СТАТЬИ 2006 г.


© "Печорское время", суббота, 14 января 2006 года
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2006 г.
 
 
Что угрожает российской экономике?
 
 
 

    В «ПВ» от 2 ноября преподаватель гуманитарных дисциплин и экономики ПРУ Константин Радьков обозначил некоторые проблемы, свойственные нынешней России и ведущие ее в тупик. Сегодня экономист Константин Радьков рассказывает о том, что должно сделать правительство, дабы вывести страну из кризиса.
 

КРИВАЯ ВЫВЕДЕТ ВСЕГДА!

    — Я немного отвлекусь и начну нашу беседу с двух страшных цифр. За 13 лет реформ с административной карты России исчезло 290 городов и поселков городского типа плюс 11 тысяч деревень. Еще 13 тысяч сел пока числятся на балансе, но в них не осталось ни одного жителя.
    Во время ВОВ немцы уничтожили 1710 городов и ПГТ и 70 тысяч сел и деревень. Так то был враг, жестокий, коварный, неумолимый, который пришел сюда с единственной целью — поработить гордый славянский народ и захватить его территорию по линии Архангельск — Астрахань. Гитлер говорил: «Мне все равно. Убегут за Урал, пусть там или выживают, или подыхают. Мне нужна только эта территория».
     А здесь-то делают свои. Часто слышишь такую сентенцию: мол, ну это происходит потому, что у нас правит нерусское правительство. Дескать, много там лиц из Богом избранного народа. Нет, дело не в этом. Сталин тоже был нерусский. Правда, и он много дел наделал. Я бы сказал так: да, пускай в нашем правительстве много евреев, но ведь они русские евреи, которые родились здесь, и менталитет у них русский. А менталитет у нас такой: «авось кривая выведет». Вот по их деяниям и видно, что они очень хорошо усвоили этот русский менталитет. Они даже заявляют (я сколько раз читал и слышал по ТВ), что в каких только переделках Россия ни бывала, а глядишь — как Феникс из пепла возрождалась, и на этот раз авось проскочит. Это первое, что мне хочется сказать о стиле управления российского правительства.
    И второе. Я никогда не видел большевиков более, чем сегодняшние демократы. Даже Ленин, Сталин и прочие большевики не были такими большевиками, как эти. Почему? А вот почему. Они утверждают: социализм не реформируется. Давайте разрушим все до основания, а затем — новое светлое будущее, правда, уже рыночное. Более того, они хуже тех большевиков. Те, как и нынешние, не имели никакого четкого плана построения нового общества, но у них хватило ума идти следом за массами. Давайте вспомним два первых декрета. Что народ требовал? Мира и земли. Пожалуйста, Декрет о мире, Декрет о земле. Нынешние же с первых дней пошли против народа, и это можно доказать любыми фактами из нашей 13-летней истории.
   — При этом не имея никакой экономической платформы.
   — Абсолютно не имея. Они сами не понимают, что такое рынок и как с ним сладить.
   — При всем при том, что в правительстве сидят не слабые экономисты.
   — Не слабые. Доктора наук.
   — И как тогда это понимать?
   — Боюсь, окажусь прав, если скажу, что эти люди сознательно хотят навредить нашей стране. Почему они действуют против России? Потому что хранят свои деньги в западных банках, а Запад очень ловко их подстерегает. Зная, что эти деньги получены путем взяточничества или воровства, он говорит: «Или работайте на нас, или мы арестуем и заморозим ваши счета». И такой чиновник, дабы сохранить свое богатство, нажитое «непосильным» трудом, как выражался известный киногерой, вынужден работать на них.

