, прислонившись к стволу берёзки. В душе он честил себя за оплошность: почему не поставил обрез на предохранитель, и тот сам по себе произвольно выстрелил? Время было позднее. Прохожие появлялись на улице редко. На прозвучавший выстрел никто не среагировал. Люди, даже услышав его, наверное, подумали, что хлопок произвела какая-нибудь промчавшаяся машина. Они часто стреляют из выхлопных труб, порой так сильно, что прохожие внезапно останавливаются и вертят головами, стараясь понять, «где стреляют»?». Но вот возле сидящего остановился мужчина и спросил: «Вам плохо? — «Меня ранили. Вызовите «скорую». Милиция и медики приехали скоро. Пострадавшего отправили в больницу Там же после осмотра и оказания помощи оперативник задал первые вопросы, на которые тот ответил: «Кто и почему стрелял, не знаю. Шёл я один... А тут вдруг выстрел»
   Однако оперативников настораживал тот факт, что рана пострадавшего выглядела так, словно стреляли в него откуда-то с высоты и под большим углом. А неподалёку была обнаружена скоба, прикрывавшая спусковые крючки.
   — Высказывались разные версии, говорил подполковник милиции Кокуашвили. — Они прорабатывались, но не подтверждались. Остановились на одной: обрез принадлежал самому потерпевшему. Но это нужно было доказать.
   «Скрипа» же всё отрицал. Угрозыск продолжал поиск ствола.



И СТВОЛ
СНОВА ЗАГОВОРИЛ

   Время приближалось к полуночи. Город жил своей ночной жизнью: по улицам на больших скоростях проносились такси, по тротуарам торопливо шли домой запоздавшие прохожие. Четверо ребят, видно перед расставанием, спешили выговориться, стоя во дворе большого дома. Срезая угол, и тем самым сокращая путь, через двор часто ходят люди. Так что появление двух прохожих не вызвало у ребят никакого опасения — идут и пусть идут. Один был высокого роста, второй пониже. Вот они поравнялись с ребятами, высокий круто повернулся к ним и проговорил:
   — Стать всем к стене! Руки вверх!
   В руках высокого был обрез. Здесь, думаю, пусть коротко расскажут сами участники этого события.
   А. Ивашкевич, сварщик: «Мы постоянно собираемся во дворе дома по улице Социалистической... Тех, двоих я видел в тот вечер впервые. Один, что пониже, был с сигаретой и попросил прикурить. Я уже хотел было дать, но высокий достал из-под куртки обрез, взял его в обе руки и, направив в нашу сторону, приказал нам всем стать лицом к стене. Мы подчинились, так как испугались. Мы хорошо рассмотрели оружие: это был обрез двуствольный с вертикальным расположением стволов... Тот парень, который пониже, приказал нам вывернуть карманы, а высокий держал под прицелом обреза. Я вывернул карманы и сказал, что у нас ничего нет. Тогда он потребовал, чтобы я снял куртку. Я думал уже снимать, но потом спросил: «Что, за эту куртку пристрелишь что ли?» Высокий сказал: «А ты думаешь, что это игрушка? Ну, ладно, бегите в сторону интерната...»
   Ребята, стоявшие под прицелом оружия, ринулись в указанную сторону. А когда они перепрыгивали через забор, А.Терентьев крикнул стоявшим разбойникам: «Вы за это получите!» Обидно, конечно, было парням. Четверо они стояли с поднятыми руками... Но с оружием шутки плохи, на него с голыми руками не попрёшь. Не зря говорят, что против лома нет приёма. Хотя всякое бывает.
   М.Пономарёв, учащийся выпускного класса: «Когда высокий достал обрез, то сразу ударил меня стволом по носу и сказал: «Поднимите руки! Стать лицом к стене!»... Потом мы побежали. Терентьев, перебираясь через забор, крикнул им... И сразу же раздался выстрел. Я почувствовал боль в области головы и спины. В больнице у меня вытащили две дробины справа из-за уха... Искать их мы не хотели. Просто обидно, что нас было больше, но мы перед ними растерялись...»
   В ту ночь ранен был и Тимченко, учащийся ПТУ. Вместе с М.Пономарёвым он был доставлен в больницу с огнестрельным ранением спины и головы. Высокий, видно, ударил сразу с обоих стволов. Неужели столько зла уже успело накопиться в его душе? Ведь стрелял он не в воздух, в бил прицельно. И только расстояние спасло ребят от гибели или увечья.
 

ОПЕРГРУППА УХОДИТ НА ПОИСК

   Сообщение о разбое на улице и ранении двух человек поступило в дежурную часть горотдела милиции в 22 часа 47 минут. Через несколько минут оперативная группа выехала на место происшествия. Как оказалось, в ту ночь на прицел того же обреза попал и работник милиции Андрей Х. Он рассказывает: «Я проходил мимо магазина «Нефтяник» и увидел человека, который стоял на ступеньках и перезаряжал обрез 12 калибра, стволы вертикальные. При моём появлении он уже вынул из обреза гильзы и вставлял в нижний ствол патрон. Сдвинув обрез в боевое положение, он направил его на меня. Я отпрянул в с сторону входя в подвал. Навстречу мне шёл ещё один. Я забежал за угол и встал у входа в подвал.
   Секунд через десять вышел из-за угла — их уже не было...
   Потом я увидел дежурную машину и остановил её...»
    Вот так, проходил, увидел.., забежал за угол, а когда вышел из-за угла, их уже и след простыл. Непонятно поведение инспектора в данной ситуации. Конечно, лезть бездумно на обрез — дело никчемное, однако, думаю, как работник милиции он должен был проявить находчивость и смелость, чтобы не упустить из поля зрения преступников.
    Почти шесть суток печорские сыщики вели поиск участников разбоя. С каждым часом круг поисков сужался. Оперативники уже знали о их укромном месте в одном из домов на Лесокомбинатовской улице. Там они устраивали встречи и планировали выезды «на охоту» за пределы города. Знали о квартире в городе, где живёт родственник одного из подозреваемых. Опергруппа решила «нанести визит» одновременно по обоим адресам.
   — Мы знали, что у них есть обрез — говорил руководитель группы В.В. Сенеджук. — Они могли применить его в любую секунду. Но наше появление для них было полной неожиданностью. К счастью, оружия при них не было. Обошлось без стрельбы. Обрез был спрятан на Лесокомбинатовской. Там же хранилась банка с порохом, гильзы 12 -го калибра, патроны бумажные, закатанные. А обрез-то! Он самый, тот, который в августе выстрелил в «Скрипу». Его сыщики узнали по скобе. Вместо утерянной заводской к нему была прикреплена скоба, сделанная из металлической ложки. Операция по розыску и задержанию лиц, подозреваемых в преступлении, была завершена. В ней принимали участие В.В. Сенеджук, А.Г. Ефимов, В.А. Летовальцев и А.А. Иванков.


