ПОРТАЛЬНЫЕ ВЕТКИ САЙТА/"ВЛАДИМИР РУСАНОВ"


© www.pechora-portal.ru, 2002-2006 г.г.

 

Белое безмолвие раскрывает тайны

 

   Он вернулся из небытия белого безмолвия первым. Спустя восемьдесят восемь лет после того, как его шхуну видели в последний раз с берегов Новой Земли...
     Я держу в своих руках его пожелтевший череп, набитый сухим таймырским мхом. Это вы, капитан Кучин?
     Есть только один человек, которому череп ответит на этот вопрос...

 

Парусно-моторная шхуна "Геркулес"

     Три экспедиции ушли во льды Северного океана в 1912 г. — их возглавили: старший лейтенант Георгий Седов на "Святом великомученике Фоке", лейтенант Георгий Брусилов на "Святой Анне", геолог Владимир Русанов с капитаном Александром Кучиным на "Геркулесе"... Прах Георгия Седова покоится в могиле, а вот Брусилов и Русанов сгинули безвестно. Норвежские и российские спасатели искали их, что называется, по горячим следам — не нашли. Следы пропавших экспедиций искали в тридцатые годы и находили: то обломки судов, то меченые столбы, то чьи-то истлевшие останки. Искали полярных первопроходцев и в недавние времена - экспедиции Дмитрия Шпаро. Ищут и поныне.
     И вот сенсационная новость: группа орловских энтузиастов во главе с Валерием Сальниковым обнаружила близ горы Минина, что на Таймырском полуострове, человеческий череп и несколько костей. Поначалу решили, что это Владимир Русанов. Привезли останки в Москву в республиканский центр судебной медицины. Но авторитетный специалист доктор медицинских наук Виктор Звягин не подтвердил этой догадки. Тогда в чем же сенсация?

В кают-компании пропавших капитанов

     Еду на Красную Пресню, где в глубине старого двора находится здание судебно-медицинского экспертного центра.
     В кабинет Виктора Николаевича Звягина вхожу не впервые и всякий раз вздрагиваю при виде полок, уставленных черепами. А хозяин как ни в чем не бывало заваривает чаек... Никогда в жизни не приходилось пить чай в столь странной компании: с навесной полки на нас взирали пустые глазницы адмирала Ушакова и Витуса Беринга, северных первопроходцев XVIII века Василия и Татьяны Прончищевых, боцмана шхуны "Заря" Никифора Бегичева и череп моряка, только что доставленный с Таймыра.
     Сразу оговорюсь, черепа Ушакова, Беринга и Прончищевых представлены здесь в виде гипсовых слепков, сделанных Звягиным с исторических подлинников. Дело в том, что Виктор Николаевич, ученик, восстанавливал прижизненный облик всех этих людей по методике, разработанной профессором Герасимовым. Участник многих поисковых экспедиций, он не понаслышке знает что такое Арктика.
     
— Виктор Николаевич, почему вы так жестоко разочаровали орловских поисковиков?
     
— Во-первых, потому, что череп принадлежит явно молодому человеку, погибшему в возрасте до двадцати пяти лет, тогда как Русанову было 37. Во-вторых, не думаю, что я разочаровал их жестоко, поскольку найти останки капитана "Геркулеса" — это тоже событие.
     
— Так, значит, это череп Александра Кучина?
     
— Полагаю, что да, хотя для однозначного ответа необходимо провести экспертизу на молекулярно-генетическом уровне.

Кто вы, капитан Кучин?

  

