ПОРТАЛЬНЫЕ ВЕТКИ САЙТА/ГРИБЫ ГОРОДА ПЕЧОРА И РАЙОНА/КНИГИ


© www.pechora-portal.ru, 2002-2010 г.г.
 
 
 
Ольга Сенк-Шеленгевич
СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ НОМИНАЦИЙ ГРИБОВ
В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук
Специальность 10.02.01 — русский язык

 
 

   Москва — 2009
   Работа выполнена на кафедре общего и русского языкознания Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина
   Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент Шердакова Лира Николаевна
   Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Морозов Валерий Эдгартович кандидат филологических наук,  доцент Смирнова Валентина Григорьевна
   Ведущая организация: Российский университет дружбы народов
   Зашита состоится «2» декабря 2009 г. в 10.00 ч. в зале Ученого совета на заседании диссертационного совета Д 212. 047.01 Государственного института русского языка имени А. С. Пушкина по адресу: 117485, Москва, ул. Академика Волгина, 6.
   С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина.
   Автореферат разослан «3» ноября 2009 г.

   Ученый секретарь диссертационного совета доктор педагогических наук, профессор В.В. Молчановский


Общая характеристика работы.

   Настоящая диссертация посвящена многоаспектному исследованию конкретной лексики на материале наименований грибов в русском языке с привлечением русских диалектных материалов и материалов некоторых других славянских языков (восточнославянских, западнославянских и южнославянских).
   Актуальность темы непосредственно связана с перспективно развивающимися отраслями современного языкознания. Описание микологической лексики в аспекте синхронии остается задачей современной лексикологии. Проблема микологической лексики в русском языке мало изучена, однако, уже имеющиеся исследования в этой области (следует отметить, что микологическая лексика в описательно-историческом аспекте исследовалась в работах Маслова В.Г., Меркуловой В.А., Бакулиной Т.А., Вахрушева В. М., Маркова В.М., в диссертационных исследованиях Ульяновой Б.З., Лебедевой И.Е.) подтверждают её важность и значимость. Актуальность темы определяется также необходимостью комплексного подхода к изучению наименований грибов, так как в этом плане данной группе наименований не уделяется еще достаточного внимания.
   Научная новизна темы и всего исследования выражается в том, что в нем предпринимается попытка многоаспектного исследования наименований грибов (с позиции носителя польского языка) с привлечением диалектных материалов:

   1) рассмотрен словарный состав наименований грибов со структурной, семантической и функциональной точек зрения;
   2) выявлены основные группы наименований грибов по их происхождению, дана лексико-тематическая характеристика анализируемых наименований, а также характеристика наименований грибов по их внешенему признаку; всвкрыты системные отношения наименований грибов (синонимия, омонимия);
   3) предпринята попытка дать целостную картину словообразования в сфере наименований грибов; в результате анализа основных способов создания наименований грибов выявлены свойственные данной подсистеме модели образования и отличительные черты в конструировании однословных наименований и доминант составных терминов.

   Основная цель исследования состоит в выделении и описании группы наименований грибов с учетом их семантических и структурных характеристик.

   В связи с поставленной целью в работе были решены следующие задачи:

   1) описать лексическое единство наименований грибов, сопроводив отдельные наименования этимологической характеристикой;
   2) показать структурную организацию русских наименований грибов;
   3) выявить функционально-семантические характеристики наименований грибов;
   4) показать в сопоставительном плане структурно-семантическую организацию русских и польских названий грибов, с учетом их использования при обучении русскому языку (особенно в польской аудитории).

Для решения поставленных задач были использованы следующие методы:

   1) метод непосредственного структурного, семантического, функционального анализа и наблюдения;
   2) описательно-аналитический метод;
   3) сравнительно-сопоставительный метод;
   4) метод контекстуально-ситуативного анализа;
   5) этимологическое описание фактического материала с целю установления особенностей формирования и развития микологической лексики в русском языке;
   6) некоторые приёмы статистического анализа для представления количественных характеристик исследуемых материалов.