ЖИЛ ОН В ЛЕСНОЙ ИЗБУШКЕ

   А теперь пора, наверное, назвать главных участников разбоя, потому что кое кто из читателей, может, думает, что занимались таким преступным делом закоренелые уголовники. Нет. Стали на этот путь люди совсем ещё молодые: Сергей Глебов, 1977 года рождения, а его подельник — Дмитрий Кравцов — на год моложе. Но они — родственные души: ни тот, ни другой на момент ареста нигде не работал и не учился.
    Сергей окончил 7 классов, а Дмитрий — на класс больше. В ходе предварительного следствия и судебного разбирательства выяснилось, что у С.Глебова» не сложились отношения с учителем, и он оставил школу. Д.Кравцов был отстранён от учёбы на 2 месяца за хулиганство, а потом отстал в учёбе и был оставлен на второй год, но учиться с младшими по возрасту не захотел. Не посещал и вечернюю школу.
    Мать Сергея Глебова рассказывала на следствии: «Мой сын уже периодически работал. Семья у нас благополучная. Отношения хорошие. Какого-нибудь недостатка Сергей не испытывал» А мать Дмитрия Кравцова говорила: «У меня с сыном были конфликты. Если я ему делала замечания по его образу жизни, то он уходил из дома и жил в лесной избушке» Родители Дмитрия живут порознь. Сын часто навещал отца. Там его с Сергеем и задержали. На допросе Дмитрий заявил, что в августе 1995 года он купил обрез за 100 тысяч рублей у некоего Шевелёва. Хранил его в лесной избушке в районе дороги на Кедровый шор. А потом принёс обрез в город и отдал на хранение С.Глебову. Иногда Дмитрий передавал его «в аренду», если кто-нибудь просил «дать на время, чтобы кое-кого попугать» Пиком их похождений стало 7 октября 1995 года. Вечером того дня С.Глебов и Д.Кравцов пошли на дискотеку в гарнизонный дом культуры. Взяли с собой и обрез. Спрятали его в кустах. После дискотеки пошли по улице Социалистической и там, во дворе дома, увидели четверых ребят...
    Не будем повторять уже известные нам детали того ночного набега, а лишь добавим к ним некоторые штрихи. Например, С. Глебов оскорбился, когда кто-то из тех, кому они приказали вывернуть карманы, подал ему 100-рублёвую купюру и выбросил её. А что касается команды: «Бегите в сторону интерната», то она последовала потому, что в том месте горел уличный фонарь и они могли контролировать поведение убегавших. «Мы боялись, что они позовут на помощь, — говорил во время следствия С. Глебов. — У магазина «Нефтяник» я остановился. Ко мне подошёл мужчина лет 25-27 и спросил: «Что парень, стреляешь?» Я вытащил обрез и наставил на него. Он убежал. Прятали обрез мы на Лесокомбинатовской улице в подвале. Там же мы пробыли два дня. Задержали нас на квартире у родителей Кравцова».


ГОРЬКИЙ ФИНАЛ,
НО ЗАКОНОМЕРНЫЙ

   Да, история произошла тревожная. Она задела души многих людей. Рассказывать о ней и то нелегко. А говорить об этом надо. Пусть знают другие, чтобы не оказались на том пути, который ведёт на скамью подсудимых. «Почему это происходит?» — слышу стук своего сердца. И тут же предвижу удивление человека равнодушного: «А что тут такого? Ну, случилась беда...» Нет, такое не случается. Это — горький, но закономерный финал. Мудрецы говорили: «В беду попадают, как в пропасть, вдруг, но в преступление сходят по ступенькам. В конце февраля 1996 года печорский городской суд под председательством судьи Г.Л. Артеевой рассмотрел уголовное дело по обвинению С.П. Глебова и Д.А. Кравцова сразу по нескольким статьям УК и приговорил каждого к семи годам лишения свободы в колонии общего режима. Осуждённые и их адвокаты направили в Верховный суд РК кассационные жалобы на приговор горсуда.
   14 мая 1996 года судебная коллегия Верховного суда РК, рассмотрев кассационные жалобы, постановила: «Приговор в отношении С.П. Глебова и Д.А. Кравцова оставить без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения»
 

ВОРОНОМ КРУЖИТ
«БЕЛАЯ СМЕРТЬ»

   Раньше все эти язвы общества были только там, за бугром, где «гнил и рушился капитализм». Сегодня мы признаём, что и в нашем доме не всё благополучно: были и есть наркомания, проституция и другое, чем богаты зарубежные страны. По этому показателю мы, наверное, не отстаём от них. В течение июля-сентября 1993 года в Печорском городском суде под председательством народного судьи Георгия Емельяновича Ильиных рассмотрено несколько уголовных дел о незаконном приобретении, изготовлении, хранении и сбыте наркотических средств. Эти дела не пересекаются между собой. Их участники занимались каждый сам по себе, но это ясно говорит об одной общей серьёзной опасности: в нашем городе уже вороном кружит «белая смерть», которая зорко высматривает свою добычу, в основном, среди молодых неокрепших душ. И горе будет тому, кто попадёт в расставленные ею сети.



