© М.И.Комлева


© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-porta.ru, 2005
 
 
Немецкий десант на Печоре:
б
оя не было
 
 

М.И.Комлева (род. 1921 г.), медсестра, участница ликвидации немецкого десанта на Печоре в 1943 г.
 

 

    В то время я работала в Печоре в первом отделении Печорлага НКВД, в лезарете, в должности медфельдшера (была командирована в 1940 году по окончании техникума из Харькова). И вот в июне 1943 года меня вызвали из лазарета в штаб и отправили с бойцами охраны (человек 50) в Канин. Куда нас посылали, зачем — мы не знали. Нас было две медички, успели прихватить с собой сумки с перевязочным материалом, а бойцы имели только винтовки.
   Ехали мы на катере вверх по Печоре, потом нас высадили. Вокруг было много начальства. Нас построили и сказали, что мы направляемся на розыск немецкого десанта. Это было неожиданно. Долго шли болотом, лесом. Наконец в одном месте встретили всадника, который вел одного из десантников. Тут мы и узнали о подробностях высадки.
    Рассказывал сам десантник — молодой парень, одетый в новую советскую военную форму. От него мы узнали, что их — 12 человек — выбросили на парашютах с большим грузом, что сопровождал их командир — немец, которого потом двое из десантников убили, а сами пошли сдаваться и сообщить властям о десанте.
    Тут же в лесу старший нашей группы дал нам деньги десантников, велел сосчитать, а потом записывал, кто сколько сдал. Сколько было всего — нам никто не сказал, да, наверное, никто из нас и не интересовался. Мне было в то время 22 года, наивность, молодость, да и обстановка тех лет не позволяли знать больше, «чем надо».
   Дальше мы пошли просто кучей-толпой по лесу к совхозной ферме. Там охранник и рассказал нам, как рано утром его разбудили «два красноармейца» (это были десантники) и попросили сообщить начальству, что они—немецкий десант, а он никак не мог поверить этому...
    Никакого боя при взятии десанта не было: те на болоте сидели и ждали, когда за ними придут. Потом бойцы охраны переносили, разыскивали груз. Мы, медработники, пошли составлять акт по трупу. Описали, где было огнестрельное ранение, а также множество немецких татуировок на теле убитого.
    В это время все начальство находилось в другой половине дома, они разбирали груз — там было весело! Веселилось начальство и потом в кубрике катера.
    Прошло так много времени. Но до сих пор помню, как приезжал следователь ко мне много месяцев спустя, как вызывал, задавал вопросы. Его интересовали только ответы, а не наше мнение. Но меня до сих пор беспокоило и беспокоит то, что я увидела и особенно недостойное поведение начальства..
 

М. Комлева, пенсионерка.
г. Печора.

 

 

на начало

вернуться