ВПК НЕ ПАНАЦЕЯ

    Вот это о нашем правительстве. А теперь вернусь к основной теме. Экономика любой страны должна прежде всего обеспечивать экономическую безопасность государства. Что это такое? Это состояние экономики, обеспечивающей устойчивый экономический рост — раз, удовлетворение насущных потребностей граждан — два, эффективное управление и защиту экономических интересов страны как на внутреннем, так и на международном рынках — три.
   Если проанализировать все три составляющие, то мы увидим в нашей экономической безопасности огромнейшее количество вопросов. Что можно отнести к угрозам экономической безопасности? Прежде всего усиление структурной деформации экономики. Ельцин, придя к власти, всю дорогу говорил, что нам в наследство от СССР досталась утяжеленная экономика. Это значит, что приоритетное развитие в те годы получали ВПК и ТЭК в ущерб обрабатывающей, легкой и пищевой промышленности.
    Прошло 13 лет. Что на этом поприще сделано? Ровно ничего, за исключением разгрома ВПК и сельского хозяйства. Отчасти за счет износа основных производственных фондов разгромлена и обрабатывающая промышленность. Зато процветает ТЭК! Мы добываем и добываем! В обрабатывающей промышленности стоит 49 процентов производственных мощностей, а наше население что делает? Разбирает их и продает китайцам. Разваленный ВПК сейчас хотят восстановить, заявляя: мол, другие страны выходили из кризиса, развивая ВПК, и нам, чтобы развить экономику, надо производить оружие. Я бы позволил себе с этим не согласиться. Международный опыт и мои знания экономиста говорят о том, что только одна страна США, и то отчасти, использовала это. Ведь если внимательно посмотреть, то, наряду с ВПК, Рузвельт сделал экономическое чудо и выскочил из великой депрессии в силу развития автомобилестроения и дорожного строительства. Давайте-ка вспомним, как он это делал. Помните, у них тогда почти каждый второй был безработным? Рузвельт обложил налогами действующие крупные корпорации, собрал огромные деньги в бюджет и на них привлекал безработных. Рузвельт платил им по 30 центов в час, в то время как рабочий получал 10, и эти безработные строили дороги, больницы, школы, аэродромы, то есть — инфраструктуру. А потом под готовые дороги получил развитие автопром. Штаты выскочили из кризиса за счет этого, хотя я согласен: американцы использовали и милитаризацию. Им повезло: началась Вторая мировая война.
    А побитая после войны Япония за счет чего выходила из кризиса? За счет развития электроники, а вовсе не ВПК. Германия, прилично побитая в этой же войне, выходила из кризиса за счет развития тяжелой промышленности, а скандинавские страны — за счет приоритетного развития сельского хозяйства. Северные страны!.. Так почему нам опять нужно утяжелять и без того тяжелую структуру народного хозяйства? Чтобы вернуться назад? И более того, востановление ВПК стоит больших денег.
    Так что для устранения этой угрозы экономической безопасности надо, как говорил товарищ Ленин, найти то звено в экономике, потянув за которое, можно вытянуть всю цепь.
   — Это звено, на ваш взгляд...
   — ...Обрабатывающая промышленность, включая сельскохозяйственное производство. Мы же его похоронили. Ростов-на-Дону выпускает лишь несколько комбайнов «Дон-1500». Нам ведь надо покупать американские, которые, кстати сказать, по комфорту лучше «Донов», но по техническим характеристикам, по потерям зерна — хуже. И тем не менее платим «бабки» и покупаем, так как есть предприниматели, имеющие навар на этой торговле, и они всеми фибрами души против восстановления сельскохозяйственного машиностроения. Первоочередное внимание нужно уделить развитию обрабатывающей промышленности. Тогда мы создадим собственные товары, а не будем покупать импортные, начиная с колбасы и заканчивая компьютерами. Но это надо делать срочно, пока окончательно не деградировал рабочий класс и не спилось крестьянство.
    Приведу такую цифру: экономисты считают, что в 2006 году 25 процентов производственных фондов выйдет из строя, а через 2 года — 50 процентов. Дальше что? Впряжемся в соху и начнем паровые движки делать, как в XVIII веке?


ЗАГРАНИЦА НЕ ПОМОЖЕТ

    Следующая угроза — это снижение инвестиционной и инновационной деятельности.
     Поговорим о инвестициях. Из года в год у нас хронически недостает инвестиций в развитие народного хозяйства. И не просто недостает, а с каждым годом их становится все меньше и меньше, несмотря на все возрастающий износ производственных фондов. В некоторых отраслях промышленности износ основных производственных фондов — более 70 процентов. Я уже не говорю о сельском хозяйстве, когда в какой-нибудь деревне, где еще остался кооператив «Напрасный труд», один трактор собирается из трех. А если он износится, то что?
Так вот сегодня инвестиции надо увеличить многократно и не ждать когда их кто-то даст. Нам в эту климатическую зону никто не даст, потому что давать нам — все равно что вбухивать деньги в грязь. Наши товары по себестоимости не будут конкурентоспособны.
     Если сюда и придут западные инвесторы, то только портфельные, а не стратегические. В чем отличие одних от других? Стратегические инвесторы дают деньги, чтобы потом захватить контроль за предприятием и сделать его своим. Портфельный — хочет только поспекулировать ценными бумагами: акциями, облигациями и т.д. Вот к нам могут прийти в основном портфельные инвесторы. Поэтому ждать у моря погоды не нужно. Надо искать внутренние резервы. Откуда брать инвестиции? Мы получаем огромнейшие деньги за продажу энергоносителей. Куда они деваются? Значит, как учил товарищ Ленин, следует провести тщательный учет и контроль каждого доллара и не идти на поводу у предпринимателей. Ведь как было при Ельцине? При нем существовал закон, согласно которому, при экспортной торговле 75 процентов заработанного возвращалось в Россию. Путин снизил эту планку до 25 процентов.

