СТАТЬИ 1958 г.


© "Ленинец", вторник, 22 апреля 1958 года.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2006 г.
 
 

Я видел и слушал Ленина

 

   1921 год. Декабрь. Москва. Зима в этом году мягкая, снега мало. В общем необычайно теплая погода для Москвы.
    Но все это очень кстати. После долгой, чуждой народу первой империалистической войны, затем жестокой гражданской войны, навязанной капиталистами и империалистическими хищниками, наша страна до крайности разорена.
    Однако народ не унывает. Настроение бодрое, он и сейчас способен вступить в смертный бой с врагами революции. Ему нужна свобода. Все остальное он сделает сам. Он знает, что никто ему не поможет, только одна партия Ленина может вывести страну из этой разрухи к светлой счастливой жизни. Народ безгранично верит Ленину и его Российской Коммунистической партии (большевиков).
    В такой обстановке в Большом театре собрался IX Всероссийский съезд советов. На съезд приехали представители трудящихся всех национальностей. Здесь можно встретить украинца, белоруса, грузина, туркмена, узбека, татарина, якута, коми и многих других. Все они представители трудового народа. Немало представителей защитников Родины — красноармейцев, матросов, командиров и комиссаров.
    Съезд открыл М. И. Калинин. Утреннее заседание было посвящено организационным вопросам. В конце заседания М. И. Калинин объявил, что после обеденного перерыва с отчетным докладом Правительства выступит В. И. Ленин. Это сообщение привело нас, делегатов, в восторг. Наконец-то и нам привелось встретиться с великим вождем — Владимиром Ильичей. «Ильич!» «Да здравствует Ильич!», — вот как мы ответили М. И. Калинину на его сообщение.
    После закрытия утреннего заседания в зале произошло интересное явление — движение в двух направлениях. Небольшая часть делегатов и гостей направилась к выходу. Остальные делегаты из задних рядов бурным потоком двинулись вперед, чтобы занять места ближе к трибуне, к Ильичу. Должен сознаться, что и я занял место у музыкантов, совсем близко от трибуны. Боязнь потерять место приковала всех к креслам. Никто не сходил с места до самого начала вечернего заседания. А обед? Что обед, когда предстоит встреча с Ильичей!
    Уже за час до начала вечернего заседания в зале и ложах свободного места не было. Даже проходы стали непроходимыми. Тут уж если кто и захотел, не смог бы выйти.
     Напряженно ожидаем выступление Ильича. Открывается вечернее заседание. Ильича нет. Что случилось? Где Ильич? Мы знали, что Владимир Ильич после гнусного покушения эсерки часто болел и никак не мог поправиться. Понятна наша тревога.
    — Слово предоставляется Владимиру Ильичу Ленину, — объявляет М. И. Калинин.
    Сколько радости и счастья принесло это сообщение. Съезд мгновенно встал. Зал гремит от возгласов: «Да здравствует Ильич!» «Ура!» «Наш Ильич!».
     Из-за сцены мелкими шажками, быстрой походкой выходит Ильич и подходит к рампе. Зал бушует. Тысячи голосов на разных языках приветствуют Владимира Ильича.
     Владимир Ильич поднимает правую руку, а левую закладывает в пройму жилетки. Съезд успокоился, наступила тишина. Никто не осмеливается нарушить ее.
    Владимир Ильич немного картавил, но говорил простым, всем понятными в то же время литературным языком. Репродукторов тогда не было. Ильичу приходилось несколько напрягаться, чтобы его слышали во всех частях огромного зала. Как хороший педагог, объясняющий новый раздел учебника, Владимир Ильич во время доклада, двигаясь вдоль рампы, обращался то к одной части зала, то к другой, то ко всему съезду. Каждому из нас казалось, что Ильич смотрит на него и говорит ему. Так он приковывал к себе внимание каждого в отдельности и всех вместе.
    Доклад продолжался полтора часа. Владимир Ильич дал неповторимый по содержанию и глубине анализ международного положения, внутреннего состояния страны (как хорошо он знал, что делается на местах!) и большую часть времени посвятил задачам восстановления народного хозяйства и культурной революции. Особо он выделил вопрос о реорганизации ВЧК в ОГПУ.
    Владимир Ильич при полуторачасовом докладе подходил к трибуне два или три раза, чтобы мимоходом заглянуть в свои тезисы. Это показывало глубокое его знание и убеждение в том, что он говорил. После доклада Владимиру Ильичу была устроена съездом продолжительная овация. Владимир Ильич не любил чествований,он был прост и скромен. Каждый раз, когда мы устраивали ему овации, он останавливал нас.
     Съезд продолжался несколько дней, но Ильич больше на съезде не появлялся. Слишком много у него хлопот и неважно было здоровье. Нас тогда сильно тревожило его здоровье. Нам хотелось, чтобы он скорее поправился и жил. и творил долгие, долгие годы. С каким энтузиазмом мы тогда разъезжались по местам! Работы на местах было много, причем разнообразной.
    К великому горю и несчастью Ильич после этого съезда жил только два года.
    Помню вечер в Москве. Я только накануне приехал в командировку из Средней Азии. Это был теплый январский вечер 1924 года. Валил хлопьями снег, дворники с увлечением чистили тротуары. Москва стала уже не такая холодная и голодная. Она ожила, принарядилась, обзавелась магазинами, театрами, кино, гостиницами, учебными заведениями, хорошим транспортом. Настроение народа стало веселее.
    Такое настроение было не только в Москве, а по всей стране. Нэп сделал свое дело — быстро стали восстанавливаться заводы и фабрики. Транспорт работает хорошо, в деревне полно хлеба, мяса, молока и других продуктов. Вот когда началась счастливая советская жизнь.
    Неожиданно распространился слух о смерти Владимира Ильича. Расстроенные прохожие спрашивали друг друга: «Правда ли, что Ильич умер?» Вся Москва была встревожена. Слишком велика была потеря. Не хотелось верить, что Ильича больше нет. На следующий день на Москву хлынул поток холодного воздуха. В день похорон стояли сильные морозы, но люди, обмороженные, сплошной стеной стояли и оплакивали Ильича, как самого близкого и родного человека.
     С тех пор прошло 34 года. За это время партия Ленина десять раз собиралась на свои съезды и каждый раз уверенно и безошибочно указывала продолжение пути к коммунизму. Наша страна теперь не та слабая аграрная страна, а могущественная индустриальная держава.
     Особенно знаменательным, историческим является XX съезд. На его долю досталось, как тогда X съезду, решать принципиальные теоретические вопросы: о мирном сосуществовании двух систем, о возможности предотвращения войн в современную эпоху, о формах перехода различных стран к социализму. В Директивах по шестому пятилетнему плану, принятых съездом, воплощена забота партии о дальнейшем подъеме народного хозяйства, росте культуры и повышении благосостояния трудящихся.
    Со времени XX съезда партии прошло немного времени — всего два года. А успехи грандиозные.

К. X. ИСМАЕВ,
Делегат IX Всероссийского
съезда Советов, член КПСС
с 1918 года, г. Печора.

вернуться