СТАТЬИ 2007 г.


© "Печорское время", среда, 30 мая 2007 года.
© Этот текст форматирован в HTML - www.pechora-portal.ru, 2007 г.
 
 
А может, ну их, эти детские дома?
 

 

   Детство, детство, казалось бы, самый беззаботный и нежный период жизни человека. Деток любят, опекают, балуют, детям отдают все лучшее, стараются воспитать достойно. А они, такие милые и смешные, не представляют своей жизни без мамы и папы, без семьи. Они учатся жить у своих родителей, засыпают их вопросами, просят погладить по головке, почитать сказку, обнять покрепче и уткнуться носиком в теплый мамин халат или байковую пижаму папы.
   Все это закономерно, логично. Но случаются в жизни исключения из правил. Это исключение — детский дом.
   Детский дом (если смотреть определение в словаре русского языка) — это воспитательное учреждение для детей, не имеющих родителей. Сегодня таких в Печорском детском доме — 95.
   Все они попали сюда волею судьбы: кто-то еще в детстве остался сиротой, кто-то в подростковом возрасте, а кого-то занесли в списки воспитанников по причине непробудного пьянства родителей или пребывания оных в местах не столь отдаленных.
   Лена, как и две ее старшие сестры, родилась в семье военных, базировавшихся когда-то в Березовке. Но случилось так, что папа погиб, следом умерла мать, а младшую дочь оформили в детский дом. Ленка — симпатичная девчушка, в ней сразу видна офицерская порода, но ее глаза не по-детски грустны, а взгляд глубокий, как будто спрашивающий: «Почему так случилось?» Что пришлось пережить 14-летней девушке, знает только она. Но сейчас ей вроде улыбнулась удача. Родная тетя забирает Лену к себе. Теперь девушка будет жить в большом городе — в Казани. И планы даже на будущее появились: хочет стать первоклассным программистом. У нее уже сейчас неплохие задатки на этот счет имеются. Но самое главное — у Лены есть мечта, и, я думаю, она ее осуществит.
   Хуже, когда мечта напрочь отсутствует. При подготовке материала я много общалась с воспитанниками детского дома. Оказалось, у большинства из них нет мечты. Лишь у жизнерадостной Жанны планы строятся один за другим: окончить техникум, найти работу, выйти замуж, родить детей. Остальные же скромно пожимали плечами и на вопросы: «О чем вы мечтаете? Кем хотите стать? Как жить дальше?» — отвечали: «Не знаю...»
   Настя в детском доме с 5 лет. Ее маму лишили родительских прав. Главными в жизни людьми стали подружки. С ними она секретничает, у них спрашивает совета, с ними иногда сбегает из детского дома. Воспитателей считает чересчур строгими, много чего они запрещают, не понимают. С Настей мне, пожалуй, разговаривать было сложнее всего. На все вопросы о будущем она пожимала плечами. Рассказывала о том, что многого не хватает воспитанникам: обуви... извините, элементарных гигиенических прокладок. «А ты знаешь, как приготовить картофельное пюре?» — спрашиваю я у нее. «Понятия не имею, хотя нас этому иногда учат», — отвечает Настя. «Мама дорогая...», — думаю я. Как будут эти девчонки жить дальше? Кто их научит строить свое счастливое будущее? Да, государство дает необходимое: кров, пищу, одежду, но как этим распорядиться, как научиться сэкономить, когда нет денег на новые кроссовки, к кому привести знакомиться своего жениха? Оказалось, они не знают ответов на эти вопросы.
   Мне рассказали, что одна бывшая воспитанница Вика, на которую стараются равняться все девчонки, успешно окончила школу, потом техникум в Ухте, устроилась на работу и нашла себе неплохую партию. Вика поселилась у своего возлюбленного и иногда приезжает в Печору, останавливаясь у любимой воспитательницы, так как квартиры в родном городе у неё нет. (Квартиры для сирот — это уже другая, не менее проблемная тема).