ОН ПОКУРИВАЛ... И
ПРИТОРГОВЫВАЛ «ТРАВКОЙ»

   Оперативники знали, что девятнадцатилетний Дмитрий Марухин покуривает «травку» и предлагает её знакомым ребятам за определённую сумму. Надо только взять Дмитрия с поличным. И такой случай представился: он был задержан работниками милиции на улице, когда шёл, видимо, на промысел. При личном досмотре Марухина у него было изъято вещество тёмно-зелёного цвета, завёрнутое в марлю. Решили провести обыск и на квартире, получив на это разрешение прокурора. Обыск сделали тщательно, и он полностью подтвердил предположения оперативников: в квартире Марухина хранились наркотики. При обыске были изъяты: пакет из газеты с измельчённым веществом жёлтого цвета; порошковое вещество темно-зелёного цвета, завернутое в тетрадный лист. Криминалистическая экспертиза дала заключение, что на квартире у Марухина и при его личном досмотре было изъято вещество — марихуана. Теперь предстояло выяснить, где приобрёл Дмитрий наркотики?
  Он не стал запираться на предварительном следствии. Это подтвердил и в суде: 6 марта 1993 года на площади Горького Дмитрий купил у неизвестного лица коноплю в виде измельчённой растительной массы. Как он пояснил, приобрёл её «как для личного потребления, так и с целью сбыта». Хранил у себя дома. В короткий срок он изучил способ превращения конопли в гашиш — более сильное наркотическое средство. Дмитрий — парень способный. Ещё в ПТУ-4 преподаватели обратили на это внимание. В его характеристике из училища говорится, что на уроках производственного обучения он схватывал всё быстро, работу выполнял на «отлично». Из него бы вышел прекрасный механик дизельных судов или крановщик. Но Макрухин пошёл по другому пути. После училища лишь два месяца проработал в СУ-14 слесарём по ремонту двигателей. Отзываются о нём там хорошо. Не стал Дмитрий работать слесарем. Видимо, нашёл новый источник дохода. В начале апреля пошёл учиться на курсы водителей. Проучился три недели... и был арестован. Как видно из материалов дела, после окончания ПТУ-4 в июне 1992 года жизнь Дмитрия Марухина могла бы сложиться вполне нормально, но потом изменилась, когда на умонастроение и психологическое состояние юноши стала влиять какая-то искусственная сила. Она поддерживалась ежедневно очередной выкуренной папиросой с гашишем. И хотя курить «травку» Дмитрий начал недавно, однако, организм уже просил своей дозы, а потом потребовал бы и увеличения её. «Лаборатория» по производству гашиша работала на дому Затем наркотик смешивался с табаком и этот продукт шёл для набивки папирос. А потом Марухин продавал их своим знакомым Это они подтвердили на предварительном следствии и во время судебного заседания. Знала ли об этой стороне жизни мать Дмитрия? Не берусь что-либо утверждать, но только думаю, что каждая мать сердцем чувствует состояние души своего ребёнка. Но только одна, если заметит какие-нибудь отклонения в его поведении, обязательно достучится до сердца сына или дочери и поможет им преодолеть все сложности. Другая же так любит своё чадо, что старается не вмешиваться в его жизнь и оберегает её от вмешательства посторонних. Такая вот слепая любовь и калечит детей. Родители понимают это, но слишком поздно. Когда Дмитрия Марухина арестовали и началось следствие, на имя следователя поступило заявление от его матери: «Прошу Вас учесть, что я больная, работать больше не могу, а на пенсию не прожить, поэтому мне нужна материальная помощь. Её может дать только сын — Марухин Дмитрий. Справку о болезни прилагаю».
   Конечно, следователь — не робот, и ему жаль эту 52-летнюю больную женщину. Он приобщил заявление и справку к делу её сына. А суд разберётся. Только он может что-то учесть или отклонить. В суде Дмитрий всё рассказал и чистосердечно раскаялся. Раньше к уголовной ответственности он не привлекался, ни в чём предосудительном замечен не был. Все эти обстоятельства являются смягчающими его ответственность. Но суд признал, что Д.Марухин совершил преступление из корыстных побуждений. Суд учёл обстоятельства дела, личность подсудимого и пришёл к выводу, что он заслуживает наказания—лишения свободы, но... Суд приговорил Дмитрия Марухина к трём годам лишения свободы без конфискации имущества с отсрочкой ему исполнения назначенного наказания на 2 года.
    Экзамен для Дмитрия серьёзный. Суд определил ему линию жизни и поведения, переступив которую он сразу же лишается свободы. Доверие за доверие — в этом суть определённого судом наказания.



