ПОРТАЛЬНЫЕ ВЕТКИ САЙТА/"ВЛАДИМИР РУСАНОВ"


© www.pechora-portal.ru, 2002-2006 г.г.

 

Виктория Колдаева
"Ледник Жюльетты"

 

     Не знаю, получила она то, что хотела, или нет. Да была ли конечная цель? Уезжая из Парижа весной 1912-го, Жюльетта вряд ли хранила в памяти заголовки газетных статей. Слишком глубока была сила, благодаря которой M-lle называли отважной.
    Мужество и бесконечное стремление к цели — это о Владимире. Бесконечное, потому что ее он так и не достиг.
    Россия долго извлекала пользу из открытий, сделанных Владимиром Русановым. Приносили прибыль рудники на Шпицбергене. На картах Новой Земли вместо белых пятен появились темные отметины — залежи полезных ископаемых, очертания береговой линии стали четкими и между ними не было уже неизвестных равнин. Холодная вода хранила имя своего героя — бухта Русанова, залив Русанова...
    На западе Северного острова уходит в море желто-белый мыс. Желтая земля, желтые скалы — мыс Жан. Белый лед — ледник Жюльетты Жан. "Время от времени ледяные утесы с шумом и брызгами падают на волны, и тогда на ледяной отвесной стене появляется ярко-синяя свежая рана излома" — так описывал этот ледник Русанов, назвавший его в честь невесты в 1910 году.
    Он плавал тогда на "Дмитрии Солунском", судне с "ледяной" дубовой обшивкой, великолепно оборудованном для тех лет. Подарок архангельского рыбопромышленника и мецената Д. Масленникова. Искали места для русских промысловых поселений — архангельского губернатора давно раздражали норвежские браконьеры, вывозившие с Новой Земли рыбу, шкуры и даже живых медведей. Для капитана Поспелова не было загадкой, зачем Владимир отмечает на карте направления ветра и течений. Мыс Желания — самая северная точка Новой Земли. Отсюда, пока только по карте, Русанов начинал Севморпуть.
   Вдали от льдин, которые резал нос "Дмитрия Солунского", две женщины в страхе читали о медведях и цинге. Одна растила в Орле ребенка, не знавшего матери. Другая училась в Сорбонне.
    Когда-то туда поступила и Маша — первая жена Русанова. Но перед этим она три года изучала карты дремучих зырянских лесов (ныне Республика Коми). Высланным из родного Орла в Вятскую губернию за участие в революционном движении Владимиром уже безраздельно владели три "и": идти, исследовать, искать. Он шел — где тропами зырянских охотников, где по реке на лодке. Описывал водоразделы между Печорой и Камой. Пришел к выводу: две реки нужно соединить каналом — водный путь короче и выгоднее сухопутного.
    В 1905 г., родив сына, Маша умерла. Мать Русанова забрала Шуру в Орел. Владимир учился тогда на естественном отделении Сорбонны. "Не беспокойся и не надейся, я уже больше никогда не женюсь, и Шурка у тебя навсегда останется", — писал он матери. Если Русанову позволяло время, после очередной экспедиции на Новую Землю он заезжал домой. Визиты были короткими, а вскоре — и нечастыми. В Париже, в доме № 17 по бульвару Порт-Рояль, жила высокая черноволосая девушка.
     Всю сознательную жизнь Жюльетта училась. Иностранные языки, рисование… Когда в детстве дочь занималась музыкой, отец выходил на улицу встречать почтальона — чтобы стук в дверь и возня в прихожей не помешали Жюльетте. M-lle слыла девушкой серьезной и рассудительной. Поклонникам, а их было немало, предпочитала учебу на естественном факультете Сорбонны, по окончании которого поступила на медицинский. Месье Жан не предполагал, что однажды всех этих уроков благополучия окажется недостаточно. Они не смогут уберечь Жюльетту от русского полярника.
    Высокий, с крепкими руками и смеющимися глазами, он был переполнен мальчишеским задором.
   Бывалые моряки носили ему камешки для геологической коллекции, а капитаны направляли суда через льды. И, наверное, одна Жюльетта понимала, что своей отвагой Владимир пытается хоть как-то сгладить недостаток тепла и внимания к людям. С тех пор как Шурку увезли в Орел, Русанов видел сына всего несколько раз. Весь его жар забирали искания.
