СТАТЬИ 2007 г.


© "Печорское время", среда, 25 июля 2007 года.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2007 г.
 
 
Без юбилейных славословий
 
 

   В шестьдесят втором, когда уроженец вятской деревни с красивым двойным названием Исаково-Раменье Николай Кнутов закончил сельскую школу, широкого выбора, да и особых раздумий о том, куда пойти учиться дальше, у него не было. В родной Кировской области таких, как он, знающих и любящих лес сельских парней, ждал Суоцкий лесхоз-техникум — знаменитое ныне учебное заведение, которое в разное время закончила чуть ли не половина всех работающих в лесном хозяйстве Коми специалистов.
   Вот так и состоялся выбор будущей профессии. Благо, рядом, в соседнем селе, располагалось местное лесничество, а в двух километрах от родной деревни Николая был кордон, где жил лесник. Так что будущую свою работу он все-таки неплохо представлял, хоть и говорит сегодня, что выбор был случайным.
   Впрочем, случайный человек в лесной службе вряд ли задержался бы надолго. А Николай Федорович Кнутов, приехавший в Печору после окончания техникума и службы в армии в 1969 году, работает в лесном хозяйстве уже почти сорок лет. И практически всё это время — в Печорском лесхозе: первые два года — в Интинском лесничестве, затем
— в Печоре. Уходил лишь на год, да и то «неподалёку»: для вернувшегося в семьдесят пятом в Печору после окончания Ленинградской лесотехнической академии Кнутова здесь не оказалось вакансии, и он работал недолго лесничим Зеленоборского лесничества соседнего, Каджеромского, лесхоза.
   — У Вас и в трудовой-то, наверное, всего одна строчка, — говорю ему.
   — Как бы не так, — смеётся Николай Федорович и для пущей важности показывает свою пухленькую трудовую книжку со множеством записей.
   А всё дело в том, что за время работы Кнутова лесная служба неоднократно реорганизовывалась: изменялась структура, дополнялись или урезались функции, появлялись новые названия... Дошло до того, что с приходом к власти нынешнего Президента РФ Федеральную лесную службу и вовсе лишили самостоятельности, подчинив Министерству природных ресурсов...
   Все эти реорганизации чаще всего негативно сказывались на лесном хозяйстве страны, но, по мнению Николая Федоровича, ни одна из них не ударяла так больно, как нынешняя, начатая в связи с недавним принятием Государственной думой РФ нового Лесного кодекса.
   — Это самая паршивая реорганизация из всех, мной пережитых, — в сердцах говорит Николай Федорович. — Достаточно сказать, что она требует сокращения штата наполовину. Лесхозы ликвидируются, на месте нашего создается лесничество общей численностью 27 человек вместо нынешних 45-ти. Все деревенские лесники попадают под сокращение, на которое, кстати, не выделено ни рубля...
   Вынужденный «резать по живому», Н.Ф.Кнутов сокрушается: получается, что люди, пережившие тяжелые годы перестройки, когда бюджетникам зарплату по полгода не платили, не променявшие своё дело, несмотря на трудности, на более надежный «кусок хлеба», больше не нужны государству. О людях, как всегда, никто не подумал. Да и лесу нашему эта реорганизация вряд ли пойдёт на пользу: огромные площади окажутся фактически без присмотра. Посудите сами: на более чем 3 млн. га Интинского лесничества, например, остаются всего три человека!
   Николая Федоровича понять можно: он хорошо знает каждого работающего в своем коллективе, рассказывает о династиях лесников, о приходящей в лесную службу молодежи. Кстати, и у самого Кнутова дочь Ирина уже шесть лет работает экономистом в Печорском лесхозе. Выбрал своей профессией лесную службу и племянник, сын брата...
   Территория Печорского лесхоза, в котором Николай Федорович вскоре после получения высшего образования стал главным лесничим, а последние десять лет работает директором, — около четырех с половиной миллионов гектаров. И Н.Ф.Кнутову знакомы практически все её уголки. Он любит и знает наш лес, в котором для него, по его словам, «все места хорошие», все памятны и дороги по-своему: за восемнадцать лет работы главным лесничим успел побывать практически везде. Правда, в последние годы, по его собственному признанию, в лесу реже бывает. Перенесенные несколько лет назад операции сказались на здоровье. Да и времена другие. «Сейчас надо деньги зарабатывать на телефоне», — смеётся Николай Федорович.
   То ли из-за этих самых «других времен», то ли из-за скромности хозяина кабинета, то ли ещё почему наш предъюбилейный разговор с Н.Ф.Кнутовым, отмечавшим недавно свое шестидесятилетие, никак праздничным и безоблачным не получался. Юбиляр говорил всё больше не о себе, а о проблемах, остро его волнующих.
   Посвятивший всю жизнь лесу, Николай Федорович и сегодня не может не думать о нём, о его будущем, о взаимоотношениях человека с ним. Основную проблему видит в том, что за последние два десятилетия в лесхозе практически в сто раз сократились объемы по главному пользованию: если раньше рубили 500 тысяч кубов, то в прошлом году — пять тысяч за год. Но главное: освоение наших северных лесов сегодня происходит не ради леса, а для поиска и добычи полезных ископаемых. Как будто государство забыло, что лес — единственный возобновляемый ресурс. Понятно, что рентабельность заготовок в нашем и других северных лесхозах упала из-за удаленности лесных массивов, из-за низких запасов, из-за больших транспортных расходов... Но ведь надо искать выход, надо организовывать на месте мелкие перерабатывающие предприятия... Богатства недр не вечны, и расчет только на них вряд ли перспективен.
   О самом Н.Ф. Кнутове, человеке, посвятившем лесу без малого сорок лет жизни, мы так и не поговорили. Но, зная Николая Федоровича много лет, я и не «приставала» к нему с вопросами: его озабоченность сложившейся в лесу ситуацией, его обеспокоенность судьбой людей, попадающих под нож очередной реорганизации, его очевидная скромность, наконец, рассказали мне об этом человеке много больше юбилейных славословий.

Валентина СЕМЯШКИНА.

 

вернуться