   Материалом для анализа послужили дефиниции номинаций грибов, представленные в словарях русского языка, в этимологических, диалектных словарях, в словарях синонимов. Использовались пособия-справочники, художественные, фольклорные, публицистические тексты. В работе отражены также и собственные наблюдения автора.
   Объектом настоящего исследования является группа наименований грибов в составе лексики современного русского языка, а предметом исследования — структурно-семантическая организация и функционирование номинаций грибов с учетом сопоставительных материалов из польского языка и некоторых других славянских языков.
   Теоретическая значимость проведенного исследования заключается в том, что реализованный в нем комплексный подход вносит определённый вклад в методологию анализа слова. Кроме того, результаты исследования могут способствовать более глубокому пониманию закономерностей формирования и развития микологической лексики , более многоаспектному раскрытию специфики и мотивации наименований грибов в русском языке. Анализ микологической лексики в рамках панхронического описания вносит вклад в развитие общей теории номинации.
   Практическая ценность данной работы состоит в том, что ее выводы и наблюдения могут быть использованы в курсах по русскому языкознанию. Материалы и результаты исследования могут быть полезны для переводчиков, в практике преподавания русского языка (в том числе как иностранного), в спецкурсах и спецсеминарах по лексикологии, а также могут найти применение в вузах биологического профиля. Проанализированный лексический материал может использоваться при создании словарей разных типов.

На защиту выносятся следующие положения:

   1. Русская микологическая лексика прошла длительный период развития: в ней можно выделить четыре лексических пласта наименований грибов по их происхождению;
   2. Специфика семантических связей номинации грибов определяется экстралингвистической обусловленностью явлений внутриотраслевой синонимии и межотраслевой омонимии;
   3. Для микологической лексики наиболее продуктивны составные наименования, особенно субстантивно-адъективные образования. В отличие от других групп лексики, отмечается очень небольшое количество наименований организованных в структуре NN2;
   4. Заимствованные термины из латинского языка оказали существенное влияние на русский язык и в значительной степени обогатили его;
   5. Трёхуровневая классификация наименований грибов имеет лингводидактический выход, она представляет лексический материал (словарь), готовый к использованию при написании учебников и учебных пособий (в том числе и для иностранных учащихся);
   6. Представление функционирования наименований грибов в художественных, фольклорных и публицистических текстах открывает возможности для конструирования коммуникативных единиц в процессе овладения русским языком как иностранным.

Структура диссертацтии. Диссертация состоит из введения, 3 глав, заключения, библиографии и приложений.

   Во введении обосновывается выбор темы исследования, ее актуальность, научная новизна, определяются объект и предмет исследования, формулируются цель и задачи, решающиеся в работе. Указываются методы исследования. Отмечается объем и структура диссертации.
   В первой главе "К вопросу о происхождении наименований грибов в русском языке" анализируются в хронологическом аспекте проблемы возникновения и развития миконимов как лексических единиц. Поскольку этимологизировать все наименования грибов, естественно, нам не удается, часть их них практически невозможно классифицировать и многие из них остаются вне классификации.
   Анализ наименований грибов выявил, что из западноевропейских языков пришло в русский язык совсем немного иноязычных слов. Эта группа составляет 2% от общего числа заимствованных слов. Из французского языка встречается лишь одно название гриба: шампиньон — Agaricus < champignon ст.-фр. сhampegnuel, восходящего к нар.-лат. (fungus) campaniolus "полевой гриб". Среди слов заимствованных из немецкого языка отмечено: трюфель (Tuber) — из нем. Truffel, появилось в русском языке в XIX в. Кальками из латинского языка являются его определения зимний и летний: зимний трюфель (Tuber brumale), ср. лат. brumale "зимний" — этот гриб растет с ноября до февраля; летний трюфель (Tuber aestivum), ср. лат. aestivus "летний" — гриб растет летом. Среди слов называющих грибы имеется одно наименование из финского языка: тугилажка (Lycoperdon) "гриб дождевик", из фин. tuhkelo, tuhkiainen, tuhkulainen; из английского языка: жабьи стулья из англ. toadstools. Из японского языка в русский язык проникло наименование: гриб шинтаке (шиитаке) — от японского названия дерева "шиа". В группе заимствованных слов на первый план выдвигается лексика из латинского языка, которая составляет 92% и является основной частью заимствованных слов. Как показывают исследования, среди заимствованных из латинского языка названий грибов, можно выделить следующие группы:

   1) термины — заимствованные (интернационализмы);
   2) термины с иноязычными морфемами;
   3) кальки и полукальки.

