СТАТЬИ 2006 г.


© "Печорское время", суббота, 7 октября 2006 года.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2006 г.
 

Чтобы жила деревня
 

   Помните сказку «Кот в сапогах»? Там еще король, едущий куда-то по своим королевским делам, все интересовался: «А чьи это поля?» «Маркиза Карабаса», — отвечали ему. «А чья это мельница?» — «Маркиза Карабаса». — «А чей это замок?» — «Маркиза Карабаса». Проезжай этот сказочный король мимо припечорской деревушки Медвежская, на все имущественные вопросы он тоже получил бы один ответ: «Константина Логинова», ибо и животноводческая ферма, и картофельные поля, и сельхозтехника в Медвежской принадлежат одному человеку.
   Правда, кое-что из логиновского хозяйства, включающего 35 коров, молодняк крупного рогатого скота, 10 лошадей, 6 гектаров картофельных полей, сенокосные луга и 20 единиц сельхозтехники, взято в аренду у государства. Но большая часть перечисленного — его личная собственность, которая кормит хлебом насущным и самого Константина Егоровича, и сельчан, работающих в организованном им обществе с ограниченной ответственностью «Медвежская».
   «У вас хоть костюм на выход есть?» — спрашиваю я у одетого в рабочую одежду и резиновые сапоги Константина. «Найдем», — отвечает он, и по тону ответа я понимаю, что никакой парадно-выходной одежды у этого человека с обветренным лицом и натруженными, мужицкими руками нет и в помине. Да и к чему ему, вечному деревенскому труженику, деловой костюм, если город для него всегда был и остается чужим? А в деревне все родное. И ферма, на которой 44 года назад родила его мать. Рожала по староверческому обычаю, работая. Конкретно — во время дойки. Младенец выкатился прямо под ноги буренке. И земля — кормилица. И земляки, пусть пьющие горькую, но свои, а пьющие оттого, что некоторое время назад сельское хозяйство развалили и на деревню плюнули. «Я смотреть не мог, как коров массово резали, — вспоминает Константин Егорович. — Поэтому и решил учредить частное сельхоз-предприятие. Ведь работать в деревне больше негде».
   Когда в сельском хозяйстве началась катавасия с поголовным истреблением скота, Логинов, работающий в ту пору бригадиром бригады по откорму телят, придумал менять молодняк на взрослых коров. Буренки, привезенные в Медвежскую по обмену, были настолько дряхлы, что еле на ногах стояли, а молока-то давали по стакану в день. Но со своей задачей — дать приплод — справились. Таким образом, через некоторое время появилось у Логинова молочное стадо, благодаря которому зарабатывают деньги, а не сидят на государственном пособии по безработице сенозаготовители в ближайших Кедровом Шоре и Конецборе, доярки, телятница. Зарплата последней, между прочим, от 6 до 9 тысяч, что для деревни очень хорошие деньги, да и остальные животноводы материальным довольствием не обижены. «Зарплату-то наличными получают?» — интересуюсь я у учредителя общества. «Конечно. Натурой я и в плохие времена не платил». Вот так дело поставлено.
   Коровы коровами, тем не менее стратегическим продуктом, на котором держится хозяйство Константина Логинова, является картошка. «В этом году, — говорит Константин Егорович, — впервые удалось собрать урожай механизированно, с помощью картофелекопалки. Но подвела погода, и второй хлеб не уродился: раньше снимал по 200 центнеров с гектара, нынче — 100 и тот «горох». Собирал урожай Логинов, конечно, не в одиночку. Помогли школьники из соседних деревень. Естественно, небесплатно. 300 рублей в день — неплохой заработок для школяра. «Ну, а свои медвежские почему у вас не работают?» — спрашиваю я у него после его рассказа о том, что и сельхозтехнику Логинову собрали из металлолома мужики из близлежащих деревень. «Со своими не знаю что случилось. В последние 2 года пьют по-черному. В деревне 70 жителей, работают 12. И люди-то работящие, когда не пьют, только «Троя» их губит».
   Сам Логинов уж много лет не пьет вообще. И не отдыхает. «16 лет назад ездил с женой на Украину: она родом оттуда. Приехал, смотрю: от трактора одна рама осталась. Начинку мужики разобрали и пропили. С тех пор из деревни не выезжал никуда».
   Сельхозпроизводство в зоне критического земледелия не торговля — баснословных доходов не приносит. Поэтому когда на мой вопрос о рентабельности предприятия Константин Егорович сказал: «Выходим по нулям или с незначительной прибылью», я спросила: «И зачем вам это нужно?» «Вначале хотел сохранить сельское хозяйство и дать людям работу, а сейчас тружусь из принципа», — был ответ.
   Конечно, он устал. Устал в одиночку решать сложные проблемы, организовывать производство. Логинов еще занимается лесозаготовками (поставляет в деревни дрова, деловой лес), нянчится с вечно пьяными мужиками. И было бы ради чего так хлопотать, ведь богатства-то никакого не нажил! «Он — единственный человек, работающий не ради денег, а ради работы», — говорят о Логинове те, кто его знает. Что ж, за одно это его можно уважать, ведь на таких тружениках и земля держится.

Ольга ОРЛОВА.

 

вернуться