СТАТЬИ 2006 г.


© "Печорское время", суббота, 30 сентября 2006 года.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2006 г.
 
 
Отчего мы такие?!
 
 
 

   Желая купить пачку стирального порошка, подошла к ларьку, торгующему хозтоварами. У окошка — мужик с женщиной, на вид — слегка за тридцать, лица — хронических алкоголиков. Собирают по карманам мелочь с таким видом, будто они интеллигентные люди с двумя высшими образованиями. Насобирали, пересчитали, со звоном положили на тарелку, попросив взамен медяков три пузыря какой-то спиртосодержащей жидкости. Когда продавец поднесла к окошку пластиковые бутылки, молодая алкоголичка резонно заметила: «Вовка, а может мы возьмем одну большую. Дешевле будет». Смотрю на них и думаю о внутренней политике нашего государства. О том, что алкогольные суррогаты раскупаются ящиками вовсе не для мытья стекол, а для употребления внутрь, и то, что они смертельный яд, знают не только врачи. Однако никто в нашем государстве не поставит крест на этой заразе. Вот с гидрой наркомании мы боремся. Наркомания — это зло, которое необходимо искоренить. А алкоголизации и смертности населения от питья «Снежинки» (или как там ее?) не существует. Ну нет в России такой проблемы! Зато есть программа, направленная на улучшение демографической ситуации. Мрут у нас люди гораздо чаще, чем рождаются, а отчего... Бог ведает.

* * *
   Это раньше в отдел внутренних дел можно было зайти, не имея в кармане бумажки с гербовой печатью. Сейчас времена не те. Сейчас у входа в милицию дежурит сержант и у каждого вошедшего спрашивает: «А вы к кому? Документ есть?» Явление вообще-то понятное: в стране поднимает голову терроризм, поэтому бди, бди и еще раз бди. Кстати, «скворечники» с бдящими постовыми есть не только в милиции, но и в других, уважающих себя контоpax. Только вот кажется мне, что бдить этим людям надо совсем в другом направлении. Что «скворечники» эти поставлены не столько для поддержания порядка внутри государственных и негосударственных контор, сколько для того, чтобы их посетители зря тут не мельтешили, а то ходят, понимаешь, всякие.
   Вторник в милиции — приемный день разрешительной системы. И вот с двух часов дня на клочке пространства между входной дверью и дверью, за которой несет службу постовой, скапливается толпа граждан, желающих получить лицензию на приобретение оружия или продлить разрешение на его хранение. И стоят люди в тамбуре по часу иль по два, как повезет. «Господи, хоть бы Пару стульев для стариков поставили», — жаловалась бабуля из той очереди (у нее умер муж, а у мужа было ружье).
   Почтенный дядечка простоял в тамбуре минут сорок, предъявил паспорт, прошел в разрешительную систему. Вернулся, объясняет: «Я сбегаю, документы отксерю и вернусь. Пустите без очереди?» Отксерил, пришел и с интонацией «ради Бога, пропустите» объясняет сержанту, что он здесь уже был, просто бегал за недостающими бумагами.
   Как это унизительно!

* * *
   Пришла в горсуд на открытое судебное заседание по делу об убийстве. У входа — молодые ребята — сотрудники службы судебных приставов. Разъясняю им, зачем явилась, и слышу:
   — Вы из редакции?
   — Да, я из редакции.
   — Сейчас спрошу у секретаря. Уходит, возвращается.
   — Сказали никого не пускать.
   — Но процесс-то открытый.
   — Сказали никого не пускать.
   — Процесс открытый!
   Решили все же впустить, но ведь впускать не хотели. Вот она, хваленная свобода слова!

Ольга ОРЛОВА.

 

вернуться