   Надо подчеркнуть, что значительную группу заимствований из латинского языка составляют кальки: аурикулария уховидная, болетинус азиатский, гериций коралловидный и многие другие. Активно используется в рассматриваемой нами группе терминов способ буквального перевода иноязычной лексики.
   Из славянских языков заимствовано русским языком небольшое количество слов, составляющих примерно 2%. Количество слов, происхождения которых, к сожалению, не удалось определить составляет 11%. Собранный материал свидетельствует о том, что заимствованных названий грибов в лексике современного русского языка очень много.
   Как показывают наблюдения, лексический состав русского языка развивался на протяжении многих веков. Общеславянский язык дал начало немногим названиям грибов. Группа этих слов насчитывает 18 слов, что составляет 5% по сравнению с другими исконно русскими словами. К этой группе слов можно отнести следующие примеры: блица, лисичка, сморчок, порховка, мухомор. Слов восточнославянского происхождения больше, они составляют около 6% (валуй, козляк, песляк, поганка, казаруш, волмина, свинушка и другие). Лексические единицы, возникшие на русской почве и представляющие собой собственно русские слова, составляют 12% (моховик, обабок, иванчики, солопена, фетюга, ховрошки, челыш, пыжик и другие). Следует также отметить, что пополнение лексики русского языка в значительной степени происходит за счет заимствований. Иноязычные названия грибов образуют самую многочисленную группу и составляют около 77% от материала, рассмотренного нами.
   Во второй главе "Структурная организация наименований грибов в русском языке" рассматриваются основные структурные типы микологических номинаций, исследуется словообразовательная структура данной группы наименований, а также дается характеристика составных наименований грибов.
   В первом параграфе выделяются однословные наименования, внутри которых следует различать: а) этимологически непроизводные и б) этимологически производные. Примерами этимологически производных могут служить интернациональные наименования грибов с этимологически значимыми греко-латинскими элементами — суффиксами и префиксами, например: гиропор, плютей, болетинус, гебелома, гигроцибе, энтомофтора, колостома и другие.
   При формировании микологической терминологии используются все основные способы русского словообразования. Самым распространенным является суффиксальный способ (волн-ушк-а, бел-янк-а, сер-ух-а, голов-ач, глад-ыш), используются и суффиксально-префиксальный (под-грузд-ок, под-березов-ик, о-пен-ок) и префиксальный способы (под-груздь), а также сложение основ (мух-о-мор, сыр-о-ежка, красн-о-голов-ик). Среди суффиксальных наименований выделяются следующие группы: отыменные, в том числе отсубстантивные, отадъективные, и отглагольные. Основную массу суффиксальных дериватов составляют названия грибов, мотивированные существительными. Менее распространены названия, мотивированные прилагательными и глаголами. Кроме того, мы нашли единичные примеры названий грибов, образованных от прилагательных с числительными корнями, например: тройник. Названия грибов, мотивированные именами существительными, реализуются с помощью разных суффиксов. К наиболее частотным относятся суффиксы: -ница, -ок, -ка, -анка. Отадъективные названия выделяются с помощью суффиксов: -ак, -ец, -ух(а), -ушк(а). Большая группа названий грибов мотивирована прилагательными, явлющимися названиями цвета. В имеющихся в нашем материале названиях эти слова определяют цвет плодового тела гриба, цвет шляпки, ножки, например: белец, краснуха, желтяк. Среди русских отглагольных названий грибов мы не обнаружили каких-нибудь доминирующих суффиксов. В создании миконимов малозначительную роль играет префиксальный способ словообразования: под-груздь, под-дождевик. Среди префиксально-суффиксальных имен существительных наиболее распространены адъективные наименования с формантом под- и суффиксом -ик, например: под-абрикосов-ик, под-соснов-ик, реже глагольные, например: по-плав-ок, от-вар-уха, за-вар-уха. При образовании однословных наименований наиболее продуктивным является:

   — словообразование от основы имени прилагательного (основа может быть осложнена различными суффиксами и приставками при- под-) с помощью суффиксов -ик, -ух, -ыш, -ан, -анк, -як, -ич, например: приболотник, придорожнеик, синичка, боровик, черныш, серик, зеленуха, толстуха, подмолочник, беляк и т. п.

