СТАТЬИ 2007 г.


© "Печорское время", среда, 9 мая 2007 года.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2007 г.
 
 
Солдатские яблоки
 
 

   В школе поселка Луговой есть музей, где собраны предметы 40-50-х годов прошлого века. Среди них фронтовое галифе, старенькое, поношенное плюшевое полупальто и полушалочек — вещи с удивительной историей.
   Их передала музею старожил Путейца Анна Алексеевна Пачкова, а принадлежала эта одежда ее ныне покойным родителям — Алексею Матвеевичу и Марии Ильиничне Стручкиным. И вот я сижу в чистой кухоньке, потягиваю чай, а Анна Алексеевна вспоминает:
   — Наша семья приехала на Север в мае 1941 года из Горького. Отец, тогда еще молодой мужчина, работал на флоте, и сюда его отправили по службе. Дело было перед навигацией. Речников со сборами поторапливали, поэтому с собой наша семья не взяла ничего, кроме одежды. Папа говорил: «А что нам с собой брать, там ведь жилья своего нет. Заработаем». Флот пошел на Север морем, а мы и еще пять семей отправились поездом. Приехали в Ошкурью 25 мая, а 22 июня началась война.
   Навигацию лета 41-го родители отработали на земснаряде: мама — матросом, папа — багермейстером, то есть помощником командира. Там же семья и жила. Но пришла зима, и нас поселили на плавучий кран, где были печки. На вторую зиму речники построили два двухэтажных дома, и каждой семье дали по комнатке. В строительстве жилья принимал участие и мой отец, а на фронт его забрали в декабре 42-го.
   Жилось в военное время туго. В 43-м дом наш сгорел. Нас временно поселили в караванку — этакое плавучее жилье, где день и ночь топилась буржуйка и где мы, дети войны, спали на сене, потому что постелей не имелось. Снабжение в военные годы было плохое. Одежду давали по выписке хорошим рабочим и особенно женам фронтовиков. Тогда-то маме и выписали плюшевое полупальто и полушалок, которыми мы укрывались в холодные зимы.
   Помню, как вернулся с войны отец. Встреча с ним состоялась 8 августа 1946 года. В те годы было голодно: продукты давали по карточкам, а карточную систему отменили только в 47-м. Так вот в день возвращения отца я с братом отправилась на луга за щавелем. Нас тогда командир земснаряда каждое утро вывозил на лодке на луга подкормиться. И вот он приехал за нами и кричит: «Анька! Колька! Пароход пришел! Ваш отец приехал!» А мы не поняли, какой отец: у нас его и не было. Приехали на брандвахту, в окна заглядываем. Видим: сидит за столом солдат, а на столе красные большие яблоки. Он поднимает по яблочку, показывает: мол, идите, а мы не верим, что это наш папка. Кое-как нас с братом уговорили. Мы вошли. Он нас обнял, заплакал. Я тогда яблоки ела в первый раз. Ничего, кроме них, отец с фронта не привез, а приехал в том галифе, что я отдала музею.
   Войну он вспоминать не любил. Рассказывал, что прошел Польшу, Венгрию, Чехословакию, Румынию. Воевал в звании сержанта в должности командира стрелкового отделения. В боях дважды был ранен: один раз легко в ногу, вторая пуля повредила плечо, и папу госпитализировали. Когда он находился на лечении, вышел приказ о награждении его вторым орденом Красной Звезды, однако награду отец почему-то получить не успел. Ранило его в самом конце войны, и, находясь в госпитале, он и другие бойцы ждали приказа о роспуске по домам. Но в родные хаты отправились лишь получившие тяжелые ранения. Отца же зачислили в полк и послали на Дальний Восток воевать с японцами.
   Умер он в 1988 году, а в 2001-м звонят мне из поссовета и говорят: «Анна Алексеевна, вы ведь раньше Стручкиной были?» Я говорю: «Да». «Вас разыскивает военкомат. Такого-то числа поезжайте туда, вам что-то дадут за папу». Я приезжаю, они говорят: мол, папе пришел второй орден Красной Звезды. Мне выдали удостоверение на него, а саму награду — нет. Сказали: «Не положено». Такая история.

Записала Ольга ОРЛОВА.

 

вернуться