СТАТЬИ 2005 г.


© "Печорское время", вторник, 12 апреля 2005 года.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2005 г.
 
 
 
Дорогами испытаний
 
 
   Есть на окраине нашего города в районе аэропорта улица Чехова, которая чем-то напоминает тихую сельскую улочку: частные дома, подсобные хозяйства, приусадебные участки. Есть и новые современные постройки, но в основном все дома старые, наверное, ровесники Печоры. Если бы они могли говорить, как много интересного смогли бы поведать нам. Даже больше, чем их хозяева. Ведь хозяева менялись, а они стоят здесь со времени постройки, глядят вымытыми окнами на улицу, храня историю той или другой семьи.
    В доме 41 по улице Чехова проживает человек довольно-таки известный в Печоре, фронтовик, ветеран Великой Отечественной войны Иван Дмитриевич Андреев со своей женой Клавдией Федосеевной и ее сестрой Екатериной Федосеевной. Живут втроем, в меру сил выполняют всю нехитрую домашнюю работу, ухаживают за скотиной, копаются в огороде. Проще было бы сказать: доживают свой век, ведь возраст уже такой. Клавдия Федосеевна 1929 года рождения, ее сестра — 1925-го, а сам Иван Дмитриевич — 1916 года.
    О судьбе хозяина надо рассказать отдельно. Ему уже трудно вспоминать свою жизнь в хронологической последовательности. Отдельные события помнит со всеми подробностями, а вот географические названия подзабылись, многие страницы жизни в памяти уже стерлись. Поэтому хочу заранее принести свои извинения за какие-либо неточности или возможные ошибки, просто попробую передать содержание нашей беседы.
   Родился Иван Дмитриевич в Орловской области на хуторе Семенецкий. После окончания семилетки до призыва в армию (1938 год) работал в Москве на железной дороге Москва-Окружная. Служил на Украине, в городе Бердичеве, где в 1939 году была сформирована 7-я мотобронебригада и отправлена на Дальний Восток. А там было очень неспокойно. Японцы перешли границу Монголии, и по приказу Сталина туда направили советские войска. Именно здесь получил И.Д. Андреев свое первое боевое крещение и был ранен.
   — Чуть не убил меня японец-самурай. Еще и сейчас возле сердца осколок японский ношу. Это ж почти семьдесят лет, — вспоминает былое Иван Дмитриевич. — Потом до самой осени лечился в госпитале в Томске. После демобилизации пошел в Москве на службу в НКВД. Когда война началась, то не успел эвакуироваться в глубь страны, сбрасывал с крыш домов немецкие зажигательные снаряды.
   К холодам немецкие войска подошли к Москве, и нас отправили в один из резервных полков.
   В 1942 году пришел приказ: отобрать старшин, младших командиров и отправить в город Киров, где формировалась 131-я стрелковая дивизия. В том же году было приказано перебросить ее под Ленинград, находившийся в кольце блокады. Погрузили всех в железнодорожные составы и отправили до маленькой в то время станции Череповец. Загнали вагоны на запасной путь. Неделю простояли там, ожидая дальнейшего продвижения.
   И вот получен новый приказ: 131-ю стрелковую дивизию, находящуюся в составе 1-й резервной армии, отправить под Сталинград. При этом отобрать хороших командиров во фронтовое училище. Нас перевели под Тулу, в город Сталингорск, где мы и учились до июня 1942 года. А потом — на фронт.
   Вот так и попал И.Д. Андреев в сталинградский котел. В январе 1943 года с новенькими лейтенантскими погонами воевал в составе 482-й стрелковой дивизии, командовал которой генерал-майор Аршинов. Со своими станковыми пулеметами занимали оборону на высоте в районе Сталинградской ГРЭС. Этот город даже не город был — одни руины да развалины.
