СТАТЬИ 2005 г.


© Новый Печорский еженедельник "Волна", четверг, 10 марта 2005 года
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2005 г.
 
 

Просто баня
 

  

© Фотографии Игоря Дементьева

 

   «У нас с друзьями есть традиция — перед Новым годом ходить в баню»... Такой способ отдыха поддерживает большая часть населения, и не только 31 декабря. У русских давно вошло в обычай мыться в бане каждую неделю. Баня в России вообще — больше чем баня. Она больше похожа на клуб по интересам. Здесь не только (а некоторые и - не столько) парятся и моются, но и общаются, узнавая новости, завязывают знакомства, да и просто пьют пиво в дружеской компании. Ее никогда не заменят домашний душ или ванная. Только здесь снимается напряжение и стресс. Баня заряжает энергией, тренирует организм, повышает иммунитет, улучшает сон и аппетит. Отмечено, что лица, регулярно посещающие ее, значительно реже страдают простудными заболеваниями, поскольку эта процедура дает закаливающий эффект. Лишить нашего человека бани — все равно, что лишить его частички души.
   На снимках — два здания городских бань — в железнодорожной и речной частях города (№1 к №2 — соответственно). Построены оба близнеца были в 1952 году по типовому проекту 1949 года, разработанному Гипроавиапромом. Почему авиапром занимался банями, уже, наверное, не скажет никто. Несмотря на внешнее сходство, разница в них существенная: если «железнодорожный вариант» построен из зэковского кирпича, изготовленного на заводе в Джынтуе, то в речной части баню возвели из интинского, по словам известного в городе строителя Н.Н. Жоля, «очень слабенького, не славящегося большой прочностью».
   Поэтому, несмотря на свою полную заброшенность, здание в железнодорожной части, по утверждениям строителей, простоит еще сто лет. А в речной части в 80-х годах из-за резких перепадов температуры снаружи и внутри оно начало рассыпаться, у него даже стал отваливаться угол — пришлось закрывать заднюю стену пристройкой, чтобы она стала внутренней. Хотя, проект разработан применительно к условиям климатических поясов с расчетными температурами наружного воздуха до минус 40 градусов. С 1985-го полтора года длился ремонт, в ходе которого выполнили перепланировку, сделали сауну с бассейном, прачечную самообслуживания, дизкамеру, открыли отделение матери и ребенка.
   Баня №2 пользовалась огромной популярностью у населения: старожилы помнят, как по полдня приходилось простаивать в очередях, чтобы попасть в нее. Но были и любители железнодорожной. Топилась она дровами, поэтому в нее ездили даже из речной части города. Согласно проекту, они были рассчитаны на помывку 95 человек за час или каждого жителя 36 раз за год с учетом того, что баня должна была работать 300 дней в году по 14 часов в сутки.
   Началась перестройка, и произошло социальное расслоение в обществе. Богатые понастроили собственные люксы, а большинству этот вид услуг стал не по карману. И вот в сентябре 1998 года первую баню официально закрыли, когда посещаемость от расчетной достигла критической отметки — 12%, и средств на ее поддержание у города просто не было. В те годы приходилось экономить на всем: отключали уличное освещение, снимали батареи в подъездах. Коммунальщикам обидно до сих пор. За два года до закрытия в этой бане ими был произведен капитальный ремонт; поменяли кровлю, водоразборное оборудование, наружные сети, установили ванны, даже подвал облицевали голубым кафелем. Исправно работала прачечная.
   Были планы ее продать, но пока ни один предприниматель не изъявил желания приобрести, а зря. При умелой постановке вопроса банный — очень даже прибыльный вид бизнеса. Это, конечно, если не приходится обслуживать льготников и малообеспеченные слои населения по демпинговым ценам, как вынуждены это сегодня делать печорские коммунальщики.
   Второй повезло больше. Несмотря на все трудности с бюджетом, городская казна до сих пор на 100% оплачивает и дотирует ее существование. Спасибо за это депутатам, которые понимают, что город нельзя оставлять без бани. Бывший в свое время председателем горсовета Г.И. Кондратьев говорил: «Баня — это дело политическое. Работает баня в городе, значит, власть работает. Не работает — власть плохая».
