СТАТЬИ 2006 г.


© "Печорское время", среда, 9 августа 2006 года.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2006 г.
 
 
Наши в Индонезии
 
 
 

ДЛЯ СПРАВКИ.

   26 декабря 2004 года у побережья о. Суматра в Индонезии произошло смещение горных пород на участке длиной в 1200 км. В результате землетрясения силой 9 баллов морское дно резко поднялось на 5 метров. Энергия столба воды преобразовалась в сейсмоволну. Она неслась по океану на запад со скоростью более 800 км в час, оставаясь при этом практически незаметной. У берегов Шри-Ланки вода поднялась на 14 метров. В зоне цунами в том числе оказался город Банда-Ачех (о. Суматра), который серьезно пострадал в результате этого разрушительного проявления водной стихии.
   Даже спустя полтора года люди продолжают устранять последствия этой ужасной катастрофы, унесшей сотни тысяч жизней и серьезно разрушившей прибрежные города и селения о. Суматра.
   Как нам стало известно, вертолетчики нашей республики принимали непосредственное участие в гуманитарной миссии ООН по ликвидации последствий гигантского цунами. В состав одного из двух экипажей вертолетов Ми-8 входил техник Иван Белянин — фотограф-любитель, известный жителям нашего города по многочисленным фотовыставкам, настенным календарям с авиационной и другой тематикой.
   Мы предлагаем вниманию читателей записи и фотографии, сделанные самим Беляниным во время работы в Индонезии, в г. Банда-Ачех провинции Ачех. Предоставляем ему слово.

Весь световой день — в воздухе

   — Экипажи комплектовались из авиаспециалистов городов Печора и Ухта ГУП «Коми-авиатранс», так как, по мнению представителей из ООН, мы оказались лучшими из российских и зарубежных авиакомпаний для выполнения полетов в таких условиях. Некоторым авиакомпаниям пришлось покинуть Индонезию, даже не приступив к работе, которой было действительно много: почти весь световой день вертолеты находились в воздухе.
   Конечно, выпадали редкие выходные, но в основном была напряженная работа при температуре воздуха до 40 градусов тепла. При этом влажность его достигала 98— 100 процентов.
   Постоянно летали над Индийским океаном не только вдоль береговой линии, но и на расстоянии до 200 миль от берега на острова Семилу, Палау и Сабанг. Регулярно перевозили пассажиров, сотрудников миссии ООН, больных, продовольствие. Также мы выполняли спецполеты, целью которых было оказание скорой помощи попавшим Баварию, вывоз фото— и телеоператоров на съемки, доставка специалистов и высшего руководства к объектам, подконтрольным в Индонезии ООН.
   Только сильнейший тропический ливень помешал Биллу Клинтону, руководителю данной миссии, воспользоваться нашими услугами, — он ограничился поездкой на автомобиле.
   К слову сказать, Индонезия — островное государство, состоящее из множества больших и малых островов. Горная местность, покрытая влажными тропическими лесами, подвергается постоянным подземным толчкам. Ощущения незабываемые! Сам испытывал не раз.
   А потому самыми эффективными видами транспорта являются авиационный и автомобильный.
   Попытка в прошлом ввести в строй железную дорогу закончилась на 500-м километре пути после серьезного землетрясения, а единственный локомотив был водружен на постамент в центре Банда-Ачех как исторический памятник. Кстати, первый самолет ВВС ДС-3 подаренный Индонезии США, стоит там же в качестве памятника.
   Так что наши вертолеты были востребованы за их выносливость, надежность, эффективность и, конечно же, за грамотную, безотказную работу летно-технических экипажей, руководство миссии ООН высоко оценило деятельность «Комиавиатранса», что было отражено в соответствующих документах.

И снится нам...

   На уровне личных ощущений могу сказать, что все было очень необычно, вызывало острейший интерес и что-то такое, что до сих пор трудно осмыслить.
   Полет по маршруту Печора — Сыктывкар — Москва — Амстердам — К. Лампур — Джакарта — Медан — Банда-Ачех вымотал невероятно. Стало понятно, что английским придется заняться вплотную. Кстати сказать, через месяц—полтора в пределах необходимого мы общались без проблем, а впоследствии перешли на местный язык, что местным жителям, конечно же, очень понравилось, всегда вызывало радостное удивление и уважение.
   Нас, русских, быстро «вычисляли» из пестрой международной толпы миссии и относились очень дружелюбно. Индонезийцы хорошо помнят доброе отношение к ним со стороны Советского Союза во время правления президента Сукарно. К американцам отношение настороженное, как, впрочем, не только в этой стране, но и во всем мире. Но вот открылись двери салона и первое, что мы ощутили, — это запах. Пряный, сладковато-приторный, очень необычный и... жара, влажная, удушающая. Однако через месяц мы освоились. Помимо основной работы, я, как всегда, был кашеваром. Это было нелегко, потому что культура приготовления мясных блюд, по нашим меркам, полностью отсутствует. Привычные нам продукты и овощи имеют необычные свойства и вкус. Например, разрезав картофелину, можешь увидеть внутри червяка, всем своим видом показывающего, что вы к нему в гости не вовремя. Молочных продуктов не сыскать днем с огнем. Зато на рынке можно увидеть и попробовать невероятное количество фруктов от самых экзотических (к примеру, дуриан, распространяющий невероятную вонь) до более привычных европейцу — ананасов, бананов, манго.
   Лично мне пришлась по вкусу папайя, плод дынного дерева. Я его поглощал в невероятных количествах. Со временем мы привыкли к такой еде, но черный хлеб, сало, селедочка снились, без исключения, всем.

