СТАТЬИ 2006 г.


© "Печорское время", суббота, 21 января 2006 года
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2006 г.
 
 
"Я боль свою перековала в силу"
 
 
    Нет одиночества,
    когда заполнен каждый миг,
    Когда работают
                душа и руки.
    И одиночество
                возможно одолеть,
    Вступая в спор с судьбою
    не на шутку
    Я боль свою перековала
                                   в силу
    И нестерпимое терплю.
    О прошлом больше
                            не жалею,
    А лебединую песню
                         свою допою.

    Эти стихотворные строчки не назовешь высокой поэзией, но их сочинила женщина, которая на нее и не претендует — это Мария Ивановна Курмашева. Почему я поставила их в качестве эпиграфа? Просто они как нельзя лучше характеризуют теперешнее ее состояние и отношение к жизни.
   2 октября 2005 года ей исполнилось 66 лет. Она инвалид I группы. Вот уже 25 лет Мария Ивановна не покидает стен своей квартиры. После перенесенного в 1980 году третьего по счету инсульта ее парализовало.
 
Конец карьеры

   После окончания строительного техникума в Сыктывкаре и недолгой работы в пос. Березовка ее пригласили в Стройбанк в Печору, где она проработала с 1965 года по 1980 год. Её карьера развивалась очень успешно. Не случись в 1978 году первого инсульта, ей "светила" работа в Москве, в управлении Стройбанка СССР. Такие предложения поступали в ее адрес неоднократно.
    Коллеги считали ее асом по кредитованию. Как отличного специалиста, Марию Ивановну стали включать в состав Московской ревизионной бригады. С ревизиями она побывала во многих городах Советского Союза. Вопрос о ее переводе в Москву должен был решиться после ее рабочей командировки в Ростов-на-Дону.
   "Голова-то, конечно, болела, — вспоминает Мария Ивановна, — но кто же знал что у меня высокое давление?" Она все успевала: работа, семья, учеба в университете правовых знаний, общественная деятельность в качестве народного заседателя в суде. Энергии и сил хватало на все и на всех.
    Впереди уже маячила столица... Но вместо Москвы она оказалась в Ленинграде в Государственном рефлексологическом институте по изучению мозга им. В.М. Бехтерева. Ей поставили диагноз: сильнейшее умственное перенапряжение. Курмашевой удалось побеседовать с директором этого института, самой Н. В. Бехтеревой. Марию Ивановну очень волновало, сохранит ли она прежнюю память и умственные способности? Врачи шутили: "Мария Ивановна, с вашими мозгами вы после выздоровления министром можете спокойно работать".
 
Уроки профессора Бехтеревой

    "Они не столько лечат, хотя я прошла много всевозможных обследований и тестов, сколько заставляют тебя саму бороться, — рассказала Мария Ивановна. — Мне Н.В. Бехтерева говорила, что у меня сильное биополе и я сама себя в состоянии лечить". Этого оказалось достаточно, чтобы у Марии появилась вера в собственные силы и безграничные возможности человеческого организма. Она хорошо усвоила уроки профессора Бехтеревой.
   — Силы просите у космоса: там сосредоточена огромная энергия.
   — Мысленно возвращайтесь туда, где вам было хорошо. Интенсивно проживайте эти моменты. Постарайтесь, как наяву, испытывать все тогдашние ощущения и состояния.
   — Мысленно пропускайте через свое тело облака, начиная с головы, в том числе через сосуды, чтобы все болезни унесло вместе с облаками.
   — Представьте себе огромный горящий костер и мысленно бросайте туда все болячки, какие есть, всю грязь; что накопилась в организме.
   Все это она делает по сей день в течение уже 25 лет. С особой радостью возвращается она мыслями в места своего далекого детства — в село Турья, что на реке Выми Княжпогостского района республики. В семье было четверо дочерей. "Мама у меня была красавица, простая коми крестьянка, но мудрая женщина. Отец числился в спецпереселенцах, по национальности белорус с примесью еще и польской крови, — вспоминает Мария Ивановна. — Родила меня мама поздно — в 41 год. Когда началась война, мне было 2 годика, отца забрали на фронт, и больше мы его не видели. Он погиб под Белгородом".
 