В МОСКВУ НЕ ЗА ПЕСНЯМИ,
А ЗА....СОЛОМКОЙ

   Два друга Михаил Прошкин и Станислав Соков в декабре 1992 года поехали в Москву. Нет, не за песнями. Дел там у них не было никаких. Поехали просто прогуляться, как говорится, людей посмотреть и себя показать. 7 декабря на Ярославском вокзале к Михаилу подошёл парень и повёл отвлечённый разговор, но на тему ему понятную, так как он не лыком шит, и хорошо знает, что к чему. Несмотря на свои двадцать лет, Прошкин уже три года провёл в местах не столь отдалённых, Из разговора с незнакомцем он понял, что тот предлагает ему маковую соломку.
   — Недорого возьму. Только продам один на один, без свидетелей. — сказал он.
   Михаил купил у него пять стаканов маковой соломки по 1500 рублей за один стакан. Что делать дальше, чтобы из этой, безобидной соломки получить первоклассный наркотик, он уже знал, иначе не стоило ему связываться с этой «травой». Сокову тогда он ничего не рассказал, говорит, что боялся. Потом разругались с ним, и Станислав, махнув на всё рукой, 8 декабря уехал в Печору. Прошкин возвратился домой через четыре дня. Маковую соломку никому не показывал и сам, в таком первозданном виде, её не употреблял, берёг, чтобы получить от неё самую высокую эффективность. Читаешь показания Михаила Прошкина и удивляешься: на что растрачивает человек свой ум, энергию, свою любознательность.! Он доходчиво объясняет операцию за операцией, деталь за деталью как из этой соломки получить экстракционный опий. Специалист — химик да и только! Потом он превращается в медика и рассказывает, как готовит шприц, набирает им наркотик и делает себе внутривенный укол. Жутко! Мороз охватывает душу и тело, а он говорит об этом спокойно, как о своём главном деле в жизни. Не забыл сказать и о кайфе... В начале статьи я упоминал о «белой смерти». Дмитрий Марухин к ней сделал первые шаги, закурив травку. Михаил Прошкин же шёл с ней в обнимку. Хорошо, что его остановили...
   20 января 1993 года Прошкин был дома. К нему в комнату зашёл Соков. На видном месте лежал шприц с остатками наркотика. У Сокова загорелись глаза:
   — Можно попробовать?
   — Пробуй, если хочешь, — равнодушно сказал Михаил. Тот взял шприц...
    В комнату вошли работники милиции. Они изъяли остатки маковой соломки, растворитель, шприцы с остатками экстракционного опия. Задержали и Прошкина по подозрению его в незаконном приобретении, перевозке, хранении и изготовлении наркотических средств. Началось следствие. Оно продолжалось более пяти месяцев. И вот суд. Он скрупулезно изучает документы, допрашивает свидетелей и подсудимого... Всё подтверждено и доказано. Но с одним суд под председательством народного судьи Г.Е. Ильиных не мог согласиться — с квалификацией следствием действий обвиняемого Михаила Прошкина. Ведь ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не было добыто доказательств того, что Прошкин умышленно склонял Сокова к употреблению наркотиков.. Тем более, Соков сам просил его дать ему попробовать их... Действие подсудимого Прошкина суд квалифицировал по статье 224 ч. 3 УК РФ, поскольку он незаконно приобрёл, перевёз, хранил и изготовлял наркотическое средство без цели сбыта. Сбыт и распространение наркотиков — очень тяжкое обвинение. И наказание за него последует более строгое. На то он и суд, чтобы во всём разобраться, всё взвесить. М. Прошкину назначено наказание — 2 года исправительных работ по месту, определённому инспекцией Печоского ГОВД, с удержанием из его заработка 20 процентов в доход государства.


ПРИЗНАЛ ВИНУ
ТОЛЬКО ЧАСТИЧНО

   В ночь с 11 на 12 апреля 1993 года оперативные работники совместно с нарядом патрульно-постовой службы отдела милиции проводили оперативную операцию под определённым условным названием. Заслон выставили в районе поста ГАИ между двумя частями города. Было время суток, когда транспортный поток ослабевает, но именно в эти часы может произойти непредвиденное.
   Останавливали и проверяли каждую машину. Вот по сигналу остановилась «Нива» голубого цвета. Провели досмотр машины водителя и пассажира. Сержант Красиков извлёк из наружного кармана одежды пассажира пакет из газеты, плотный, без надрывов. Оперативник Н.В. Стасюк открыл пакет, внутри которого были целлофановые пакетики, обвязанные чёрной ниткой. В них было какое-то вещество тёмно-коричневого цвета.
   — Что это?—спросили у пассажира.
   — Не знаю— ответил он.
   В отделе милиции досмотр был продолжен. У задержанного обнаружили в кармане ещё пять пакетиков с веществом темно-коричневого цвета, а также металлический футляр, в котором было вещество травянистого происхождения зелёного цвета.