   — словообразование лексико-семантическим способом, например: зонтик, баня, табак и др.

   Названия грибов, образованные путем сложения основ, можно подразделить на две группы: чистые сложения (мухоед, мухотравка, белогриб, белогуба, шишкогриб, трубкогриб) и сложениями с суффиксацией (суффиксально-сложные наименования: сероголовик, красноголовец, черноголовец, второгодник).

По семантическому соотношению мотивирующих основ среди чистых сложений можно выделить:

   1) сложные слова с сочинительными (равноправным) отношением основ, которые называют предмет, совмещающий в себе признаки предметов, явлений, названных мотивирующими словами, например: мухотравка, трубкогриб, мухояд;
   2) сложные слова с подчинительным (неравноправным) отношением основ, которые содержат опорный компонент и предшествующую основу с уточнительной, конкретизирующей функцией. В качестве первой основы может выступать имя прилагательное, например: черноголовец, второгодник, белоснежка, белогуба, ложноопенок. Есть и сложное название, в котором предшествующей частью опорного компонента является имя существительное, например: сетконоска, молокоед, мухомёр. Из сложно-суффиксальных существительных с опорным компонентом, содержащим основу глагола, можем отметить, например: благодатка, телорез, скороспелка.
  
   Во втором параграфе второй главы внимание уделяется составным наименованиям грибов, например: навозник мерцающий, лаковица аметистовая, рядовка фиолетовая, поплавок серый. Составные наименования разнообразны и по строению, и по форме, и по степени семантической (смысловой) спаянности компонентов. Среди составных наименований грибов значительное место занимают двусловные (двухкомпонентные) названия. Со структурной точки зрения среди двусловных названий грибов можно выделить две группы: 1) субстантивно-адъективные (NAdj) и 2) субстантивно-субстантивные названия (NN).
   К группе субстантивно-адъективных названий (NАdj) относятся два подтипа, отличающиеся друг от друга отражением мотивирующих признаков в адъективной или субстантивной части двусловного наименования. Первый подтип составляют названия, субстантивная часть которых обозначает вид животного, а адъективная часть указывает на характерный, мотивирующий признак, лежащий в номинационной основе миконима. Примерами могут служить здесь русские формации: петушок желтый, лисичка обыкновенная. Ко второму подтипу принадлежат названия, в которых мотивирующие признаки (несколько признаков) отражаются и в субстантивной, и в адъективной части названия, например: зонтик белый, звездовик тройной. К типу субстантивно-адъективных наименований примыкают также наименования с первым компонентом — причастием или адъективированным причастием, например: опоясанный маслёнок и др.
   В субстантивно-субстантивных названиях (NN), обе части выражены именами существительными. В такого типа словосочетаниях одна из частей является опорным компонентом, а вторая — подчиненным: гриб-баран, обабок-великан и другие. К этой структурной группе принадлежат также названия грибов, в которых одно имя существительное обозначает вид животного, а другое указывает на признак. Среди субстантивно-субстантивных наименований выделяется:

   — тип N им. + N им. (гриб-леопард, гриб-сухарь, осиновик-цилик, рыжик-подъелочник). Такого типа названия являются одним понятием.
   — тип N им. + N род. (гриб шавеля, аскохита гороха, энтомофтора тли, урна дьявола, феолус Швейнитца, рогатик инвала).

