СТАТЬИ 2007 г.


© "Печорское время", среда, 19 сентября 2007 года.
© Этот текст форматирован в HTML — www.pechora-portal.ru, 2007 г.
 
 
Большие беды малых рек
 

   "Нет малых рек. Все реки для людей. У каждой где-то встреча со звездою", — сказал поэт. В реальной же повседневности человек пока очень далёк от понимания этого. Потому, наверное, если мы и говорим о сохранении наших водных артерий, о проблеме загрязнения и обмеления их, то имеем в виду прежде всего реки крупные, главные... Реки же малые чаще всего остаются за гранью наших забот и волнений.
   Между тем малые реки — важнейший компонент географической среды. Они регулируют водный режим ландшафта, поддерживают равновесие и обеспечивают перераспределение влаги. Именно от качества вод в малых реках зависят в значительной степени и гидрохимические характеристики рек средних и крупных. В России насчитывается более 2,5 млн. малых рек, и на их долю приходится около половины суммарного объема речного стока! До 44 процентов городского и почти 90 процентов сельского населения страны проживают как раз на малых реках. А мы, избалованные Печорой, так часто пренебрежительны к речкам и ручейкам, полнящим её своими водами!
   Это полностью подтвердила недавняя проверка состояния малых рек и ручьев в городской и пригородной зоне Печоры, организованная Печорским горкомитетом по охране окружающей среды, в которой приняли участие гл.специалист комитета, госинспектор Л.В.Чиненова, ст.госинспектор рыбнадзора Печорского отдела Россельхознадзора по РК Е.В.Андреева и автор этих строк.
   Первый объект, на котором мы побывали, — ручей Боровиха в районе Печорской ГРЭС. Участок ручья в этом районе превращен практически в часть водохранилища. Таким образом, считается, что сбросы ГРЭС идут в водохранилище, а не в Боровиху. Как нас проинформировала заведующая химлабораторией Печорской ГРЭС Ф.В. Химка, качество сбросов строго контролируется. Пробы воды из Боровихи берутся на анализ и в месте сброса, и выше по течению. По словам завлабораторией, бывает повышенное содержание нитратов в воде, что легко объяснить близостью расположенных здесь дач и огородов.
   Разумеется, мы не имели возможности проследить состояние береговой полосы на всем протяжении ручья, но в районе дач и рядом со станцией оказалось всё относительно чисто. Такая же картина — по берегам речки Ермак в районе моста (Ермак пересекает дорога на Бызовую).
   В этом смысле гораздо меньше повезло ручью Данка-ёль, также протекающему в окрестностях ГРЭС. На Данка-ёле мы побывали в двух точках — рядом с заводом КПД и ниже по течению, почти на устье, в районе бывшей мебельной фабрики. И там, и тут лесному ручью не позавидуешь. В водоохранной зоне Данка-ёля рядом с заводом КПД, прямо в санитарно-защитной зоне Печорской ГРЭС, — огромная свалка производственного и бытового мусора. Мусор старый, лежит тут, похоже, не первый год, и сейчас, наверное, вряд ли есть смысл выяснять, кто эту свалку устроил — завод, станция или «третьи лица». Проще убрать.
   К сожалению, Данка-ёль загрязняется и в нижнем течении, в месте впадения его в Печору на территории лодочного кооператива «Вихрь». Здесь дорога, сразу за Данка-ёлем сворачивающая к реке, пересекает ручей практически в его устье. На пересечении дороги и ручья устроена свалка строительного мусора. Об этой несанкционированной свалке «Печорское время» уже сообщало — по звонку одного из наших читателей, который утверждал, что ещё в прошлом году сбрасывать сюда мусор начала торговая фирма «Дар», а в этом году свалка резко выросла. Строительный мусор действительно сваливается прямо в ручей. И за месяц-полтора, прошедшие с момента нашего первого выезда на это место по звонку читателя, свежего мусора прибавилось. Увы, Данка-ёль загрязняется и замусоривается и непосредственно на территории лодочного кооператива, состояние которой оставляет желать лучшего.
   Однако самая незавидная участь постигла Мазиловку — речку, волею судьбы оказавшуюся когда-то в черте строящегося города и испытавшую на себе в полной мере пресс «цивилизации». До сих пор мы, сегодняшние печорцы, продолжаем загрязнять эту многострадальную речку. В районе мясокомбината — в её водоохранной зоне, особенно вдоль дороги и проходящей здесь теплотрассы, лежат кучи мусора и бытовых отходов. Вдоль окружной дороги, под виадуком, очень часто можно наблюдать, как владельцы автомобилей моют в ней свои машины. В промзоне бывших подразделений «Печорстроя», где далее протекает речка, делая петлю, водоохранная зона её захламлена и загрязнена ещё более страшно. В районе РЭБ русло реки перекрыто дорогой, строители которой не удосужились хотя бы пустить под ней трубу, чтобы дать реке возможность бежать дальше, к Печоре. Бедная речка ещё жива, но, по сути, давно превращена в сточную канаву. Судьба её показательна и ярко демонстрирует отношение человека-завоевателя к природе: погубив некогда прекрасную малую речку Нойку (именно так она когда-то называлась), приток Печоры первого порядка, люди цинично назвали её Мазиловкой — и продолжают «добивать»: на то, мол, она и Мазиловка.
   Возвращаясь к началу этих заметок, хочу подчеркнуть ещё раз, что состояние водных объектов (и Печоры в том числе) зависит сегодня не только от объема сосредоточенных сбросов сточных вод. Громадное количество загрязнений привносится рассредоточенным потоком и диффузным путем с водосборных площадей (где и сельхозугодья, и другие хозяйственно освоенные площади, и наши многочисленные несанкционированные свалки...). В некоторых регионах, по официальным данным, до 50-80 процентов массы загрязняющих веществ, поступающих в реки, идет именно с водосбора. Так что если вы не льете нефть, солярку или канализационные стоки непосредственно в Печору, это еще не значит, что ваш вклад в её загрязнение равен нулю.

Валентина СЕМЯШКИНА

 

вернуться