   Так был задержан житель посёлка Подчерье Вуктыльского района Башир Алимов. Экспертиза дала заключение, что в 118 пакетах и металлическом футляре были наркотики — экстракционный опий и марихуана. Предстоял трудный поединок между следователем и Алимовым — 39-летним мужчиной, бывалым и расчётливым, имеющим богатый опыт в следственно-судебной процедуре. Он ничего не знает и ничего не видел. Откуда пакеты? Нашёл их в кафе ресторана «Печора». Из показаний подсудимого Б.А. Алимова:
   — В начале апреля я приехал в Печору из Подчерья. Думал устроиться в городе на работу. Одиннадцатого апреля пошёл в ресторан «Печора». Было 18 или 19 часов. В ресторан ещё не пускали. Зашёл в кафе. Взял водки и поесть. Сел в углу. Когда снял куртку и хотел положить её на стул, то увидел на стуле сверток из газеты. Подумал, что в нём бутылка — он был свёрнут трубочкой. Уходя из кафе, я взял сверток. В 20 часов пошёл в «Космос» посмотреть кино. Сверток не разворачивал — был пьян и забыл про него. После кино ходил по городу. Выпил ещё полбутылки водки. Потом на перекрестке улиц остановил машину «Нива» и попросил водителя довезти меня до вокзала. Он согласился. За железнодорожным переездом нас остановили работники милиции. Говорит Башир Алимов спокойно, тихим голосом. Бледное лицо окаймлено вьющейся чёрной бородой с проседью. Роста он высокого. Кисти рук большие, хорошо натренированные. Это видно по тому, как он сжимает пальцами верхнюю перекладину барьера. Он не согласен с тем, что его обвиняют в незаконном приобретении и хранении с целью сбыта наркотических веществ в крупных размерах. Виновен лишь частично. Однако и на предварительном следствии, и во время судебного заседания свидетели опровергли утверждение Башира Алимова. Виновность его была полностью доказана материалами дела. Работница буфета Н.Э.Деревянко говорит, что в тот вечер людей в кафе было мало. Они сразу убирают за посетителями и смотрят, чтобы никто ничего не оставил. На столах и стульях она никакого пакета в тот вечер не видела. Во время предварительного следствия на очной ставке с Дероевым Алимов сказал, что пакет он нашёл на подоконнике, куда положил свою одежду. Свидетель В.С. Геворкян в своих показаниях отметил, что по долгу службы ему иногда приходилось бывать в посёлке Подчерье. В конце прошлого года, будучи в командировке в этом посёлке, он остановился в гостинице. Там встретился с человеком, который предложил купить у него «травку».
   — Видели вы раньше когда-нибудь подсудимого? — спросил судья свидетеля Геворкяна.
    Тот повернулся к Алимову и несколько секунд смотрел на него. У подсудимого на лице не дрогнул ни один мускул, не моргнули и глаза. Казалось, на свидетеля смотрела маска.
   — Не помню... Но этот человек похож телосложением, глазами на того, который подходил ко мне в гостинице. — ответил свидетель.
   — Он это или нет?
   — Не могу точно сказать. Тогда он был без бороды. Глаза, кажется. те же, лицо... Похож, но утверждать, что это он, не буду...
   — А почему он подошёл с таким предложением именно к вам?
   — Не знаю ... Наверное, принял меня за своего земляка... Общался с ним три-пять минут.
    С аналогичным вопросом судья обратился и к подсудимому. Тот, не меняя маски на лице, ответил, что он не мог такое предложить Геворкяну, так как всех работников учреждения «Печорлес» хорошо знает в лицо.
   ...Два дня длился суд. Он, иногда, прерывался на некоторое время, то для выяснения каких-нибудь деталей или фактов, всплывших в ходе судебного заседания, то свидетель слишком долго где-то задерживался...
    Но вот объявляется приговор: Б. Алимову назначено наказание — 6 лет лишения свободы без конфискации имущества. Судья и народные заседатели первыми покидают зал. Затем милиционеры уводят осужденного. Мы с секретарём суда выходили последними. Я еще долгое время находился под впечатлением увиденного и услышанного. Какую большую беду приносят обществу, людям те, кто сбывает наркотики и как трудно работникам правоохранительных органов поймать их с поличным, как говорится, за руку. Суд назначил Б. Алимову наказание и объявил о его праве в течение семи дней обжаловать приговор суда. Осужденный тут же пере-дал судье какое-то заявление. Он, наверное, уже просчитал всё, уловил шаткость некоторых показаний и, пользуясь своим правом, будет, видимо, добиваться пересмотра дела или дополнительного его расследования.
   В вопросах о приобретении, хранении и сбыте наркотических веществ в нашем законодательстве есть ещё недоработки. Поэтому и открыты пути, по которым торговцы «белой смертью» зачастую уходят от строгого наказания и отделываются лишь лёгким испугом.



