СТАТЬИ 2007 г.


© "Печорское время", среда, 28 февраля 2007 года.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2007 г.
 
 
Ордер на смерть
 
 

   Говорят, молодые люди пробуют наркотики из любопытства. Юности свойственно экспериментировать над собой. «Опыт — сын ошибок трудных» приходит намного позднее, когда уже нет выхода. Но почему у многих юных «экспериментаторов» всегда что-то неладно в доме?
   Вряд ли кто-то из молодых людей так глуп, чтобы не понимать, на что идет. Догадывается, что впереди — гибель. Но сейчас, в иллюзорном мире, куда он «отлетает», ему лучше, чем в нашем.
   Ломка — невыносима, ужасна. Но в разоренных гнездах — в домах, где тебя не ждут и не любят, не понимают — разве лучше? Вот и выбирают из двух зол... Кажется, что меньшее.
   О том, что ребенок пристрастился к наркотикам, родители узнают порой в последнюю очередь, когда требуется уже лечение. Ребенок часто скрывает свой первый опыт, а родители не умеют или не хотят разглядеть беду.
   На Россию обрушилось сейчас огромное количество наркозелья. Достать его при желании теперь не проблема. На «черном» рынке есть героин, марихуана, кокаин, синтетические наркотики и наркотики, которые можно купить в аптеке!!!
   Взрослые пьют, порой беспробудно. Дети же, как известно, идут дальше своих родителей. Наркотический эффект «слаще» алкогольного. И попробуйте наркомана в этом переубедить. Что, впрочем, тоже нелепость. Помечтать бы отцу с ребенком о том, как получать «кайф» от чистого рассудка, от красоты жизни без одурманивания себя. Да куда там! Многие родители и сами-то видят мир затуманенными от спиртного глазами.
   Впору выдвинуть лозунг: «Бросьте пить, если хотите, чтобы дети перестали колоться». Но разве это возможно?
   Каждый наркоман вовлекает в свои ряды от 7 до 12 новых. По стране это ежегодно 10-15 тысяч человек. Впрочем, и это лишь вершина айсберга. Очень многие лечатся анонимно и в статистику не попадают. Кто-то боится стать изгоем, оказаться на «крючке» у правоохранительных органов (ведь где наркотики, там всегда криминал), поэтому беда намного масштабнее, чем мы ее представляем.
   С лечением наркозависимости тоже все непросто. Нужно одновременно, комплексно лечить организм пациента, то есть тело, восстанавливать расстроенную психику, устранять социальные факторы, толкающие человека к наркотикам, и врачевать душу. У наркомании есть даже соответствующий медицинский термин — биопсихосоциодуховное заболевание.
   Лечить душу труднее всего. Наркоман утрачивает главное качество, присущее всему живому на Земле, — инстинкт самосохранения, у него нет цели выжить в этом мире. Нарколог выступает как настройщик музыкального инструмента, у которого все развинтилось — полопались струны, отлетели клавиши, на нем больше нельзя играть. А наркоману без зелья невозможно дальше жить, потому что все заслонила безудержная тяга к нему.
   Конечно, врач может найти эффективное лекарство — антидепрессант, купировать тягу. И все-таки он не Бог...
   Когда-то о религии говорили, что это опиум для народа. Парадоксально, но сейчас именно религия все чаще становится не «дурманом», а спасением для людей, в том числе и для наркоманов. И уже есть примеры даже в нашем городе, когда вера в Бога вытягивала людей из наркотической пропасти. Хотя это даже не соломинка, а тоненькая ниточка, за которую все-таки можно ухватиться и спастись.
   Обратившись к Богу и обретя для себя утраченный смысл жизни, люди по нескольку лет не употребляют наркотиков. В суперсовременных реабилитационных центрах, по статистике, порывают с наркотиками примерно 17 процентов пациентов.
   Если даже наркоман «переломался», то есть избавился от физической зависимости, у него наступает постабстинентный синдром — приходит черная депрессия. Не зря говорят: «Героин умеет ждать». Подтолкнуть к срыву может любая мелочь, ведь все так хрупко в душе экс-наркомана. Неурядица на работе, ссора в семье и «пропади все пропадом!» Как заново лепить человека, определять для него круг жизненных ценностей, если ему уже 25 лет?
   Борьба с наркоманией — это битва с драконом: все отрубленные головы отрастают вновь. Тем более что для наркотиков уже нет никаких границ: они не выбирают страны по уровню цивилизованности, для них не существует «запретных» сословий, профессий и национальностей. Не сумевшие порвать с наркотиком после принятия первой дозы живут в среднем 7 лет. Почти все умирают или кончают с собой молодыми, не дожив до тридцати.
   Говорят, благополучная Америка, где белые считают, что героин — наркотик для негров, ищет кокаиновых удовольствий, воплощая заветную американскую мечту: «Успех любой ценой!» Мощный психостимулятор удесетеряет силы, любая работа кипит в руках, человек превращается в маниакальную личность. И быстро сгорает, так и не добившись ничего в этой жизни. Наркотик убивает его.
   У нас, конечно, другой менталитет, да и кокаином «ширяться» дороговато. Наши наркоманы предпочитают в основном героин и его аналоги. Он подавляет активность, расслабляет, уводит от «свинцовых мерзостей жизни» в иллюзию, сладкий сон. Но все кончается тем же...
   «Другим нельзя, а я не такой, думал, не привыкну к наркотику, лишь парочку раз уколюсь — и все! Работал-то до одурения, день и ночь, без выходных. Как раб. Надо было расслабиться», — признался недавно врачу-наркологу один пациент. Конечно, его психологическая «защита» не сработала: из удачливого коммерсанта он превратился в наркомана. И бизнес для него уже не стал иметь никакого значения...
   Для тех, кто хочет получить консультацию врача-специалиста, тел. 3-57-11, Печорский психоневрологический диспансер.

 

вернуться

обсудить на форуме