СТАТЬИ 2005 г.


© "Печорское время", вторник, 22 марта 2005 года.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2005 г.

Конецбор:
легенды и современность.
Деревня пережила последних царей, переживет ли Путина?


© Фотография Игоря Дементьева
 

Справка от адм. сайта:

   Конéцбор, д. в Печорском р-не. Расположена на прав, стороне Печоры. На карте 1846 г.— Конецборская и рядом Демид Вась. В 1859 г.— Конецборская (Демид Вась, Ягбож, Красный Яг). По переписи 1939 г.— с. Конецборск (Демид Васька). Основана около 1750 г. крестьянином Василием Демидовичем Пыстиным — сыном основателя д. Аранец Д.К.Пыстина. Его коми имя Демид Вась или Демид Васька отражено в старом названии деревни. Для будущей деревни В. Д. Пыстин выбрал место па прав, берегу Печоры, в конце густого, соснового бора, откуда и офиц. наименование деревни. По-коми это место называлось Ягбöж «нижний конец бора» (коми яг "сосновый бор", бöж "нижняя часть (острова, косы) по течению реки")

 

   На 52-м километре пути автомобильная дорога, бегущая все прямо и прямо, вдруг круто повернула вправо. Завиднелись впереди ладные постройки, силуэты людей. Вот она, деревня Конецбор, на въезде приветливо встречающая каждого путника одной из своих достопримечательностей — неповторимой рукотворной улыбкой, вырезанной на чердаке одного из первых домов. Мол, добро пожаловать, гости дорогие! И я пожаловала.

Деревня Денисовых
  
   Даже зимой средь белоснежного однообразия Конецбор показался мне располагающей, милой, уютной деревней. Никаких тебе груд металлолома в виде списанных сеялок, веялок вдоль улиц, ни мусора, ни заброшенных домов. Хороша оказалась старушка-деревня, основанная 252 года назад выходцем из верхней Вычегды Демид-Васем. Некоторые конецборцы и сейчас по старинке называют родную деревню по имени ее основателя Васе, а еще Вэрпом, что в переводе с языка коми означает «конец леса». Однако лес на этом месте не заканчивается, а заканчивается прекрасный сосновый бор, за деревней уступая место ельнику, поэтому поселение назвали просто, без затей — Конецбором. Интересно также, что добрая половина деревенских — Денисовы.
 

Нехороший ручей
  
   Помимо визитной карточки Конецбора — улыбки, есть в деревне еще две достопримечательности. Одна — парк, обнесенный чугунными цепями, в котором растут высоченные сосны и ели. В парке этом когда-то, давным-давно, похоронили репрессированных. Бедолаг, говорят, везли куда-то по реке, а на ночь, голодных, изможденных, развели по избам. Многие из репрессированных к утру не проснулись и свой последний приют нашли здесь, в конецборском парке. Там же похоронены и многие деревенские. Для современных конецборцев парк — место святое, гулять и собирать грибы в нем не принято.
   Есть у конецборцев множество легенд. Все передаются из уст в уста, из поколения в поколение. Старики, например, рассказывают, что их предки давным-давно пророчили Конецбору быть городом, а соседней деревне Аранцу — черным холмом. Конецбор городом не стал (может быть, когда-нибудь и станет), а Аранец, расположенный на холме, говорят, действительно медленно опускается.
   Ходит по деревне еще одна весьма забавная молва, связанная с протекающим близ Конецбора ручьем Грубый Шор. Издавна считается, будто в нем живет нечистая сила, а старики говорят, мол, хорошей жизни не будет, если деревня разрастется до этого ручья. Кстати сказать, легенда о нехорошем Грубом Шоре постоянно находит подтверждение: возле него кони то встают на дыбы, то под лед проваливаются - словом, чертовщина да и только.
   Но вернусь к конецборским достопримечательностям. Третья из них — вырезанная из огромного березового капа и прибитая к стене амбара семьи Денисовых голова женщины — поделка, впечатляющая каждого заезжего гостя. Автор сей работы — сыктывкарский художник и прикладник Леонид Митрофанович Агеев, бывающий у Денисовых наездами. Голову женщины мастер вырезал 40 лет назад и подарил хозяевам. Любопытно, что его работу однажды пытались похитить.