НАРКОМАНИЯ — ДОРОГА НА
КЛАДБИЩЕ С ОСТАНОВКОЙ ЗА
КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКОЙ
 

   Трое ребят стояли в сквере и громко разговаривали. Двоим было лет по семнадцать, а третий выглядел ещё совсем мальчишкой — худенький и низкорослый. Ребята постарше курили сигарету — одну на двоих, чередуясь в затяжках, а меньшой завистливо смотрел на старших товарищей, видимо, ожидая, что они дадут и ему пригубить чародейственное средство, которым они обладали. Но те, покуривая, продолжали разговор.
   — Дайте и мне попробовать — попросил мальчик.
   — Подрасти чуть-чуть, грешно младенцев совращать, — сказал один из куривших и засмеялся.
    Что они курили? Если табак, то не отказали бы мальцу — им подростки  делятся сейчас с другими, независимо от возраста и пола. А недавно в средствах массовой информации промелькнуло о том, что в каждом классе московских школ в среднем четыре ученика уже пробовали наркотики. Наверное, они тоже тайком передают друг другу «бычки». Та же статистика показывает, что 15 процентов, кто единожды познал вкус дурмана, становятся наркоманами. Это очень страшная цифра. Специалисты-медики говорят, что слабых наркотиков нет, есть начало, в процессе которого человек, употребляющий наркотические вещества, быстро привыкает к ним. В результате этого у него возникает потребность в увеличении дозы... И если не остановиться, то дальше путь ведёт к концу. Известный московский нарколог В.И.Иванов утверждает: «Наркомания — это дорога на кладбище с остановкой за колючей проволокой». Резко, но правдиво. Каждый должен знать, куда ведёт путь, на который он встал сам. Иногда, правда, не без помощи других. Ну, ладно. Москва от нас далеко. А как же в Печоре обстоит дело с наркоманией? Зам начальника уголовного розыска городского ОВД Л.М. Кононенко говорит, что всякая мода на хорошее и плохое, родившаяся в столице или ещё где-нибудь, приходит со временем и в наши края. Наркоманы есть и в Печоре. Иногда появляются гастролёры от наркобизнеса, чтобы на людском горе побольше заработать. В Печорском угро есть отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Название солидное, а занят в отделе в 90-годы был один человек. Но оперативники всегда помогали друг другу независимо от штатного расписания. Потом тот участок работы был поручен оперуполномоченному А.Г. Ефимову. Он сменил на время отпуска опера А.Н. Валисова, который отдал много времени и сил борьбе с наркотиками. Молодой, энергичный оперуполномоченный А.Г.Ефимов, чувствовалось, хорошо знает положение дел. Из сильно спрессованного времени оперативника он сумел выкроить несколько минут для нашего разговора. Он объяснил обстановку в городе по интересующему вопросу, подкрепив её примерами. Данные, полученные в результате исследования (опроса) по проблемам наркотиков, показывают, что, например, в одном из ПТУ 32 процента из 290 анкетированных уже пробовали наркотики. 29 учащихся из 73 опрошенных в открытой социальной образовательной школе тоже потребляли их. Да и в целом анализ контингента, попавшего уже в поле зрения правоохранительных органов за «дружбу с травкой», говорит о том, что наркомания опутывает чаще всего молодых людей в возрасте от 17 до 25 лет. Любители уколоться или «курнуть» старшего возраста уже ушли в «мир иной» или отправлены на очередную отсидку.
   Оперуполномоченный А.Г.Ефимов рассказывал, что за первую половину 1996 года раскрыто 90 преступлений о незаконном обороте наркотиков. Например, некий Чуров приехал в Печору из Крыма с солидным грузом марихуаны — около пяти килограммов. Думал подзаработать.
   Но оперативники Печорского угро быстро вышли на «гостя», и коммерческая сделка провалилась. Отправился по этапу на лагерные нары и Д.В. Панев. А в 1994 году он был осуждён за дела с наркотиками к двум годам лишения свободы. Приговор был вынесен с отсрочкой исполнения. Но не выдержал Панев испытательного срока и взялся за старое «ремесло», за что ему пришлось пробыть за колючей проволокой 4 года. То же произошло и с жителем Кожвы А.В. Зуровым. Не оправдал он доверия городского суда и снова занялся наркотиками. При обыске у него изъято 1150 граммов наркотических средств. В.Г. Урнов содержал на дому притон для потребления наркотических средств. 6 преступлений совершено в его стенах. Урнов привлечён к уголовной ответственности по ст. 226 ч.1 УК.—«Организация и содержание притонов для потребления наркотических средств или предоставление помещений для тех же целей» Он осуждён к шести годам лишения свободы. Можно привести и другие примеры. Они подтверждают, что «сколько бы верёвочка не вилась, а конец будет».
   Горотдел милиции наступательно борется с ползучей «белой смертью» ( так назвали её наркологи). Борьба с этим злом продолжается, так как затишье опасно, а изобретательность в наркобизнесе, в постановке сетей для поимки жертв, бесконечна. В начале, как бы безобидная затяжка папироской, набитой ещё незнакомым зельём, а потом потребность возрастает и появляется желание приобрести товар, вызывающий временный кайф. И жертва делает шаг, который ведёт к преступлению. Такой шаг сделал и выпускник Печорского речного училища В. Янов. В конце февраля 1996 года он был задержан оперативниками в момент сбыта наркотиков.. Чтобы проследить его путь на скамью подсудимых, обратимся к материалам предварительного следствия и судебного разбирательства: «Наркотические вещества я начал употреблять с зимы 1992 года, когда учился в Архангельском мореходном училище,—говорил на допросе В. Янов. — меня угощали сокурсники»... Потом Виктор вернулся в Печору. И тут его вновь «соблазнили». Как-то, будучи на дискотеке, зашёл он в курилку, а там Юра потягивал цигарку. Янов попросил курнуть, тот не отказал. Состояние было опьяняющее, — отмечает Виктор. И захотелось самому приобрести такую травку, а поэтому спросил: «А где можно найти её?» Юрий рассказал, где и как. Через некоторое время они встретились на городском рынке. И тут Юрий сказал, что может продать один стакан марихуаны за 300 тысяч рублей. Договорились завершить сделку в 19 часов. В тот вечер Виктор стал владельцем наркотического средства. Он расфасовал его по пакетикам. В течение недели два пакетика раскурил с друзьями, а содержимое остальных снова высыпал и смешал с пижмой. Он решил продать часть «травки» — надо же как-то вернуть затраченные деньги. Продавал её по 45 тысяч за один пакетик. Пользовались его услугами несколько человек — друзья и знакомые. Например, нигде не работающий 20-летний И.