   Геббельсовская пропаганда трубила на весь мир, что сломан хребет Красной Армии, что Россия вот-вот рухнет, однако устояли мы. И не только устояли, но и нанесли по фрицам сокрушительный удар, окружив и уничтожив их.
   Иван Дмитриевич рассказывает, как из одного подвала здания, где находился немецкий штаб, сперва показались белые флаги, а потом с поднятыми руками вышли генералы. В плен сдались. Их тут же обыскали и под конвоем на автомашинах отправили в наш штаб. А вот румынских командиров разоружали, потом объясняли, как добраться к штабу, и топали они туда самостоятельно и добровольно, без охраны и сопровождения.
   А потом началось самое страшное. На войне это называлось «очистить поле боя». Этот момент И.Д. Андреев вспоминает с особой болью. По существу, они превратились в похоронную ко-манду: подбирали убитых советских воинов и предавали их земле. Перед этим находили солдатские медальоны, фиксировали все данные, чтобы сообщить родным по указанному в них адресу такую страшную весть.
   В 1943 году, после переформирования, дивизию направили в Белгородскую область, затем под Харьков, где Андреев заболел малярией, попал в плен и пошел по этапам: Харьков — Полтава — Владимир-Волынский — Польша — Берлин. Больного, обессилевшего, немцы хотели его пристрелить, но выручили товарищи: всю дорогу тащили под руки.
   Иван Дмитриевич прерывает свой рассказ, а я пытаюсь понять, какие чувства одолели его. Это, наверное, чувство благодарности своим товарищам, не давшим немцам в 1943 году застрелить, чувство боли за тех, кто умер тогда в плену (ведь каждый день хоронили по 12-15 пленных) и чувство ненависти к фашизму, в какой бы форме он ни проявлялся. А еще всепоглощающее чувство любви к своей Родине, к жизни. Он так любит эту жизнь, что не только дожил до освобождения, до Победы, он готовится встречать ее 60-летие.
   Из плена И.Д. Андреев был освобожден частями Красной Армии, и День Победы праздновал в поверженном Берлине. Ликовали все: и воины Советской Армии, и освобожденные военнопленные, и узники фашистских концлагерей, и остарбайтеры — это был поистине великий и всенародный праздник.
   А потом по приказу Сталина он, как и все побывавшие в плену, получил 6 лет высылки. Так и оказался в Печоре. С 1947 года по 1985 год проработал на железной дороге. В 1953 году женился. Вот уже больше пятидесяти лет живут они с Клавдией Федосеевной. Воспитали двоих детей, а сейчас осталась только дочка. Сын погиб четыре года тому назад.
   Имеется у них в городе благоустроенная квартира. Но жить там не могут. На это есть ряд причин. Главная то, что квартира на пятом этаже и очень трудно подниматься по ступенькам. Кроме того, все в той квартире напоминает о погибшем сыне.
   Я уже собиратась уходить, как Иван Дмитриевич стал упрашивать и говорить вот о чем. До аэропорта по улице Свободы ходит городской автобус № 2. Но от перекрестка улиц Свободы и Чехова до остановки далековато, метров 150. А ему и 15 лишних метров пройти трудно. Вот и просит ветеран войны сделать остановку автобуса № 2 на вышеназванном перекрестке.
   — Там никакого павильона строить не надо, — говорит И.Д. Андреев. — Просто укрепить на столбе табличку и предупредить водителей, чтобы останавливались, когда есть пассажиры. Пусть это будет даже остановка по требованию.
   Жалуется очень, что водители не хотят здесь останавливаться, отвечают грубо, везут до аэропорта. А оттуда домой идти далеко, да еще и сумки тяжелые. За продуктами ходить приходится два раза в неделю, так как чаще здоровье не позволяет. Потому и покупать сразу приходится много.
   Конечно, возле каждого столба остановок не наделаешь, однако, думаю и надеюсь, что эту проблему в подарок ветерану-фронтовику в честь 60-летия Победы можно решить положительно.
 
Жанна Моргун.

 

вернуться