СТАТЬИ 2006 г.


© "Печорское время", вторник, 21 марта 2006 года
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2006 г.
 
 
Цветёт и пахнет Озёрный самогоном
 


© Фотография  Игоря Дементьева
 

   Если поднимать на страницах газеты тему пьянства и самогоноварения, то для этого нужно открывать целую рубрику и писать всем штатным и внештатным корреспондентам в каждой газете по 300 строк, и материала, поверьте, будет предостаточно, ибо цветет пьянство и самогоноварение не только в Озерном.
    Уже столько раз в милицейских сводках отмечался тот факт, что в состоянии алкогольного опьянения в медвытрезвитель и больницу доставляются совсем юные печорцы. Хорошо, если медики успевают оказать помощь и вывести из бессознательного состояния. Но, увы, не всегда. Зачастую бывают и летальные исходы.
   Не так давно печально завершилась очередная попойка для 45-летней жительницы пос. Озерный, которая, хлебнувши лишку, отправилась в мир иной, оставив круглыми сиротами своих детей. Не хочу писать о том, в каком состоянии квартира, в которой она проживала. Сегодня погасить более чем 50-тысячную задолженность по квартплате детям-сиротам фактически не по силам, и кто знает, как сложится их судьба.
    Но я не о том. Страшно сознавать, что на такой беде кто-то старается разбогатеть, нажить определенный «капитал». И ведь знают их, самогонщиков, в поселке. Немало усилий тратит и администрация поселка, и женсовет, дабы бороться с этим злом. Так, в 2003 году на совместное заседание администрации и женсовета были приглашены
все самогонщики. Они подписали письменное предупреждение и пообещали прекратить торговлю этим зельем. Но лишь вышли за порог — тут же и забыли о своем обещании.
    Каждая проданная бутылка самогона — это палка с двумя концами. Один «конец» — тем, кто варит и продает самогон, — это прибыль, звенящие в кармане денежки. Другой «конец» — тем, кто покупает и употребляет этот «пьяный дурман», и, как следствие, слезы родных и близких, разбитые семьи, осиротевшие дети.
    Я не пытаюсь с помощью газеты достучаться до тех или иных. Я знаю: газету они не выписывают. Для алкоголика или пьяницы 168 рублей (стоимость полугодовой подписки) — это баснословные деньги, за которые можно опохмелиться, и не один раз. А самогонщики пустят эти деньги в оборот. 168 рублей — это несколько килограммов сахара, что при правильной раскладке, закладке и выдержке равняется 8 литрам нормального самогона. Потом этот самогон разбавляется очистителем или каким-нибудь спиртосодержащим веществом. В результате проделанной работы получается 20 бутылок чистейшего яда с высоким процентом сивушных масел. За эту отраву можно выручить, по самым скромным подсчетам, кругленькую сумму, и даже не задумываться о том, чем может обернуться эта бутылка самогона для купивших ее пьяниц или алкоголиков. Я не спрашиваю, где их совесть. Одна мудрая женщина ответила на этот вопрос. Она сказала, что их совесть утонула в бутылке, в грязных деньгах, в беде и детском сиротстве.
   Название статьи подсказала жительница Озерного. Я не хочу называть ее имя. Сама она спиртного не употребляет, но часто ей приходится утихомиривать своего мужа — любителя выпить. Название это она не выдумала — она его выстрадала. И пахнет самогон в Озерном точно так же, как и во всем мире, горем, бедой, тоской, разочарованием, слезами. А еще самогон пахнет смертью.
 

Жанна МОРГУН.


вернуться