   Наиболее частотны в современном языке словосочетания имя существительное + имя прилагательное. Среди составных названияй, построенных по этой схеме, мы выделили 23 группы, в которых в качестве определяющего выступают качественные, относительные и притяжательные прилагательные. Для микологической лексики характерно очень небольшое количество терминов организованных в структуре имя существительное + имя существительное в родительном падеже (NN2).
   Одной из главных форм новообразований в лексике природы является компрессия т. е. "сжатие" составных наименований по типу: бабушкины ушки > бабушки, навозные губы > навозники, груздь черный > чернуха, корневая губка > корневик и под. Освобождение от двусловных наименований грибов часто осуществляется либо стяжением, сжатием второго компонента "гриб" и одновременной суффиксацией первого: белый гриб > беляк, поганый гриб > поганыш, слизистый гриб > слизун, поздний гриб > поздняк, осенний гриб > осенник, летний гриб > летник, земляной гриб > землянуха и т. п.
   Варьирование "сжатых" и "несжатых" форм нередко отмечается в пределах одного диалекта, например, березовый гриб (яросл.) — березовка (яросл.); ореховая сова (яросл.) — ореховка (яросл.); и соответственно — в разных диалектах: красный гриб (cузд.) и красноножка (каз. и др.), косатая ласточка (яросл.) и косаточка (распр.).
   Среди составных наименований грибов выделяется целая группа словосочетаний типа: овечий гриб, курочья ножка, петуший гребешок, коровьи губы, заячий гриб, в которых имена прилагательные образованы от основ существительных (имен собственных, антропонимов, зоонимов и реже орнитонимов). Довольно большая группа составных наименований имеет в качестве определяемого компонента существительное "гриб", например: зимний гриб, белый горный гриб, белый гриб дубовый.
   Характерной структурной чертой многословных наименований является то, что они возникают путем наращивания определительных компонентов. В исследуемом нами материале выделяются следующие типы многокомпонентных наименований:

   — трёхкомпонентные (белый гриб медный, паксиллус пахучий нежный, паутинник триумфальный ленивый);
   — четырёхкомпонентные (розовопластинник желтовато-сизый большой ядовитый, мухомор порфировый гигантский ярко-желтый).

   Преобразование двухкомпонентных наименований в трёхкомпонентные чаще всего происходит путем добавления уточняющего прилагательного к сочетанию AdjN (говорушка подогнутая — говорушка подогнутая снежная) или к сочетанию N им. + N род. (головня шавеля — головня шавеля обыкновенного).

Среди многокомпонентных наименований выделяются по степени смысловой разложимости два основных типа:

1. Разложимые наименования, в число которых входят:
   а) свободные наименования, в которых каждый из компонентов может вступать в двухстороннюю связь, образуя все новые наименования, например: баран-гриб;
   б) несвободные наименования или устойчивые наименования, компоненты которых только в данном сочетании образуют наименование, например: головня шавеля обыкновенного.

   2. Неразложимые наименования, к которым мы относим наименования, обладающие целостной номинативной функцией, имеющие строго фиксированное соотношение семантической структуры и определенный лексико-грамматический состав. Например: груздь бархатистый перечный, звездовик гребенчатый кожистый,