Требуется баран
  
   Однако довольно повествовать о достопримечательностях и легендах. Пора рассказать читателям о сегодняшнем дне конецборцев, а он сильно отличается от дня вчерашнего. Если раньше почти все население деревни работало в совхозе, то теперь там трудятся единицы. В совхозе, как выяснилось, не платят зарплату, потому-то на ферму идут те, у кого нет никакой альтернативы. Иные же работают в бюджетных организациях, трудоустраиваются в нефтедобывающие компании Усинска, но все равно людей незанятых в Конецборе много.
   — Обычно в семье работает кто-то один из супругов. Незанятый член семьи занимается подворьем: ведь почти у каждого есть корова, а то и две, и три, — рассказывает учитель начальных классов конецборской школы Екатерина Александровна Истомина. — Люди живут подсобным хозяйством, зарабатывая на сдаче мясокомбинату молока, продавая картошку. Многие держат лошадей, некоторые — свиней, а, к примеру, овцы есть только в двух хозяйствах. Я вот содержу овец романовской породы, а барана для ее обновления в деревне нет. Может быть, животноводы других деревень прочитают статью и откликнутся.

Невесты, ау!
  
   Но если бы только безработица и отсутствие барана для обновления овечьей породы были единственными проблемами Конецбора! Много в деревне молодых 20-30-летних холостяков со своими домами, а невесты для них не находятся, нет их в Конецборе, вот и спиваются парни от скуки. Еще один тревожный факт: молодое поколение конецборцев забывает коми язык.
   — Я приехала в деревню в 1982 году и здесь все говорили на коми, — рассказывает коллега Е.А. Истоминой Зоя Степановна Денисова. — Сейчас на родном языке мало кто говорит. Ученикам начальных классов (к слову сказать, их всего-то 9 человек) уроки коми языка мы даем, однако дальше дети едут учиться в Луговскую среднюю школу, а там родной язык преподают только факультативно, поэтому он и забывается.
   Зоя Степановна поведала мне о том, что дети в последние годы стали учиться намного слабее. По окончании школы все как один поступают в печорские профессиональные училища, а закончив их, оседают в городе. В институты не идет учиться никто.
   — У родителей на учебу детей в институтах просто нет денег. Их нет и на то, чтобы дети во время летних каникул отдыхали на юге. За 20 лет на море побывали лишь 4 ребенка, — подытожила З.С. Денисова.
   Побывала я и в конецборском детском саду, где воспитываются 12 малышей. Сидела не более часа, а продрогла до костей. Здание сада древнее, покрытое мхом, как избушка Бабы-Яги, продуваемое всеми ветрами. Печи в нем потрескавшиеся, полы синусоидные.
   — В садах города дети ходят в шортиках и тапочках, а наши воспитанники — в нескольких штанишках и войлочных сапожках, — сетует воспитатель сада Валентина Петровна Денисова. — Новое здание саду обещают со времен Кондратьева, да воз и ныне там.
   Однако порадовало меня техническое оснащение конецборского детсада. Есть там современные телевизор, видеомагнитофон, музыкальный центр, подаренные на 250-летие деревни. Есть в саду прекрасный уголок коми культуры. Как вообще обстоят дела с культурой в этой деревне? Неважно.
   — Люди у нас неактивные. На концерты заезжих артистов ходят вяло. Своей самодеятельности в деревне нет, хотя на домашних праздниках многие поют очень неплохо, — говорят деревенские.

Душа — деревня
  
   Посетив деревенские бюджетные организации, побеседовав с людьми, заглянула я в гости к старейшей жительнице Конецбора, труженице тыла, ветерану труда Римме Андреевне Гориславской и еще раз убедилась в том, что душа России — деревня, ее безамбициозные, не испорченные нашим безнравственным временем, непритязательные и работящие жители. Долго я беседовала с этой женщиной, узнала, что всю жизнь она трудилась в совхозе, вырастила и воспитала 9 детей, здоровье отдала работе, а что имеет? Живет в столетнем холодном доме, лечится за свой счет. «Хорошо бы съездить в какой-нибудь санаторий», — обмолвилась Римма Андреевна. Хорошо бы ей в этом помочь.


Татьяна Николаева.

 

вернуться