ВЫЖИВАЕТ ШУСТРЕЙШИЙ

    Теперь об инновациях. Ими, кроме как в ВПК, мы не занимаемся. Это видно даже по автопрому. Ну неужели нельзя разработать модели автомобилей, чтобы противостоять наплыву подержанных иномарок? Более того, мы умудрились пойти навстречу иностранцам, закладывая на своей территории фундаменты заграничных предприятий, дабы они свои машины производили здесь и продавали, не отходя от кассы. Это же удар по автопрому! И так — везде. Ведь правильно говорят: тот, кто успевает менять модификации изделий чаще, чем другие, и выигрывает. Сегодня потребителя не удивишь количеством благ. Ему надо новое, другое. Сегодня проблема не в производстве товаров, а в их реализации. Смотрите, производители французского парфюма, чтобы владеть рынком, вынуждены 2/3 прибыли бросать на рекламу. Они знают: упусти — конкуренты задавят.
    А вспомните, как японцы перещеголяли нас в производстве часов. Наши наручные часы славились на весь мир. Так вот японцы успевали поменять 12 циферблатов в то время, как мы штамповали один-единственный.
    Сегодня выигрывает тот, кто постоянно меняет ассортимент и модификацию товаров. Но для этого надо вкладывать денежки в пытливые умы инженеров, дизайнеров и т.д. А мы всё сидим.

РАЗВЕДАННОГО НАВЕЧНО НЕ ХВАТИТ

    Следующая угроза — ослабление топливно-сырьевого потенциала страны. В чем оно заключается? Прежде всего в износе оборудования. Второе. Наши предприниматели надеются на то, что государство будет проводить геолого-разведочные работы. «Вот ты, государство, мне разведай, а я буду добывать. Ты вноси из бюджета денежки, а я потом приду». И третья составляющая — варварское отношение к природным ресурсам. Сегодня в РК из каждой скважины добывается не более 5 процентов нефти. Остальное смешивают с водой, скважину бросают. Снимают только пенки, так как брать дальше — дорого. И таких брошенных скважин по стране — 20 тысяч. Так что геолого-разведочные работы не ведутся, к сырьевому потенциалу относимся варварски, денег в отрасль не вносим. У нас разведанных запасов нефти осталось на 39 лет, газа — на 77, угля — от 60 до 180. Значит, нужно заставить предпринимателей вести геолого-разведочные работы за свой счет. И не ждать, когда, как у Чубайса, станция в Москве, а не где-нибудь в деревне Козюльки, работающая с 1962 года, накроется. Вот это «великий» менеджер!

ЗАЧЕМ НАМ «НОЖКИ БУША»?

    Еще одна угроза — усиление импортной зависимости. Считается нормальным, если страна приобретает за рубежом 20-25 процентов продуктов питания. Если страна ввозит 30 процентов продуктов, она потеряла продовольственную безопасность. А у нас сегодня Москва питается импортом на 80 процентов, Санкт-Петербург — на 82, Россия в среднем — на 60 процентов. Мы дважды потеряли продовольственную безопасность. Нас доведут до ручки, а потом, если захотят угробить, перекроют каналы поставок, и мы максимум за месяц поло-
жим зубы на полку. Вся страна. Хором.

«БАБКИ» — ЗА БУГОР

    Следующая угроза — отток капитала. Подсчитано, что по легальным каналам за 13 лет из страны ушло около 600 млрд. долларов. А по нелегальным?
    Тут цифры колеблются от 1 до 1,5 трл. долларов. Более того, этот отток с каждым годом усиливается.
Стабилизационный фонд (1,5 трл. рублей) тоже отправили на Запад. Между тем 600 млрд. рублей хватило бы на то, чтобы в два раза увеличить зарплату всем бюджетникам. 1/1000 этой суммы хватило бы на устройство жизни беспризорников, которых сегодня больше, чем в 1945-м. Наши женщины делают 4 млн. абортов в год.
Так неужели государство, заинтересованное в поддержании жизни и развитии нации, не может принять меры к тому, чтобы это безобразие искоренить?! Нет, мы положим огромные деньги в заграничный банк, и пусть они лежат!

ЛЮБИТЬ ПЛАТИТЬ

   Еще одна проблема — усиление имущественного расслоения общества. Приведу пример. В западных странах считается нормальным максимальное расслоение 1:10, то есть когда 10% самых бедных в 10 раз беднее 10% самых богатых.
    Сегодня в относительно сытой Западной Европе этот разрыв максимально составляет 1:8. У нас, по официальным данным, — 1:14. Это чревато социальным взрывом. Что может получиться, если правительство и дальше будет так править? Могут возникнуть две ситуации. Первая — правительство будет сметено страшным русским бунтом. Второй вариант похуже: наша страна будет похоронена и больше никогда не возродится.
    Как избежать имущественного расслоения? Нужно в несколько раз увеличить зарплату, потому что высокооплачиваемый труд создает дешевые товары, а низкооплачиваемый — дорогие. Спросите почему? Чем меньше получаешь, тем ниже производительность труда. Одни делают вид, что платят, другие — что работают.
    Да, говорят, дай русскому мужику деньги, он их пропьет. Так выгоняйте с белым билетом! В конце концов останутся непьющие и желающие работать.
    Мы никогда не добьемся успехов в экономике, не начнем выпускать дешевые, конкурентоспособные товары, пока не поднимем производительность труда. А для этого людям надо платить. Где взять деньги? Всё в том же Стабилизационном фонде.

Записала Татьяна НИКОЛАЕВА.


вернуться