   Одним из важнейших признаков многокомпонентных наименований является их устойчивость словорасположения. Она дает возможность выявлять те элементы в языке, которые давно исчезли из его современного состава. Например, употребляется составное наименование сыроежка едкая рвотная и не употребляется сыроежка рвотная едкая или едкая рвотная сыроежка. Стабильный порядок компонентов составных наименований как выражение их устойчивости способствует выявлению числа и набора распространителей производящего слова, например: мухомор порфировый (шишкообразный, розовый, серый, толстый, шафрановый, ярко-желтый, соломенно-желтый). Наименьшей степенью устойчивости обладают народные названия, в которых определяемое слово занимает положение родового названия, например: баня, табак. Эти существительные в народных названиях сочетаются с различными притяжательными прилагательными, в которых обычно семантика стерта. Это приводит к тому, что появляется возможность замещения одного прилагательного другим без нарушения значения словосочетания: мышкина баня и муравьиная баня, волчий табак и вороний табак. Далее, устойчивость составных наименований проявляется в невозможности каких-либо вставок между компонентами. Так, например, составное наименование порховка свинцовая не допускает вcтавок, нельзя сказать, например: порховка зимняя свинцовая; нельзя сказать млечник обыкновенный темно-бурый (составное наименование млечник темно-бурый) или бледная ядовитая поганка (составное наименование бледная поганка). Чем больше количественный состав словосочетания, тем ниже его эффективность. В семантическом отношении составные наименования не являются результатом сложения значений его компонентов, а представляет собой особую условную семантическую единицу, в определенной степени автономную от значений составляющих элементов.
   Важным признаком составных наименований грибов является наличие абсолютных синонимов, которые можно рассматривать как дублеты наименований, допускающие вставки, уточнения, изменения. Вот некоторые составные наименования грибов и их дублеты: головач пузыревидный — головач мышковидный, говорушка благоухающая — говорушка ароматная, шишкогриб шишковидный — шишкогриб хлопьеножковый. Сравните синонимичные названия грибов в разных районах Владимирской области: съедобный гриб: едебный гриб, хороший гриб, чистый гриб; белый гриб: беловик, беляк, боровик, боровой гриб, бугровик, глухарь, доловой гриб, дубовик, дубовый гриб, дубняк, еловенник. Анализ дублетных названий грибов показал, что в составе синонимических рядов всегда присутствует однословное название. В большинстве составных названий грибов на первом месте находится существительное. Такой порядок местоположения является обычным, например: звездовик гребенчатый, мухомор порфировый толстый, говорушка подогнутая пахучая, гриб настоящий. Перемена порядка слов в таких наименованиях практически никаких изменений не вносит. Имя существительное может стоять и после прилагательного, например: императорский гриб, майский гриб, бледная лисичка, белый гриб, сосновые рога, сухой груздь, ложный белый гриб. Для подобных названий порядок компонентов не играет существенной роли. Прилагательные в них обычно указывают на цвет или место произрастания, реже на размер: свинуха гигантская; на недостаточность признака: лисичка глухая, глухой гриб; на запах: мухомор зловонный, млечник камфарный, мухомор вонючий, говорушка ароматная, гигрофор душистый.
   Анализ материала показал, что среди микологических названий составные термины (двух, трёх и четырёхлексемные) насчитывают 938 единиц и выражаются сочетаниями имен существительных с именами прилагательными (согласование определения), либо сочетаниями имен существительных с именами существительными (несогласованные определения). В качестве опорного компонента, т. е. определяемого члена словосочетания, используются имена существительные с предметным значением (значением объекта). Среди двусловных наименований грибов почти 872 образовано по следующим моделям: имя существительное + имя прилагательное (812 названий), имя прилагательное + имя существительное (42 названия), имя существительное + имя существительное (18 названий). По модели имя прилагательное + имя существительное образованы словосочетания, состоящие из ядерного элемента, выраженного именем существительным, и согласованного с ним прилагательного в функции препозитивного определения, например: майский гриб, земляная звезда, бледная поганка, ложный гриб, желчный гриб, сухой гриб, березовая губка. К группе наименований, образованных по модели имя существительное + имя прилагательное, относятся названия, представленные сочетанием имени существительного с согласованным с ним именем прилагательным в постпозиции, например: зонтик щитовидный, датрония мягкая, сухлянка двухлетняя, мокруха пурпуровая, кудония сомнительная. В исследуемом языковом материале среди словосочетаний имеется 55 трёхсловных и 11 четырёхсловных наименований грибов. Они образованы по модели имя прилагательное + имя прилагательное + имя существительное. Трёхлексемные наименования образуются на базе двулексемных наименований, они называют подвиды грибов, обозначенных двухкомпонентными терминами, например: мухомор порфировый шишкообразный является подвидом мухомора порфирового или говорушка подогнутая слабоокрашенная является подвидом говорушки подогнутой. Трёхсловные наименования составляют всего лишь 5% всех составных наименований, а четырёхсловные наименования 1% от общего количества собранных нами составных наименований.