   Ну так вот, возвращаюсь к Вике. Ее история, скорее всего, исключение из правил. Большинству бывших воспитанников детских домов зачастую очень сложно благополучно устроить свою жизнь.
   Рассказывает директор Печорского детского дома Нина Алексеевна Витязева:
   «Можно приводить множество причин, почему все-таки дети родителей, лишенных родительских прав, повторяют судьбу мам и пап. Этому способствует то, что в большинстве случаев прав лишают тогда, когда ребенок уже достаточно взрослый. Он привык жить именно так, а не иначе. И пример родителей для него — закон всей дальнейшей жизни. Но самая главная причина — это, конечно, наследственность. Как бы мы ни старались, как бы ни лелеяли наших детей, гены дают о себе знать. Одна воспитанница Света попала в колонию для несовершеннолетних. Если бы вы знали, какие письма она оттуда присылапа! Писала, что все осознала, что это испытание пошло ей на пользу, раскаялась во всех грехах и утверждала, что мы ей самые дорогие и близкие люди и она больше никогда не разочарует нас, не повторит ошибок. Мы плакали, когда читали ее письма. Поверили. Но вернулась Света из колонии, и повторилось то же самое.
   Мы любим своих воспитанников, переживаем за них, как за собственных детей, но порой совсем не можем с ними справиться. Огромный коллектив детского дома не в силах заменить им семью, а без хорошего семейного воспитания стать достойным гражданином сложно. Нам остается окружать их любовью, а государству — заботой, чтобы ребята не чувствовали себя ущемленными».
   И все равно, воспитанники детского дома тяготеют к своим семьям, несмотря ни на что. Многие самовольно убегают к горе-родителям, которых и родителями-то назвать сложно: вечно пьяные, озлобленные на весь мир. Но для детей они мама и папа, несмотря ни на что. Некоторые воспитанники уходят из детского дома, чтобы навестить старших братьев и сестер, живущих в нашем МР, или бабушек с дедушками. Но так как детский дом — режимное учреждение, то бесконтрольные посещения родственников его воспитанниками здесь не приветствуются. А дети все равно уходят. Ситуация накаляется. Отсюда постоянные конфликты, проблемы. Педагоги в ответе за жизнь детей, поэтому требуют свое. Дети же сетуют на «тюремный» режим и отсутствие свободы. Пойди разберись...
   200 тысяч сирот живут в детских домах по всей стране. По самым скромным подсчетам, ежегодно к этой армии прибавляется еще сто тысяч. Уже несколько лет чиновники, депутаты и небезразличные директора детдомов ломают голову над этой страшной цифрой. Педагоги и психологи давно доказали: ребенок может полноценно расти только в семье. Желательно — в кровной. Но до сих пор нет единого мнения и программы на уровне страны. А может, ну их, эти огромные, переполненные дома-интернаты! Вон в Чечне их сроду не было! Родственники детей, оставшихся без родителей, забирают их к себе и воспитывают как своих собственных. А мы чем хуже? Есть другой вариант — детские дома семейного типа. Это такие дома, где есть мама, папа и с десяток ребятишек (приемных, конечно). У них есть жилье, работа, государственные гарантии. Все счастливы и зовутся одной дружной семьей. Подобные эксперименты, кстати, не новость для нашей страны.
   Но, чтобы решить эту проблему на государственном уровне, нужны революционные изменения. Надо менять как саму систему, так и отношение людей к этим несчастным детям.
   Уважаемые господа, мы с вами знаем о жизни детских домов лишь снаружи: «Вот, мол, воспитанники натворили что-то!» или «А что им еще нужно, их достаточно балуют!» Как на самом деле живет детдомовец, знает только он да воспитатель, который до слез жалеет своего подопечного, но, к сожалению, ничего изменить не может. Детский дом для общества — это что-то закрытое, запретное, несчастное... Не должно быть так. Каждый ребенок обязан быть счастливым!

Подготовила Елена МАЛЮТИНА.

 

вернуться