"Нестерпимое терплю"

   — Так что и по рождению, и по происхождению я сельский человек. Что это значит? А это значит, что человек, который не боится трудностей, привык добиваться цели собственным трудом.
    В доме порядок держался на Маше. Знакомые говорили матери: "Машка у тебя как злая свекровь. Все-то у нее по полочкам разложено". Эту любовь к порядку она сохранила на всю жизнь. Только не нужно думать, будто и в жизни у нее все было "разложено по полочкам". Она пережила развод, новый брак, смерть второго мужа, проблемы с сыном. Теперь приходится заниматься собственным здоровьем. Живет одна. По графику несколько раз в неделю приходит социальный работник. На мой вопрос: "Не чувствует ли она себя одинокой?" — спокойно ответила: "Помните строки из песни Юрия Лозы:

   Со многими мне уже скучно,
   От многих успел я устать,
   А мне в одиночестве лучше,
   Легче и проще мечтать...

    Мне спокойно, хорошо. Когда мне грустить? Встаю в 5 часов утра. Пока сделаю уборку квартиры, приготовлю кушать, "скоростя-то" уже не те" (у Марии Ивановны совсем не действует левая рука, и с большим трудом она передвигает левую ногу).
    Чтобы вновь научиться ходить, она ежедневно в течение дня делала по 500 приседаний. Прогноз заведующего неврологическим отделением ЦРБ А. В. Хвиюзова был категоричен: на ноги она уже не встанет. А она не только встала, но и ходит, правда, по квартире. Это кажется невероятным, но Мария Ивановна еще и стирает, одной рукой на стиральной доске. Она, как и раньше, продолжает следить за собой, за своим питанием. "Если растолстею, — смеется Мария Ивановна, — я ведь с постели не смогу подняться". Еда у нее строго по часам: 8-00 — завтрак, 12-00 - обед, 16-00 — полдник и в 19-00 — ужин. Наверное, поэтому у нее по-прежнему все еще хорошие фигура и кожа лица. Лечение она сама себе назначает. "Врача вызываю всего 2 раза в год, — шутит Мария Ивановна. — Обязательно принимаю витамины. Предпочитаю "Алфавит".
    Она готова помогать и помогала не только себе, но и другим. В городском обществе инвалидов она была своего рода специалистом по связям с общественностью, членам которого в первую очередь требуется моральная и психологическая поддержка. Мария Ивановна не забывала поздравлять своих собратьев по обществу с праздниками, днями рождения. Если чувствовала, что человек нуждается в психологической поддержке, у нее всегда находились для него добрые слова.

"Никому не желаю зла"

    — Я не люблю плакать, ныть. Я очень практичный человек. За всю свою жизнь я ни у кого ни разу не взяла в долг ни одного рубля, хоть и приходилось туго.
   С социальным работником мы расписываем все наши дела чуть ли не на месяц. Она хорошая девочка. В среду будем с ней тереть морковь для засолки капусты, в пятницу у меня банный день. А в следующий понедельник будем солить капусту (наша встреча состоялась ещё в октябре).
   Днем, когда одна, песни пою. Записываю в тетрадь, что на сердце придет. Летом я почти весь день провожу на балконе, откуда видна — река. Прошу, чтобы соцработница купила мне мороженое, ем его и представляю себе, будто я приехала на курорт и сижу на балконе у себя в номере.
   У меня все распланировано. Я не могу по-другому, иначе можно растеряться.
   Верю в Бога. Ложусь спать и убаюкиваю себя. Благодарю его за то, что все еще вижу белый свет. Представляю, как иду по траве босиком и на ногах остаются капельки росы... Гуляю там, где мне было весело, где я пела, плясала, когда была здорова... С тем и засыпаю.
   Никому не желаю зла. К людям надо с добром относиться, ведь зло наказуемо. И болезни, и обиды — все лечу одиночеством. Не думаю, кто виноват в том, что так сложилась жизнь, а не иначе. Больше меня заботит то, чтобы красиво прожить сегодняшний день, отпущенный мне Богом.
 
Тамара ЮРЧЕНКО.

вернуться