     Сначала Жюльетте хватало того, что, сделав все свои важные открытия, Владимир возращается к ней. В 1911 г. отложили свадьбу из-за пятой по счету экспедиции Русанова на Новую Землю. И Жюльетта больше не захотела ждать. Она боялась, что он все дальше и дальше будет уходить по своему Северному пути и однажды забудет дорогу обратно.
    В 1912 г. по просьбе русского правительства Русанов отправился на Шпицберген, чтобы исследовать и закрепить за Россией залежи каменного угля. Здесь проявилась еще одна особенность его характера. К тому времени Владимир уже решил окончательно обосноваться "в милой Франции, которой обязан всем". Но яростно настаивал, чтобы экспедиция снаряжалась в России (довольно того, что судно норвежское) и отправлялась из российского порта. "Все, что я собираюсь сделать, я делаю для России".
   Весной Русанов уехал из Парижа. Жюльетта была с ним, она ехала полноправным членом экспедиции, врачом. Я могу предположить, о чем спросил ее отец на прощание. Так ли сильно Владимир любит, раз взял в опасное плавание?
    К Шпицбергену плыли на "Геркулесе" — небольшом парусно-моторном судне под командованием опытного океанографа и полярника капитана Александра Кучина.
     Когда корабль бросил якорь в бухте Михаэлиса, Русанов ушел с двумя матросами к Стур-фьорду. Вернулся через несколько дней ободранный в кровь. На обратном пути Владимир поскользнулся и провалился в 100-метровую трещину в леднике. Спасло лишь то, что его ремень зацепился за ледяной нарост. Матросы бросили ему веревку и вытянули на свет.
    Жюльетта сказала только:
    — Завтра я иду с тобой.
    На все уговоры Русанова она качала головой. На судне тихо посмеивались: одно дело — лечить простуды и ревматизмы, другое — зарабатывать их на холодном ветру, стоя по колено в воде.
    На следующий день ученые во главе с Русановым отправились к северному берегу Шпицбергена. К вечеру дошли до заброшенной шведской промысловой станции. Несколько лет назад пурга застигла здесь 13 норвежских охотников. Не имея возможности добраться до побережья, они погибли от цинги.
   На окнах не было рам, на петлях — дверей. На полу валялись куски старой овчины. Русанов и его спутники молча укрылись ими, понимая, что именно под ними умирали норвежцы. Владимир крепко прижимал к себе Жюльетту. И впервые запах его тела и одежды был перемешан с другим.
    — Эти рогожи, мне кажется, они еще пахнут предсмертным потом, — прошептала Жюльетта.
   Плавание на Шпицберген подходило к концу, когда исчезла Тампе — длинноухая собака, любимица команды. Матросы отправились к берегу на шлюпке, и Тампе первой выскочила на землю. Она добежала до вершины холма, обернулась, залаяла и умчалась прочь. Больше ее никогда не видели. Раньше Тампе всегда возвращалась…
    В конце августа "Геркулес" уходил из самоедской колонии на Новой Земле. Ненцы потом рассказывали, что Русанов был весел и долго махал им шляпой. Конец августа — корабли из арктических морей возвращались в гавани. На воде становилось все больше льда. В колонии Владимир оставил телеграмму: "Иду к северо-западной оконечности Новой Земли. Оттуда на восток. Если погибнет судно, направлюсь к ближайшим по пути островам: Уединения, Новосибирским и Врангеля. Запасов на год. Все здоровы. Русанов".
    Еще на Шпицбергене учёные с "Геркулеса" пересели на пароход, следовавший в Норвегию. Официальная часть экспедиции была закончена. Жюльетта оставалась на "Геркулесе".
   Возможно, Русанов намеревался исследовать неизученную часть Севморпути, лежащую в Ледовитом океане за островами Уединения. Северную Землю откроют только через год.
     В доме № 17 по бульвару Порт-Рояль так и не дождались черноволосую девушку. Через полтора года от тоски по дочери умер пожилой месье. Умер в декабре 1913-го, когда в газетах появилось объявление о смерти Жюльетты Жан — "женщины-врача, невесты полярного путешественника В.А. Русанова".
     Наверное, ещё в Париже Жюльетта знала об этой минуте. Когда среди белой пустыни ее будет обнимать, пытаясь согреть, сероглазый мужчина. И все это время он будет помнить о не пройденном пути.

 

вернуться