СТАТЬИ 1960 г.


© "Ленинец", суббота, 9 июня 1960 года.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2006 г.

Склочница со стажем

 

   Рабочие центральных ремонтных мастерских 4 июля третий раз в этом году пришли на собрание, чтобы снова обсудить очередную жалобу раздатчицы инструмента Л. Я. Шапиро. На этот раз им предстояло ознакомиться с ее письмом, написанным в редакцию газеты «Комсомольская правда». 52-летней женщине лучше было бы написать в редакцию другой газеты, но Любовь Шапиро в этик делах не очень разборчива. Не важно куда, главное — написать.
   Работник горкома КПСС долго читает это письмо. О чем тут только не написано! «Мастерские выпускают сплошной брак, с бракоделами не ведется никакой борьбы. Честному человеку слова нельзя оказать, зажимщики не дают проходу.  Молодежь... да какая там молодежь, сплошное недоразумение. Не трудится она, а только пьянствует». И вот оказывается в этой обстановке нашелся единственный человек, а им является, конечно, Шапиро, решившая постоять за правду. «И... ее уволили по сокращению штатов».
   Письмо дочитано до конца. Вопросов к докладчику нет, но желающих выступить оказалось много. В разных углах просторного механического цеха раздавались голоса возмущения и гнева. Молодежь и пожилые говорили об одном: до каких пор будет лихорадить Шапиро жизнь нашего коллектива, клеветать на нас, мешать нам работать. Первым взял слово инженер тов. Лишкевич.
   — Шапиро жалуется на то что будто бы ее незаконно уволили с работы. Ее как инструментальщицу в свое время сократили из автоцеха. Поработала некоторое время в экскаваторном цехе компрессорщицей. Уволили и оттуда. Невозможно было держать ее Не работа, а сплетни и кляузы были ее основным занятием. Старший мастер механического цеха тов. Ивачов взял ее к себе. Он надеялся в ней найти хозяйку цеха, которая бы внимательно следила за состоянием инструмента. Но Шапиро осталась верной своей привычке. Ложь, клевета, бездеятельность, задабривание одних, грубость в отношении других возмущали людей. Они не раз об этом открыто говорили тов. Шапиро, но до ее сознания не доходили добрые советы.
   Четырнадцать человек выступило по делу Шапиро. Среди них были тт. Протасов, Жигулич, Подобина, Сумин, Кравцов, Климов, Галиев. Ни один из четырнадцати не сказал о ней доброго слова. Может быть, это собрание было кем-то подготовлено, может действительно решили затравить ее за критику? Рабочие и инженеры ответили на это так: с настоящей деловой критикой Шапиро никогда не выступала и за шесть лет работы в мастерских немногому научилась, но зато ухитрилась внести раздор во многие семьи. Если бы коллектив не вмешался, она сумела бы надолго испортить жизнь двум девушкам.
   У Галины были самые счастливые, самые радостные дни. Она готовилась к свадьбе. В этот момент Шапиро пустила грязный слушок о Галине и ее подруге. Друг ее жизни оказался достаточно умным человеком, не поверив сплетням. Рабочие потребовали, чтобы Шапиро пришла и извинилась перед девушками. Но обнаглевшая сплетница не извинилась, а потребовала, чтобы перед ней извинился весь коллектив. За что? Вероятно, за то, что он недоволен ее сплетнями. Но когда она своими придирками доводила людей до потери самообладания и те отвечали ей грубостью, она требовала от них извинения в письменном виде. Для (клеветника любая бумажка—это документ. А извинение, сделанное в письменном виде, это уже очень хороший документ. Имея такую бумажку на руках, можно делать большие дела.
   Передовые рабочие тт. Сумин, Соколов, Тур, Кашкаров и другие борются за то, чтобы сдавать отремонтированные машины и механизмы без проверки ОТК, и получают благодарности от тех, кто на них работает. Их почин подхвачен коллективами многих ремонтных предприятий района. Но Шапиро до этого никакого дела нет. Она на всех перекрёстках кричит: в ЦРМ работают бракоделы.
   Года два назад комсомолец Кулик совершил проступок, порочащий звание члена ВЛКСМ. Товарищи осудили его за это и строго-строго предупредили, что если он еще раз совершит такую же ошибку, лишится их доверия. Кулик сейчас член комитета комсомола и примерно ведет себя в быту. Но какое дело до этого Шапиро, ей важно иметь зацепку, чтобы кричать везде и всюду о том, что молодые рабочие ведут себя недостойно.
  
Коллектив мастерских вкладывает много подлинно человеческой заботы, чтобы братьев Волковых, Мансурова вывести в люди. Пожилые рабочие и работницы, коммунисты, комсомольцы, профорганизация делают все, чтобы словом и делом поддержать этих парней, душами которых хотели завладеть люди с дурными наклонностями. Но Шапиро и этого не замечает. Она видела когда-то, что старшего из Волковых кто-то из рабочих посылал за водкой и этого факта для Шапиро было достаточно, чтобы во весь голос кричать о разложении молодёжи. Шапиро не хочет замечать таких явлений, когда молодые рабочие мастерских день рождения Волкова решили отметить небольшим подарком. Они своими руками обставили его комнату, может быть, парень впервые в жизни почувствовал, что у него есть настоящие хорошие товарищи, которые никогда его не оставят в беде. Нет, такое проявление подлинного товарищества Шапиро не понять. Факты же говорят, эти самые «черствые», «бездушные» люди», вырастили из молодежи, оканчивающей городские школы, большой отряд мастеров своего дела. Молодежь мастерских вечером учится, днем работает. Она учится не только в вечерней школе рабочей молодежи, но и в техникумах и институтах. А Шапиро честит их бракоделами, лентяями, невоспитанным людьми.
   Рабочее собрание в единодушно принятом решении потребовало от руководителей и общественных организаций центральных ремонтных мастерских уволить Шапиро с предприятия.
   Клеветницу Шапиро они достаточно хорошо изучили и попросили редакцию городской газеты обязательно написать о состоявшемся собрании по делу Шапиро и довести их мысли, и решение до всех рабочих и служащих города.
   — Мы, — заявили участники собрания, — за то, чтобы смело критиковать недостатки руководителей, товарищей и свои. Но склочникам не позволим использовать в грязных, корыстных целях советскую демократию, отвлекать нас от важных дел.
   Правильное решение приняли рабочие центральных ремонтных мастерских, разоблачив до конца склочницу со стажем.


М.ИСТОМИН.

 

вернуться