СТАТЬИ 2007 г.


© "Родник у порога",  №4, июнь 2007 года.
© Этот текст форматирован в HTML — www.pechora-portal.ru,  2007 г.
 
 
Она видит мир душой
 

 

   Живёт на свете Валентина Артеева. Одна из многих тысяч наших горожан, одна из многих миллионов наших россиян, одна из многих миллиардов наших землян. Живёт и радуется жизни, радуется каждому её дню, солнечный свет которого она не видит уже пятнадцать лет, живёт и благодарит Бога за мудрость и милосердие, которое Он проявляет к ней, к женщине с тонкой и очень чувствительной душой.

   Я жду — наступит утро,
   И улыбнётся солнце мне,
   И будет мне уже не грустно,
   Ведь грусть останется во сне.

   Я сон, конечно, позабуду
   И стану думать лишь о том,
   Что утром я счастливой буду
   И даже, может быть, потом.

   Наступит утро, как обычно,
   Но не обычным будет день,
   Всё вроде бы давно
                           привычно,
   Но всё же это новый день.

   Как солнце мне, я улыбнусь
                                     ему.
   И будет так, как мне не
                                 снилось,
   И будет вечер, как итог тому,
   Что утром я у дня просила.

   Из-за болезни глаз мир вокруг неё потерял свои очертания и свет стал недоступен её глазам. Но (вы представляете!) она видит его своей душой, показывая урок многим зрячим, которым дано благословлять каждый приход нового дня взмахом ресниц и фонтаном ослепляющего, пьянящего света, но не видящим в этом благословения и дара Творца и поэтому встречающим каждый день угрюмыми лицами и мрачными мыслями. А Валентина, волею судьбы оказавшись в четырёх стенах, этих стен не ощущает, она чувствует мир полнее, чем многие из нас, живущих полноценной жизнью. И на судьбу у ней нет никаких обид. Внутри неё есть уверенность, что кроме Судьбы, которую многие наделяют непреклонностью и неотвратимостью, есть нечто большее, гораздо шире и весомее. А судьба... Если всё воспринимать серьёзного стоит ли рождаться для такой серьёзности?

   Судьбы своей читаю книгу,
   Не делая пометок на полях,
   Но я, Судьба, тебе показываю фигу,
   Мне помогает в этом мой же страх.

   Боюсь Судьбы, Судьба как пуля,
   Но жалок тот, кто верит лишь в неё.
   На случай этот у меня есть дуля,
   Не сомневаюсь я, Судьба, в достоинствах
   её.

   Возможно ты, Судьба, меня и купишь
   Не знаю как, когда и почему.
   Не потому ли я, показывая кукиш,
   Стараюсь верить, в общем-то, всему.

   Мы познакомились с ней по телефону и после короткого разговора напросились в гости. Её голос нам показался очень молодым и задорным, что очень подхлёстывало наше любопытство. И, когда нам открыла дверь женщина с улыбкой на молодом, я бы сказал, девичьем, лице, удивлению нашему не было предела. Мы и сами растянули свои рты и привязали уголки своих губ к ушам. И было от чего: Валентине 51 год, но до своих лет она ни по каким меркам не тянула. Внешность, голос, энтузиазм и радость от жизни —  многие ли молодые люди могут этим похвастаться. Да и не похожа она была на слепую: легко ходила по квартире, ловко поставила чайник на плиту и выложила на стол чашки и конфеты. У нас было и изумление, и восхищение, и радость за неё, такую. Она удваивала и утраивала наши силы, здоровых и крепких людей. Разговор за чашкой чая был оживлённый, на «подъёме». Она рассказала о тесном переплетении своей линии судьбы с жизнью художника Юрия Ракши, написавшего её портрет, когда ей было тринадцать лет и впервые увидевшей эту работу в двадцати-девяти летнем возрасте, и о бурном переживании по поводу его смерти, и об изменениях в её жизни после этого момента. Клубок действительно получался необычный и таинственный. Незнакомый для неё человек своей портретной работой и ранней смертью повлиял на её жизнь, непостижимым образом затронув чуткую и ранимую душу Валентины.

   Мы похожи,
   Мы очень похожи,
   Как солнца лучи,
   Как улыбки прохожих,
   Как алые зори,
   Как зелёные почки,
   Как дороги пути,
   Как звенья в цепочке.
   Нам сходство приятно, но всё же
   Наше счастье, оно — наше горе,
   Друг от друга мы прячем горькие слезы.
   От воровки судьбы не спасают заборы...
 

   Эти стихи про него и про неё. Так отозвалось её сердце на его судьбу.
   После чая Валентина, как огромное богатство, открыла перед нами журнальные репродукции картин Юрия Ракши и с радостью и грустью «узнавала» их по нашим описаниям. Когда же пришёл черёд рассматривать её работы, тут уже порадовались и мы.
   Детская непосредственность и глубина мироощущения заставили и улыбнуться и задуматься:снеговик, бревенчатые избы, скворечники на длинных шестах и падающий снег — мы тут же окунулись в детство! Три подсолнуха, символы солнца, окружённые цветной радугой; девочка, выпускающая в небо голубей; женщина в зимнем пальто и в валенках, напомнившая нам рассказы Зощенко; девочка, сидящая на кровати в полумраке и молодая луна, заглядывающая на неё сквозь окно; цветок на подоконнике, а за окном люди, гуляющие парами, с детьми и ни одного одинокого человека (это ли не гимн любви и пониманию!) Мы разложили картины на полу и ходили между ними как между огромными и глубокими мирами, вглядываясь и находя в них то, что создавало их настроение, настроение, пришедшее к нам из тех лет и из того времени, когда Валентина училась в педагогическом училище и затем работала преподавателем рисования и черчения в школе №2. Но вечер был не бесконечный и пришла  пора расставаться. Мы ушли и унесли в своих сердцах подаренную нам песню жизни. Её подарил нам Человек, который видит мир душой, для которого жизнь — это не обязанность, а — огромный подарок.

   Ваше Величество Детство!
   Моё воспитали вы сердце.
   Их же Величество Юность
   Души моей нежно коснулась.
   Ваше Величество Зрелость!
   Вам лишь доверюсь я смело.
   Их же Величество Старость
   Встречу, надеюсь, как радость!


   (Стихи и картины Валентины Артеевой (качество фотографий, обусловлено газетной полиграфией. Прим. админ. сайта).
   К сожалению, мы не можем все её творения представить вашему вниманию в одном номере газеты, но это прекрасный повод, чтобы в ближайшее время встретиться с ней ещё раз и продолжить знакомство).
 

А. Усинский

 

вернуться