   В царской России бани наряду с водкой были главными составляющими казенного дохода. Теперь они почти повсюду в России сидят на дотациях местных бюджетов. И в нашем городе банное хозяйство очень нерентабельно: за 2004 год доход от одной городской бани и трех в поселках составил 1 млн. 150 тыс. руб., когда расходы -4 млн. 900 тысяч. Основная доля в них — электричество, которым обогреваются парилки, плюс непрекращающийся из кранов и душей поток воды. Любая городская баня потребляет столько же воды, тепла и электричества, сколько небольшое промышленное предприятие. Да еще из-за постоянной сырости и перепада температур очень быстро идет износ основных фондов. Отсюда себестоимость одной помывки — 131 руб., при том, что средняя стоимость для жителя Печоры — 29 руб. Но повышать тарифы нельзя — покупательская способность нашего населения невысока.
   Несмотря на финансовые трудности, баня в городе все же работает. Кто ходит в нее, отмечают: доброжелательность к посетителям — уже с порога. Милые женщины, встречающие и провожающие любителей попариться улыбкой и неизменным «С легким паром!» - обязательная составляющая хорошего настроения и приятного времяпровождения. Многие отработали здесь более десяти лет. С 1987 года в этом коллективе из 14 человек работает нынешний директор Н.М. Мацелык. На мой вопрос, как удалось выжить в те нелегкие годы, Наталья Михайловна, ни секунды не задумываясь, ответила: «Сильные люди у нас работали. Да и сейчас контингент не меняется». И вспоминала, как выходили на комсомольские субботники, когда шла реконструкция, постоянно осуществляли косметический ремонт своими силами, работали малярами-штукатурами вне зависимости от должностей.
   Кстати, раньше на Руси существовала такая специальность — «составитель пара». На эту работу брали только православных мужчин, физически здоровых, обязательно женатых и морально устойчивых. Отбор был очень строгий.
   Сейчас в городской бане работают мужское — на 30 мест и женское — на 22 общие помывочные отделения, душевой павильон на 15 человек, одиночная ванная, одиночный душ, номер «Мать и дитя», сауна на 5 человек, мужская и женская парикмахерские на условиях аренды. В общем, все функционирует, как и должно, услуги пользуются спросом. В прошлом году ее посетили более 27 тысяч жителей. Хотя стоит заметить, что это только 66% от ее расчетной «мощности» — неплохой результат по сравнению с предыдущими годами.
   Есть планы по развитию, но на все требуются средства. Давно пора поменять мебель в фойе. Работникам хотелось бы улучшить уровень своего сервиса, да только где взять деньги. Самим открыть кафе не по си-1 лам. Тут как нельзя более уместной была бы помощь коммерсантов на взаимовыгодных условиях. Предлагали им торговать в бане, но они почему-то долго «не задерживались».
   Этот бизнес парадоксален. Любые бани, государственные или частные, убыточны, но все же живут и многие процветают — за счет вспомогательного «околобанного» сервиса. Простая «помывка» не спасет. Нужно развивать идею, тогда успех обеспечен. Мы, конечно, не Москва, где до революции богатые купеческие дочки перед свадьбой ездили в Сандуновские бани и мылись там из серебряных тазов, но все же: только оборот рынка веников, дающих 100-процентную прибыль, в современной столице составляет свыше 2 млн. долларов в год. А объявления этих заведений в некоторых городах уже соперничают по рекламной площади с продажами машин и оказанием интим-услуг.
   Может, кто-нибудь из городских предпринимателей задумается над этим? Ниша пока не занята. И если выкупить и «отреставрировать» здание в железнодорожной части, действительно, проблематично, то открыть кафе и магазинчик сопутствующих товаров в исправно работающем заведении на ул. Ленинградской — вполне по силам даже не «акулам бизнеса». Да и жители Печоры от этого, несомненно, выиграют.

Сергей Кондратюк

 

вернуться