Борзов, который объяснял во время следствия: «Меня угощал Янов. Потом я купил у Янова один пакетик за 45 тысяч рублей. Вместе с другом покурили его На второй день я пошёл к Янову и купил ещё пакетик. А вечером друг попросил меня пойти с ним к Янову, чтобы купить марихуаны. Мы пошли. У подъезда дома нас задержали работники милиции. В заднем кармане брюк у меня был пакетик, который я купил в тот день. И.Борзов с другом, направившись к Янову за покупкой, не знали, что тот уже задержан на улице с поличным. Виктор, видно, не справился с ситуацией, в которой оказался: денег нет, но есть товар.. На него можно найти покупателя. И он его нашёл. Однако, во время купли-продажи откуда-то, словно из-под земли, выскочили неизвестные лица и задержали продавца и покупателя.. «Я оказал им сопротивление, — говорил В.Янов следователю. — Я думал, что меня хотят кинуть...»
   Некоторые жаргонные слова Виктор уже усвоил.: «кинуть» — значит обмануть. Он был настолько уверен в успехе своего преступного занятия, что когда появились «чужаки», то первым делом решил защитить свой бизнес, даже не подумал, что скрутили его оперативники и теперь придётся отвечать.
   Виктор Янов—парень, как парень, жил с родителями. Ему исполнилось двадцать лет. Руководители ПРУ, где он учился, отмечали в характеристике его постоянное стремление к повышению образования и т. д. И родители были спокойны за сына, верили ему. «Ничего подозрительного мы с мужем за сыном не замечали... Нашла, как-то четыре пакетика с «травкой». Я показала их мужу, а потом выбросили. Ранее, около недели назад, у меня из кухни пропала пижма и сын сказал, что пижма у него».
    Это отрывок из беседы матери Виктора со следователем. Вот так. Сын покуривал марихуану, а родители не замечали ничего, не чувствовали и сердцем, что с ним происходит что-то неладное. Видно родительская любовь к нему заслонила и отбросила всё — они знали и видели в доме только такого сына, какого хотели видеть. Однако близкие, как правило, первыми замечают изменения, происходящие в характере и поведении своих детей. Медики утверждают, что человек, употребляющий наркотики, легко выдаёт себя: в течение дня у него колеблется настроение: наблюдаются резкие переходы от возбуждения и говорливости к подавленности. Они, зачастую, не держат слова и прибегают ко лжи. Неискренен был в начале предварительного следствия и В. Янов, когда говорил, что купил марихуану у Юрия М.
   Но при проверке выяснилось, что М. С ноября 1995 года служил в армии. Тогда Виктор сказал, что купил «травку» на городском рынке у неизвестного лица....
    ...В. Янову было предъявлено обвинение по ст..224 ч. 2, которая гласит: «Незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или пересылка с целью сбыта, а равно незаконный сбыт наркотических средств наказывается лишением свободы до 10 лет с конфискацией имущества или без таковой» Однако, нет худа без добра. Наши законы и суды дают возможность человеку, впервые совершившему преступление и раскаявшемуся в нём, исправиться без изоляции от общества. Дело В. Янова рассматривалось в городском суде под председательством судьи И.П.Безобразовой. Суд приговорил его к четырем годам лишения свободы без конфискации имущества. Но «на основе статьи 44 УК наказание считать условным. Приговор не приводить в исполнение, если осужденный в течение 3-годичного испытательного срока не совершит нового преступления и примерным поведением и честным трудом оправдает оказанное ему доверие».
   Так закончилось одно из уголовных дел. Дай Бог, чтобы на этом и наш «герой» поставил точку, и всё обошлось без повторного захода. Бесспорно, статья 44 УК» Об условном осуждении» очень гуманна. С её помощью суды остановили перед самой пропастью многих молодых людей, впервые преступивших закон, дали им возможность исправиться и в будущем хорошо проявить себя.
   Однако, некоторые правонарушители думают, что они всегда могут рассчитывать на такую мягкость правосудия.. Нет, за преступления, совершённые повторно, наказание неотвратимо. Это подтверждают факты, о которых рассказывалось в начале статьи. Но надо сказать, что даже самое строгое наказание, как метод устрашения, хотя и важно в борьбе с незаконным оборотом наркотиков, но, думаю, не главное. Необходимо устранить причины, порождающие наркоманию и помочь молодым раскрыть глаза на последствия, какие оставляет увлечение «травкой». Глубоко и постоянно показывать всю пагубность этого порока, способствующего деградации личности, превращающего человека в животное. Борьба с этим злом ведётся на земле с времён «сотворения мира» В древних книгах говорится: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш дьявол ходит, как рыкающий зверь, ища кого проглотить» Должны же люди, живущие в цивилизованном мире, обезопасить себя от такого дьявола.


