СТАТЬИ 2007 г.


© "Печорское время", пятница, 30 марта 2007 года.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2007 г.
 
 
Первый печорский инспектор дорожного надзора
 
 

   В Печорском краеведческом музее хранится полосатый жезл первого печорского инспектора ДПС Владимира Ивановича Оленьчикова.
   Человек-легенда для нынешних сотрудников ГИБДД в свои 74 года живет один в скромной квартире по ул. Гагарина. И хотя здоровье уже не то, глаза не видят, не унывает: очень общителен, перемежает разговор шутками-прибаутками. Он не считает, что прожил какую-то особенную жизнь. Судьба его была типичной для миллионов советских людей, детство которых закончилось в 1941 году.
   Родился он 30 марта 1933 года в д. Кириловское Псковской области. Восьмилетним мальчишкой увидел фашистов, и первые впечатления от оккупации — это то, что вольная жизнь в одночасье сменилась на одно сплошное «нельзя»: туда нельзя, сюда нельзя... Немцы занимали дома, людей выгоняли в сараи и землянки, за малейшее неповиновение или подозрение в сотрудничестве с партизанами — расстрел. Однажды маленький Володя залез с тремя друзьями в свой сад за яблоками. Немцы поймали их и зверски избили. Так и жили — в постоянном голоде и страхе. Где-то партизаны взорвут железнодорожное полотно — фашисты в ответ жгут ближайшую деревню, а жителей расстреливают. Потом был лагерь под Ржевом, где почти не кормили, зато часто били и издевались. Любимым развлечением фашистов было построить заключенных якобы на расстрел и стрелять из автоматов поверх голов. Однажды утром весной 1944 года их выгнали из бараков в лес а лагерь сожгли. Так для него закончилась война.
   Возратились в родное село, а там вместо домов и улиц — пепел, зола, траншеи и окопы. Отец с войны не вернулся, у матери было четверо детей. В 10 лет пошел в школу, отучился 4 класса — и на работу в МТС прицепщиком. Потом выучился на тракториста, работал, пока не призвали в армию в 1952 году. Там он стал старшиной батареи, в подчинении было 100 человек. Отвечал за технику и хозяйство.
   После армии, в 1956 году, поехал к старшему брату Алексею в гости в Печору, где и остался насовсем. Полюбились ему наш северный край, бескрайние леса и чистые реки. Впоследствии стал он заядлым рыбаком и охотником, работал по договору с охотобществом и еще до 1993 года ходил на лосей.
   В милиции начал служить с мая 1956 года, больше полвека назад, в старом деревянном здании по ул. Куратова. Начинал постовым милиционером, дежурным водителем. За званиями и наградами не гнался, так и ушел на пенсию старшиной милиции, а медали его сами находили: «За безупречную службу», «50 лет Советской милиции» и уже на пенсии — «Ветеран труда» и «200 лет МВД России».
   С 1956 года до самой пенсии в 1984 году — тяжелая милицейская служба: наряды, дежурства в любое время суток, в любую погоду. В 1957 году женился, вырастил двух сыновей.
   В 1968 году в Печоре была образована дорожно-патрульная служба, и Владимир Иванович стал ее первым инспектором. Трудное было время: асфальта почти не было, грунтовые, непролазные в межсезонье дороги, дощатые тротуары... Когда начинали строить Усинск, нынешнюю столицу нефтяников, и по зимникам потянулись нескончаемые вереницы машин со стройматериалами, Владимир Иванович со своими сослуживцами практически прожил несколько лет в балке на усинской трассе. Кто тогда думал об удобствах, охране труда и страховке? Надо — значит надо.
   Из ярких впечатлений вспоминает прилет в Усинск Председателя Совета Министров СССР А.Н. Косыгина в марте 1975 года, как ездил тот по городу с эскортом из 5 машин. В первой машине сидел Владимир Иванович, во второй — его друг Алексей Орлов. А.Н. Косыгин был в третьей, позади него — еще 2 машины. Были на ЗЖБИ, выехали с территории завода, думали, что Косыгин поедет на головные сооружения, а тот развернулся и поехал в город осматривать новые дома. Рации в тот момент отказали, Косыгин поехал на стройку, дорогу за ним преградил экскаватор, отрезав путь машинам сопровождения. В общем, пришлось тогда понервничать.
   А в остальном — серые будни и редкие праздники. Все как у всех. Те водители, которые помнят его, говорят, что был справедливым, понапрасну не останавливал, к мелочам не придирался, работал честно. За свой труд получал грамоты и медали. Его фотография была на Доске почета и в Печоре, и в Сыктывкаре. А что сейчас? То же, что и у всех: скромная пенсия, льгот за пережитое в войну никаких, (лагерь, в котором они находились с матерью, сгорел, а вместе с ним — все документы). Один из его братьев был угнан немцами в Австрию. Там документы в архивах сохранились, он пользовался льготами узника концлагерей, а в России без бумажки ничего не докажешь.
   В 1995 году умерла жена Елизавета Григорьевна, прожили с которой в мире и согласии 38 лет. Рукодельницей была, он до сих пор хранит множество вещей, связанных ее добрыми руками.
   Часто вспоминает молодые годы и ребят, с которыми начинал свою службу, ставших такими же ветеранами Печорского ОВД: Алексея Сергеевича Орлова, Владимира Фомича Осадчука. Потом уже пришли молодые — Владимир Огурцов, Геннадий Кутешов, Анатолий Сметанин и многие другие. Для него они молодые, он их помнит «зелеными» пацанами, хотя те сами давно на пенсии, и нет уже балагура Владимира Ивановича Огурцова. Сколько поколений сменилось в родном ГАИ...
   А он был, есть и останется первым — первым печорским гаишником.

Зифа ЧИКОВА, сотрудник музея.

 

вернуться