Ловись, рыбка!

   Старость никого не красит, но молодые женщины, девушки в Индонезии невероятно стройны и грациозны — сказывается рацион питания: рис, рыба, овощи и огромное количество всевозможных соусов.
   Раз-два в неделю купались в Индийском океане: теплая, чистая, прозрачная вода, умеренная волна, иногда вообще полный штиль. Удовольствие непередаваемое! Стоя по колено в океане и вспоминая некоторых из наших политиков, думаешь, что мыть здесь сапоги было бы неудобно и неэтично.
   Индонезийцы океана боятся — редко кто отважится на заплыв, а вот европейцы бывают безрассудны. Сейчас трудно сказать, что послужило причиной того, что однажды в океанской пучине исчез пилот немецкого вертолета, а за месяц до нашего отъезда — врач-француз.
   Рыбаки ловят много тунца, встречаются огромные особи, барракуду, рамбы, а также много других рыб, названия которых не упомнишь. Местные жители едят ее крайне неохотно, так как считают, что рыба могла питаться останками погибших во время цунами родных, близких, соотечественников.

Масштабность трагедии

   Я так и не смог привыкнуть к виду разрушенных землетрясением зданий, к огромным пустынным площадям, с которых цунами унесло дома, скот, людей, транспорт, — все. Из 600-тысячного населения города погибла почти треть. Меньше всего пострадала от океана защищенная горами часть Банда-Ачех. На земле остались лишь каменные квадратики, напоминавшие о том, что когда-то здесь стояли дома и в них жили люди... Сверху, из кабины вертолета, вид был более драматичным и ощущение масштабности трагедии было более впечатляющим.
   Места захоронений содержатся образцово, но это, видимо, очень трудно, поскольку в странах, где основной сельскохозяйственной культурой является рис, почва пропитана водой, нестабильна, и там постоянно проводятся укрепительные работы.
   Природа, конечно же, на нашу не похожа. Донимали комары, спасением от которых были полог и ветер. Мы старались не испытывать судьбу — сторонились опасных мест, где обитали далеко не безобидные ящерицы, пауки, змеи, акулы.
   Провинция Ачех отличается сильными мусульманскими традициями. Множество мечетей расположены по всему городу, и голоса муэдзинов с 4-х часов утра и до поздней ночи, благодаря громкоговорителям, слышны в каждом уголке. Исповедующих ислам достаточно много. Присутствуют и иные религии. Так что вольностей в виде ношения шортов военная полиция не допускает. Некоторые женщины носят паранджу. В будни все ходят в легких полотняных кофточках и брюках. Голова обязательно покрыта.

Тоски по Родине не было

   Я не смогу в рамках одной статьи передать все пережитое. Наверное, этим и ограничусь. Экипажи, прилетевшие к нам на смену, получили от нас необходимые советы, пояснения, а мы отправились домой тем же маршрутом. Достойно представили свой труд в Индонезии печорские вертолетчики: Василий Потапов, Виктор Невмывако, Сергей Беспальченко. Николай Григорьев, Александр Торопов, Владислав Котельников.
   Согласился бы я на повторную командировку? Да. Там было спокойнее. Надо сказать, что ни у кого не было тоски по Родине. Хотелось к родным, к родному холодильнику, просто к прохладе, но тоски не было. Напротив, частенько вечерами обсуждали с тревогой: что нас ждет в России? Каковы будут цены? Как поведет себя новое руководство «Комиавиатранс»?
   По приезде оказалось, что мы достаточно недружелюбны, угрюмы, а в сравнении с индонезийцами еще и крайне агрессивны. Вдруг обнаружилось, как невероятно глупо и некачественно наше телевидение в целом. Ты отсутствовал полгода, но здесь ничего не изменилось.


К печати подготовила Тамара ЮРЧЕНКО.

 

вернуться