ПУТАНЫ.
ОНИ «ОСВАИВАЮТ»
ТАЁЖНЫЕ УГОДЬЯ

 

    В горах Северного Урала берёт начало небольшая речка Кижим. Она впадает в Илыч — приток Печоры. Кижим — зона заповедная. Там раскинулись охотничьи угодья промысловика П.В.Изьюрова. Они пролегли в тайге на десятки километров. На этом расстоянии он поставил три избушки. Уйдёт Павел Васильевич на промысел, побродит по лесу, а ночевать останавливается в ближайшей из них. Он — сын и внук охотников. Вырос в тайге. Знает и любит северную парму. Живёт по её законам. Только несколько месяцев в году по спецпрпуску ему разрешают заняться промыслом зверька или дичи. Недавно он приехал в город. Мы встретились с ним. Павел Васильевич любит рассказывать о природе, её обитателях. Однако, на этот раз он поведал о другом.
   — Сегодня профессиональные охотники оснащены хорошо и оружием и связью, — говорит П.В.Изьюров. — Наведываются к нам и гости самого разного ранга. Раньше прилетали вертолётами партаппаратчики и исполкомовцы. Расслабятся, отведут душу на природе и улетят. Сейчас контингент гостей и любителей природы изменился, хотя и чиновники по-прежнему не забывают уральское предгорье. В начале июня вышел я на связь со своей базой, а директор говорит мне: на днях, мол, прилетят к тебе гости — одиннадцать человек: три зарубежных представителя, а с ними, как и положено по международному протоколу, обслуга и другие сопровождающие лица...
   «Ты уж, пожалуйста, Павел Васильевич, прими их там по самому наивысшему разряду. Баньку истопи, рыбкой свеженькой угости» — говорит директор. Ясное дело, с иностранцами ухо надо держать остро, иначе раструбят там в своих газетах, будто мы до сих пор щи лаптём хлебаем и пятерней чешемся. Выключил я рацию и стал думать, как же лучше встретить гостей — времени-то мало. Первым делом пол в баньке перестелил, он давно прохудился Я уже доски заготовил, а приступить к делу всё руки не доходили. И теперь вот спешно пришлось всё делать. В избушке всё прибрал. Вертолёт приземлился часов в восемь вечера. Большая и сильная машина. Деревья от поляны и далеко стоят—ели столетние, а сгибались от потока воздуха, гонимого лопастями, словно молодая поросль. Первыми на землю спустились пилоты. А потом на зелёную поляну с писком и смехом выпорхнули девицы, молоденькие и красивые, с каким-то вопрошающим и в то же время приглашающим взглядом. Я подошёл к вертолёту, когда из него показалась крупная фигура человека с квадратным лопатообразным подбородком. Он легко, по-спортивному, ступил на землю и тут же спросил: «Вы хозяин этого дома?» Я ответил.  Он представился: «Директор фирмы Парфён Николаевич. А это вся наша экскурсионная группа. Директор тогда и фирму свою назвал, но я сразу же забыл её, из головы улетучилось замысловатое слово, осталась только его первая часть «Лок». После переспросил и на бумажке записал: фирма «ЛОКРСУ» — лечебно оздоровительная и культурно-развлекательная со спортивным уклоном. Придумали же такое название. Но для них главное — вывеска, за которую можно спрятаться и проворачивать свои дела. В группе были три иностранца. Говорят они откуда-то из Скандинавии. Приезжали в Сыктывкар, а затем в Ухту обсудить с нашими бизнесменами финансово-экономические проекты. Ну и, как водится, после бесед и подписания документов хозяева организовали выезд на природу подальше от городского шума и людских глаз. Воспользовались услугами фирмы, которой руководит «квадратный подбородок». Видно он ловкач из ловкачей, всё может. Вертолёт разгрузили быстро и он улетел. На поляне осталась гора ящиков, коробок, мешков и свертков. Их перенесли в избушку. Рассортировали. Скажу откровенно, такого ассортимента продуктов, деликатесов я никогда ещё до этого не видел. Там были окорока и колбаса нескольких сортов — не варёнка, а, знаешь, такая, будто светящаяся, с небольшими сальными крапинками, овощи и фрукты больше заморские; конфеты с ромом, шоколад и печенье, молоко и сливки в 3-литровых пакетах.... Много было выпивки: коньяк и водка, вино и пиво да ещё соки разные в искрящихся пластмассовых бутылках.  Возле избушки установили две палатки—для мужчин и женщин. Условно, конечно. Июнь выдался тёплым. Пока мужчины занимались хозяйственными вопросами, девчонки уже расхаживали в окрестностях в костюме Евы... Вот тогда-то я и понял, какую роль предстоит сыграть северяночкам в этом пикнике и что за фирма скрыта за безобидным названием: лечебно-оздоровительная... со спортивным уклоном. А «квадратный подбородок», наверное, никакой не директор. Он, скорее всего, — сутенёр, и девочки делятся с ним своим заработком. И я не ошибся в догадках. Когда за ужином все выпили по первой рюмке, затем по второй и третьей, то один из иностранцев вспомнил и обо мне:
  — Козяин, сюда прикоди. Садись тут, — сказал гость, обращаясь ко мне. Я в это время укладывал в поленницу дрова.
   — Да, как это я упустил, не пригласил к столу хозяина — проговорил один из бизнесменов, — Парфён, исправь наш промах... — А мы ему за это дадим право первой ночи с любой из наших девиц. Согласен, Павел Васильевич?—скалил зубы «директор фирмы». Он подошёл ко мне, взял под локоть и подвёл к компании. Водку пить я не стал. Выпил пару банок пива. И почти захмелел. Импортное пиво крепкое. Бьёт по мозгам.. А может, это мне так показалось с непривычки и усталости. Поблагодарив гостей за угощение, я ушёл в избушку отдыхать. Летняя ночь сияла в своей красоте.
   Через два часа я снова уже был на ногах: надо же выполнить указания своего начальника и накормить приезжих рыбой. А когда я вернулся с речки, иностранцы и бизнесмены сидели возле палатки и хлестали пиво.
   Увидев меня, квадратный подбородок растянул рот в улыбке, и сказал: «Испугался, охотник девок. Да ты не бойся, они чистые. Перед поездкой проверку прошли. А потом я их на сутки под замок посадил, чтобы не вышли на промысел и чего-нибудь не прихватили... В нашей фирме порядок — главное...»
   Проснулись и путаны. Они вышли из палатки нагишом, гуськом прошли к речке. Умылись. И также невозмутимо прошагали обратно. Потом часа два завтракали. После полудня я истопил баню и пригласил гостей помыться. Первыми пошли в баню девчата. Одна из них, кажется, Клавой её звали, пристала ко мне с просьбой, чтобы я ей спину мочалкой потёр и веником попарил. Веришь, друг, не решился я пойти на это, ведь все они во внучки мне годятся. Клава потом с обидой на меня глядела...
    Ночью я проснулся от крика и ругани. Вышел на улицу и увидел такую картину: скандинав держал бизнесмена за ворот пижамы и что-то выговаривал ему на смешанном русском и иностранном языках. Не дал разгореться ссоре «квадратный подбородок». Он разнял спорщиков. «Ну, петухи, кончайте возню из-за какой-то Алины. Да я могу вам десяток ещё поставить таких Алин... Платите только денежки...»
   Как позже мне рассказали, с вечера Алина была в постели иностранца, а когда тот уснул, перебралась под бок бизнесмена. Утром зарубежный гость увидел Алину с другим и поднял скандал, дескать, он может многое уступить, любым товаром поделиться, но этим — нет! Затем успокоился. Выпили по рюмке — и всё отлегло от души...
    Улетели гости через неделю тем же вертолётом. Я начал было порядок наводить, как нагрянули представители рыбоохраны. Они приехали на двух моторках, узнав, что на Кижиме появились иностранцы. Не опоздали. «Как они тут жили? Чем тебя угощали? Может, что-нибудь и для нас найдётся? — посыпались вопросы.
   Больше суток инспектора допивали и доедали остатки, брошенные «экскурсионной группой» фирмача Парфёна. Вскоре весенне-летняя путина подошла к концу. Я собрал имущество и вернулся домой. Жене своей вручил две порожние 3-литровые бутыли. Внучка радовалась, говорила, что они хрустальные.
   — Откуда им в тайге взяться?— спросила жена. Я сдуру возьми да и расскажи ей всё и как право первой ночи гости предлагали, и как париться в баньку зазывали путины...
   Она выслушала меня молча, однако, лицо её горело, а в душе, видно, ураган бушевал. Её молчание длилось не долго.
   — И ты хочешь сказать, что у тебя с ними ничего не было!? — проговорила жена. Она махнула рукой и, уже уходя, продолжала свою мысль — все вы, мужики, твари похотливые. Седьмой десяток разменял, а туда же...
   — Ночью мне приснился сон: речка Кижим, те же люди, та же обстановка. Путаны меня в баню приглашают. Я отказываюсь. Фирмач с квадратным подбородком смеётся: — Что, хозяин, стрелки часов показывают всегда половину шестого? — Среди путан вижу знакомое лицо. Всматриваюсь: Боже мой!... Снимаю со стены избушки ружьё и целюсь в самодовольную квадратную рожу... И тут просыпаюсь, жена рядом. Всё хорошо.

 

вернуться

Обсудить на форуме

Список книг В.В. Жёлтого