СТАТЬИ 2007 г.


© "Печорское время", суббота, 5 мая 2007 года.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2007 г.
 
 
Как я была почтальоном

 

   Для того чтобы разносить почту, академий оканчивать не надобно. День стажировки у опытного почтальона — и новый работник почтового ведомства готов.

БЕЗ ТОЛСТОЙ СУМКИ НА РЕМНЕ

   Если вы полагаете, что труд почтальона — это выемка корреспонденции из опорных ящиков и разноска ее адресатам, а дальше — гуляй Вася, то заблуждаетесь. Рабочий день почтальона Печорского почтамта начинается в 9.30 утра, фактически же уже в 9.00 на участке доставки полно народу. Его начальник, Мария Панюкова, раскладывает свежую прессу и письма по ячейкам. Доставщики корреспонденции (их семь по числу почтовых участков речной части города) вынимают содержимое ячеек и приступают к сортировке. Меня, изъявившую желание освоить профессию почтальона, прикрепляют к опытнейшему работнику отрасли Татьяне Липатовой, обслуживающей район, растянувшийся от дома № 21 по улице Гагарина до межрайонной прокуратуры в длину, от улицы Социалистической до частных домов в окрестностях аэропорта, именуемых «деревней», в ширину. Плюс расположенная на отшибе Макаронка, то есть участок — будь здоров.
   Выяснилось, что на первом этапе почтальону следует, как сказала Татьяна, расписать и разложить корреспонденцию: к примеру, Иванову из шестой квартиры положить «Труд», а Петрову из десятой — письмо и «Трибуну». Газет на столе моей наставницы сегодня немного, журналов нет и вовсе.
   — Раньше участки были поменьше, зато прессы побольше, в доставку ходили дважды в день, — говорят почтальоны. Татьяна Ивановна подхватывает:
   — Раньше люди по 15—20 изданий выписывали, сейчас одно, и то — не каждый. В субботу приходят еженедельники, и сумки наши тяжелеют: число газет в этот день доходит до ста.
   Рассказывает она это, заполняя извещения на заказные письма — самый распространенный тип почтового отправления. Весной заказные массово рассылает налоговая, осенью труда почтальонам добавляет Пенсионный фонд. Кроме того, заказные постоянно отправляют акционерные общества, да и предприятия ведут переписку, используя этот тип отправления, а их на Татьянином участке столько, что и пальцев на руках не хватит, если считать. Учтем при этом, что письмо заказное следует вручать, а не опускать в почтовый ящик. Учтем, что в день Татьяна разносит от 80 до 100 заказных и что лифтов в домах на ее участке нет. Простая работенка, не правда ли?
   Потом коллеги моей наставницы рассказывали историю о том как подалась в почтальоны одна молодуха: «До школы дошла и сославшись на усталость, пропала навеки». Конечно, ежедневные марафоны и беготня по этажам по душе не каждому. Кстати, знаете, что чаще всего болит у почтальона? Ноги. Вывихи, переломы, растяжения и просто болезни ног — их профзаболевания. Для профилактики переломов им, конечно, выдали спецприспособления с шипами, крепящиеся к обуви. Только доставщики корреспонденции их не полюбили: «По лестницам стучат». Выдавали как-то отпугивающие собак устройства, ведь стаи бродячих псов — почтальону первые враги.
   — И что? — спрашиваю у Татьяны.
   — Одна собака убежит, другая от этого устройства еще агрессивнее становится. В общем, мы их назад вернули.
   Теперь из казенного у работников этой службы лишь куртка с нашивкой «Почта России», резиновые сапоги и валенки. И надо сказать, что профодежду и Татьяна, и ее коллеги носят не стесняясь.
   — А что в этом зазорного? — резонно спрашивает почтальон Липатова, мягко улыбаясь.
   Пока нет заказных, в доставку мы уйти не можем, поэтому я отлучаюсь в комнату отдыха и нахожу там коллегу Татьяны Антонину Головину, лицо которой словно покрыто бронзой.
   — А что это вы такая загорелая, а? Вон Татьяна Ивановна белее вас.
   — Так я ж южнее нее хожу. — хохмит Головина, и мы заливаемся смехом.
   Антонина тоже всю жизнь отдала почте (кем только там не работала!) и теперь оказалась в почтальонах.
   — Это на первых порах почту носить тяжело, а потом как втянешься бегать одним маршрутом, так будто и надо. Дождь ли, снег да хоть камни с неба — почтальон идет в доставку. Все, я готова. Пойду лужи мерить — где глубже, — подытоживает она, и мы опять хохочем.

ПОСЛЕДНЯЯ МИЛЯ

   Я возвращаюсь к рабочему месту Татьяны Ивановны.
   — Сейчас поедем на Макаронку. Машину дали, — сообщает она и берет в руку три письмеца: два заказных и одно простое. Вот так дорогие мои, работает почтовое ведомство: его служащий отправится в путь, даже если доставить нужно одно-единственное письмо. И вот мы едем к городской окраине в новенькой «буханке» с логотипом «Почта России». Татьяна держит корреспонденцию, которая, возможно, прошла тысячи километров в фургоне автомобиля, в вагоне поезда, в трюме корабля, которой касались руки сначала отправителя, затем сортировщика и других работников почты. А теперь эти письма едут последнюю милю, и улыбчивый, приветливый почтальон Татьяна Ивановна Липатова — предпоследнее звено в длинной цепи.
   Моя наставница звонит в дверь одного адресата, затем другого и вручает письма под роспись. Простое отправление она опускает в почтовый ящик.
   — Сейчас проверим ящик для приема писем и поедем обратно.
   В синем ящике ничего. Мы возвращаемся на почтамт с пустыми руками.

ДЕЛУ ВРЕМЯ — ПОТЕХЕ ЧАС

   Вернувшись на участок доставки, почтальон Липатова отдает часть корреспонденции водителю Сергею, с тем чтобы он отвез ее в опорный ящик, а сама принимается пронумеровывать заказные письма. Покончив с этим, гостеприимно зовет меня на чай.
   — Я в город из Рыбницы приехала. Там была почтальоном 22 года, а в Печору пришлось переехать потому, что в поселке муж остался без работы. Устроилась сюда и, знаете, когда в первый раз самостоятельно пошла по участку, заплутала. Училась три дня, — вспоминает она.
   Почаёвничав, мы собираемся в доставку (кстати, слово это большинство почтальонов произносят с ударением на первый слог — профессиональная особенность).
   — А вы с ней весь участок обойдете или до первой лужи? — спрашивают меня Татьянины коллеги.
   — А пока не надоест! — отвечаю я, и все дружно смеются.
   — Сейчас смеяться перестанете. Десять коробок с налоговой привезли, — говорит, появляясь в проеме двери, Мария Панюкова, однако, услышав такую новость, никто не скис. Похоже, этих веселушек ничем не огорчишь. И правильно, ведь, как сказала Татьяна Ивановна, хмурый человек неприятности притягивает.
   На улице нас ждет теплый апрельский полдень. Всё бы ничего, да воды под ногами — море, поэтому, походив по участку чуток, я прощаюсь со своей напарницей.
   — Приходите к нам ещё! — кричит почтальон Липатова и спешит дальше.

Профессию почтальона осваивала Татьяна ПЛОСКОВА.

 

вернуться