Александр Кучин

   Когда всматриваешься в фотопортрет Александра Кучина, невольно вспоминается жюль-верновский герой пятнадцатилетний капитан. Капитан Кучин был ненамного его старше. Но сколько же он успел в свои двадцать пять, этот поморский паренек. Успел сходить со знаменитым Руалом Амундсеном в антарктические воды, успел составить русско-норвежский словарь, успел написать несколько литературных произведений, успел стать дипломированным капитаном и возглавить научно-исследовательское судно "Геркулес"...
     Незадолго до ухода в роковой поход Александр Кучин объявил о своей помолвке с дочерью известного в Норвегии литературного критика Поульсона
Аслауг. Аслауг ждала своего нареченного всю жизнь, а умерла она относительно недавно...
     Осенью 1912 года, обследовав архипелаг Шпицберген, "Геркулес" неожиданно для всех направился по Великому морскому пути и в 1913 году исчез вблизи берегов Таймыра. План Русанова
пройти на небольшой парусно-моторной шхуне с двигателем всего в 16 лошадиных сил вдоль берегов Сибири многим казался безумным. Но Русанов свято верил в свою гипотезу поскольку теплое течение Гольфстрима проходит много севернее сибирских берегов, то именно там, считал он, и надо искать чистую ото льдов воду, по которой можно беспрепятственно пройти на Дальний Восток. Этой верой Русанов сумел увлечь и капитана Кучина, и всех остальных немногочисленных участников предприятия их было восемь, включая и невесту Русанова парижанку Жюльетту-Жан Сессин. Восемь живых душ и шестнадцать лошадиных сил против тысячи верст самого сурового на планете океана... Безумие? Но если бы гипотеза о "теплом проходе" севернее прибрежных льдов оправдалась, "Геркулес" смог бы свершить этот подвиг, достойный своего мифического тезки.

"Безумие" Русанова

     "Располагая маленьким "Геркулесом", непригодным для плавания в тяжелых полярных льдах и неприспособленным для зимовки, В.А. Русанов, очевидно, не надеялся на сочувствие задуманному им столь ответственному и трудному плаванию. А между тем, являясь горячим поборником Северо-восточного прохода, он, несомненно, всей душой стремился к его исследованию и не хотел упускать представившейся возможности осуществить свою заветную мечту. Поэтому, тая про себя план далекого похода на восток, он решил открыть его только в самый последний момент, когда уже никто не мог помешать ему в его намерении. Весьма возможно, что в данном случае он решил действовать по примеру Амундсена, который точно так же, ни с кем не делясь своими истинными планами, потом круто изменил их, направившись вместо Северного полюса к Южному". Так попытался объяснить "безумие" Русанова человек, который хорошо знал его лично, — Павел Башмаков.
     Следы стоянок русановцев были обнаружены еще в двадцатые годы в так называемых шхерах Минина. Но самая последняя неведома никому и поныне. Почему же останки капитана Кучина, если это Кучин, находились особняком, в стороне от лагеря?
     Профессор Звягин отвечает на этот вопрос, держа в руках безмолвный череп:
     
— Судя по сохранившимся зубам, этот человек был болен парадонтозом. Более того, сильно застудив лицо, он заболел гайморитом, на лицевых костях хорошо видны следы этого недуга...
     Звягин показывает небольшие проточины, ведущие в черепную коробку.
     
— Незалеченный гайморит мог вызвать воспаление мозговых оболочек — лептоменингит. При подобном заболевании человек становится крайне раздражителен, он становится способным на непредсказуемые поступки, он избегает общества...
     
— То есть вы хотите сказать, что капитан Кучин, заболев лептоменингитом, мог отбиться от своих спутников, уйти в тундру и там погибнуть?
     
— Мог бы... Но повторю еще раз: для того чтобы сказать со стопроцентной вероятностью, что это останки Кучина, необходима специальная экспертиза. Благо живы его ближайшие родственники.
     Невольно вспоминаются страницы каверинского романа "Два капитана". Его герои все же нашли последний след капитана Татаринова и его "Святой Марии". Неужели только в книгах возможны такие открытия?
     Звоню в Орел руководителю экспедиции Валерию Сальникову.
     
— Валерий Яковлевич, как вы совершили свою находку?
     
— Череп и кости нашли у подножия горы Минина. Именно в этом районе была обнаружена в свое время одна из стоянок русановцев. Неподалеку нашли чайную ложечку из так называемого "польского серебра", жестянку из-под табака или пороха... Все эти предметы сейчас исследуют специалисты.
     У нас в Орле открыт музей Владимира Русанова. Надеемся пополнить его экспозицию нашими находками. Но главное сейчас
— это молекулярно-генетическая экспертиза. Ищем необходимые средства. Если кто-то смог бы помочь идентифицировать личность полярника, я думаю, этот человек вписал бы и свое имя в историю российской Арктики.
     Как хотелось бы, чтобы из всех пропавших во льдах капитанов вернулся домой хотя бы один.

Николай ЧЕРКАШИН.

вернуться