   В третьей главе "Функционально-семантический аспект наименований грибов в русском языке" исследуются функционально-семантические характеристики наименований грибов, приводятся иллюстратиные материалы из художественных, фольклорных, публицистических и газетных текстов. Рассматриваются также соотношения польских и русских названий грибов на словообразовательном и семантическом уровне. Выявлены наиболее типичные мотивирующие признаки для тематической группы народных наименований грибов, дана характеристика особенностей этой группы. Рассматриваются основные лексико-тематические группы названий грибов, анализируются наименования грибов по их внешнему признаку. Рассматриваются также названия, вступающие в различные синонимические ряды.
   Проведенные сопоставления наименований грибов на разных территориях России позволили установить лексический состав наименований грибов, выявить расхождения в значении некоторых грибов, уточнить семантику известных по говорам однозначных и многозначных лексических единиц, ср. маслуха в значении "гриб масленок"(Волог., Арх., Новг, Пск., Твер., Перм., Урал, Иркут.) и "гриб козляк"(Пск.). Во-первых, значение народного наименования данного гриба не всегда совпадает с семантикой этого же названия, зафиксированного на другой территории России, ср. на территории Новг. области — красулька "гриб сыроежка"; на территории Том. области "гриб мухомор"; на территории Архангельской области "гриб волнушка". Во-вторых, мы обнаружили, что значение народного наименования данного гриба на одной конкретной территории России имеет несколько семантических вариантов, ср.: на территроии Архангельской области — обабки "первые грибы" и "старые грибы" и "гриб-боровик", и "подосиновик" и "маслята". На территории Тверской области — обабки "подберёзовики" и "опята". В-третьих, мы выявили расхождения в значении некоторых названий грибов и уточнили семантику известных по говорам лексических единиц в сопоставлении с литературым языком ср.: в толковых словарях русского языка — волнушка "съедобный, пластинчатый гриб со светлой шляпкой"; в говорах — волнушка "род пластинчатых грибов" (Вязн., Сузд., Мур., Селив.). Таким образом в литературном языке сопоставляемое наименование гриба имеет более конкретное значение. Бывает и наоборот: семантика названия гриба в литературном языке в сопоставлении с народным названием имеет более общее значение, например: белянка "сорт съедобных грибов"; в говорах — белянка "только любая сыроежка" (Костром., Антроп., Нейск., Красносел.). Мы отметили также, что среди народных названий грибов особой семантикой могут обладать общерусские суффиксы: так, суффиксы со значением собирательности -j(a), -j(o), -няк в говорах имеют и конкретное значение — название гриба: петушняк < "петух", зайчушки < "лисичка", дубняк < "белый гриб".
   Нельзя игнорировать тот факт, что в русском языке существует параллельный ряду интернациональных терминов ряд терминов русского происхождения. Данные термины являются семантическими эквивалентами, сходны также их функциональные характеристики. Например, русский микологический термин печерица "шампиньон"; белая картошка, глубинки (мн. ч.) "трюфель".
   Лексическая группа наименований грибов является неоднородной в семантическом плане, а в основу названия гриба может входить один из внутренних или внешних признаков. В связи с этим, мы выделили 16 семантических моделей образования названий грибов в русском языке.
   Проведенное распределение микологической лексики на лексико-тематические группы выявило, что самой многочисленной из всех лексико-тематических групп является группа съедобных грибов (примерно 66%). Вторую группу по количеству слов представляют собой ядовитые грибы (примерно 14%). Группа условно-съедобных грибов насчитывает 39 лексических единиц и составляет примерно 10%. К группе лекарственных грибов принадлежит 26 лексических единиц, что составляет примерно 6% от всего лексического материала, собранного в этом параграфе. Самой малочисленной по количеству слов является группа несъедобных грибов (всего 18 наименований), что объясняется тем, что в природе несъедобные грибы немногочисленны. В ходе исследования функционирования наименований грибов мы отметили, что для названий грибов характерны:

