СТАТЬИ 2006 г.


© "Печорское время", среда, 20 сентября 2006 года.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2006 г.
 
 
Души израненной созвездье...



 

   Сентябрь... Как и любой месяц в году, для кого-то горек и печален, для кого-то полон знаменательных дат.
   Вот только одного из юбиляров — Евгения Иннокентьевича Лазарева, увы, не будет в этот день на своем 70-летнем юбилее.
   Недотянул всего три месяца. Не раз обговаривал с Фаиной (супругой) детали приближающегося события: где проводить, кого позвать, что необходимо купить... Ведь у них, считай, двойной юбилей, поскольку их сентябрьские дни рождения разделяют лишь восемь дней. Сам выбрал Евгений по случаю вино хорошей марки. Достоялось оно до своего назначенного часа, будет открыто и «продегустировано» в честь юбиляра, но... без него самого, без того, кто его выбирал.
   В воскресный день 11 июня внезапная смерть вырвала из журналистских рядов человека редкого дарования, верного семьянина, простого, открытого, добродушного человека. Сотни жителей нашего города и района, а более всего коллеги по перу, лесники, энергетики, геологи, буровики, речники, труженики сельского хозяйства, дорожники — люди, о которых за долгие годы написано им столько статей, репортажей, очерков, что могли бы составить не один газетный том, всегда будут поминать его добрым словом.
   Жена Евгения Иннокентьевича — бывшая учительница иностранного языка Фаина Григорьевна — бесконечно мучается тем, что где-то повысила голос, обидела... «Только бы встал! Только бы вернулся!» Именно эти неумолимые возгласы приходят на ум, когда мы теряем близких. Но, увы. Плоть не возвращается с того света. А вот душа... Душа его, светлая, не замутненная нынешней вывернутой наизнанку прозой бытия, продолжает жить. В людской благодарной памяти, в каждом предмете домашнего обихода и самое главное — в каждом его стихотворении, вошедшем в единственный поэтический сборник «Я иду по земле». На большее не замахнулся — не было финансовых средств, теперь уже и не успел.
   Чуть-чуть не застало его в живых письмо с малой родины — Вятки, где, случайно прослышав, далеко не праздный интерес к поэзии Лазарева проявили совершенно незнакомые люди. Просили выслать стихи, портрет, рассказать о жизненном и творческом пути. Сам Евгений Иннокентьевич не смог уже откликнуться на столь заинтересованное письмо — выполнила за него просьбу, собрав и отправив небольшую посылочку, Фаина Григорьевна. Пусть и на его родине живет поэтическое слово талантливого земляка.
   Как писал Евгений сам в предисловии к своему детищу — сборнику, его заставляли браться за перо «и летний день, умытый благодатным дождичком, и приятная усталость в теле после полезного труда; добрый взгляд любимой женщины, чувства возмущения и неудовлетворенности современным бытием, согбенная и нищенская старость, уничтожающие людей войны» и многое другое. Кого оставят равнодушными такие его строки:

             Для меня всегда ты интересная,
             Радость и волнение мое,
             Заняла в душе ты столько места,
             Что другой не втиснуться в нее.

                                       * * *

             ... Вон лес, примеряя пушистую шубку,
             На цыпочках встал и глядится в луну.

                                       * * *

             ... К нам птицы в город часто прилетают,
             Чтоб у людской погреться доброты.

                                       * * *

             ...Там, где врачи становятся бессильны,
             Родимый край поможет и спасет.

                                       * * *

             Я к родному простору глазами прирос,
             Словно здесь целый век не бывал я.
             Сердцем чувствую свежесть предутренних рос
             И волнующий дух разнотравья.

                                       * * *

             Распрощавшись с синим югом жарким,
             Парень в Коми северном краю
             Голубым огнем электросварки
             Пишет биографию свою.

                                       * * *

             Мы суетимся и торопимся,
             У всех какие-то дела.
             А ведь былое не воротится,
             И жизнь всего одна дана.
             Мы даже теплых слов не можем
             Найти в запасниках души...
             О, что случилось с нами, Боже?!
             В какой людской живем глуши.

   Теплые слова... Ох, как много их сказано было над гробом!... Но почему? Почему бывает так? Живет рядом человек. Куда-то спешит, отчего-то суетится, в чем-то копается, чего-то добивается, нервничает, радуется, огорчается — человек как человек, одним словом, винтик. Редко кто скажет доброе слово, чем-то выделит, разве что провожая на пенсию да после — над гробом. А выпади этот винтик из механизма — ох, как трудно найти замену!
   О своем труде в редакции газеты «Ленинец», позже переименованной «блюстителями порядка» в «Печорское время», так писал Евгений Иннокентьевич в стихотворении «Газетчики», посвященном, кстати, нынешнему редактору Раисе Глущенко:

             Сил газете отдано немало,
             А точней — за лучшее в борьбе.
             Ведь когда и что бы ни писали,
             О людской мы думаем судьбе.
             О покое даже не мечтали,
             Презирая раболепство, блат.
             Только шишки в жизни набивали
             Вместо грамот и других наград.
             Но у нас свои награды были —
             С орденами их сравнить нельзя:
             За статьи когда благодарили
             По печати верные друзья.

   Трудно выделить в сборнике Евгения Лазарева, куда, естественно, вошли далеко не все написанные произведения, что-либо особо. Но мне лично очень нравится стихотворение под названием «Ручей», в котором довольно лаконично воплотилась вся его жизненная и поэтическая направленность:

             ...Я тоже согласен потоком
             Струиться сквозь разную муть,
             Чтоб только от этого кто-то
             Мог в жизни счастливей вздохнуть.

   Газетный труд, поэзия, лес, отдых на природе, общение с разными людьми — ничто человеческое ему не было чуждо. Любое явление находило живой отклик в чуткой, израненной негативом времени душе.

Надежда ЕРЕМЕНКО. 

 

вернуться