   — высокий словообразовательный потенциал, особенно у исконных слов;
   — трехчленное строение функционально-стилистической парадигмы: научный термин, общеупотребительное слово, диалектизм;
   — значительные эмоционально-оценочно-экспрессивные возможности.

   Важно отметить, что наименования грибов в польском и русском языках имеют много точек соприкосновения и различия как на лексическом, так и словообразовательном и стилистическом уровнях. В наименованиях грибов польского и русского языков бросается в глаза широкая возможность синонимии. Обращает на себя внимание обилие польских наименований с суффиксом -ik, -ica, -ucha, -aj, -ak и русских соответствий с суффиксами -ик, — ица, -уха, -ай, -ак и др. Формы с отмеченными словообразовательными типами в польском и русском языках — это названия грибов, образованные прежде всего от основ прилагательных, меньше от основ существительных и глаголов. Ср.: maślak — масляк; mleczaj — молочай, zielonka — зеленушка, коровяк — krowiak, лаковица — lakownica, лисичка — lisiczka, żółciak — желтяк. Особое внимание привлекают сложные польские образования со словообразующими элементами -ówka, и их русские соответствия в сочетаниях сущ. + прил. Например: czarnogłówka — черноголовый гриб, gąsówka — зеленый гриб, wąsówka — ежевик усиковый, grzybówka — грибная лапша.
   Грибы имеют множество характерных признаков, отличающих их от других растений и друг от друга. При номинации грибов учитываются различные внешние признаки, внутренние качества, определённые условия произрастания и т. д. Названия "по внешнему признаку" широко представлены в рассмотренных наименованиях. Преобладание в материале названий "по цвету" и "по форме" говорит о том, что в процессе номинации эти признаки актуальны для называющих субъектов, так как объективно являются наиболее отличительными или заметными свойствами обозначаемых реалий. Mалое количество названий "по размеру" или "по структуре" объясняется, наверное, малой способностью различаться по этому признаку, отсутствием каких-либо внешних структурных особенностей.
   Важно отметить, что исследуемая нами группа наименований грибов характеризуется обилием синонимических рядов. В микологической лексике представлены все основные типы синонимов т. е.: варианты, дублеты и квазисинонимы. Среди синонимических пар, наиболее активно функционирующих в микологической лексике, выделяются прежде всего синонимы-дублеты.
   Для тематической группы народных названий грибов мы выделили ряд наиболее типичных мотивирующих признаков (МП). Особенно продуктивным является МП "цвет гриба": он лежит в основе 23% выявленных наименований, другие МП составляют значительно меньшие группы, например: МП "запах гриба" (примерно 2%), МП "звук, который в определенных случаях может издавать гриб" (примерно 2%) и некоторые другие. Как показывают исследования, самой немногочисленной группой оказался МП — "связь названий грибов с явлениями природы" (примерно 1%).
   Для выражения мотивирующего признака в разных диалектах могут быть использованы однокоренные слова. Ср.: свинарь и свинуха (свинушка), маслёвик и маслей (маслёнок), волновик и волна (волнушка).

   В заключении подводятся основные итоги исследования и отмечаются, перспективы дальнейших изысканий. Проведенный анализ позволяет в дальнейшем акцентировать внимание на вопросах языка микологов.
   Апробация работы: Диссертация обсуждалась на заседании кафедры общего и русского языкознания филологического факультета Государственного института русского языка имени А. С. Пушкина (30 сентября 2009 г.).
   Библиография содержит перечень работ русских и зарубежных авторов, словарей, справочников, учебных пособий, исследуемых материалов и специализированных журналов.
   В приложениях представлен список наименований грибов на латинском, русском и польском языках, дается также перечень пословиц и народных примет с наименованиями грибов с целью применения анализируемого материала в работе переводчиков и в практике преподавания РКИ.

   По теме диссертации опубликовано две статьи в журнале "Русский язык за рубежом":
   1. Ольга Сенк-Шеленгевич, Наименования грибов в русском языке по их внешнему признаку // Русский язык за рубежом, №3, М., 2008, стр. 57-63;
   2. Ольга Сенк-Шеленгевич, Названия грибов в говорах русского языка //Международный аспирантский вестник. Русский язык за рубежом, М., 2008, стр. 67-74.

 

вернуться