ПОРТАЛЬНЫЕ ВЕТКИ САЙТА/"ВЛАДИМИР РУСАНОВ"


© www.pechora-portal.ru, 2002-2006 г.г.

 

В.Н. Звягин
Трагедия капитана "Геркулеса":
медико-криминалистическая реконструкция

 

 

     Впервые, бесспорно, человеческие останки, предположительно одного из членов исчезнувшей экспедиции Русанова, были обнаружены на Таймыре лишь в 2000 г. Со слов руководителя поисковой группы Орловской гостелерадиокомпании В.Я. Сальникова, кости лежали в тундре у подножья горы Минина.
    По мнению экспертов Орловского Бюро судмедэкспертизы давность смерти неизвестного около 100 лет и возраст в интервале от 30 до 40 лет. Так возникло предположение о принадлежности обнаруженных костей В.А. Русанову.
     Кости поступили в Отдел идентификации личности РЦ СМЭ сентябре 2000 года. Одновременно нам были переданы фотографии некоторых участников экспедиции: Кучина А.С. (3), Русанова А.В. (5), Белова К.А. (1), Черемхина В.Т. (1) , Ермолина Ф.М. (2) и Жюльетты Жан - Соссин (1). Восемь фотографий А.С. Кучина и его родственников прислали земляки А.С.Кучина из Онеги.
    На исследование были представлены череп без нижней челюсти и четыре фрагмента костей: левой бедренной (1), правой плечевой (2) и левой лопатки (1).
    Найденные кости скелета сильно разрушены. На бедренной кости отсутствует верхний эпифиз, на нижнем эпифизе сохранилась только средняя часть. Длина фрагмента 427 мм. На плечевой кости почти полностью отсутствует верхний эпифиз, нижний эпифиз поврежден незначительно. Наибольшая длина фрагмента 297 мм. Лопатка разрушена более основательно: сохранены латеральная часть с сочленовной площадкой и основание кости. На черепе фрагментирован передний отдел альвеолярного отростка и нижне-левый угол костей, образующих грушевидное отверстие.

     Передне-боковые поверхности костей коричневато-охристого цвета. Задняя поверхность костей белесовато-сероватого цвета, шероховатая, испещрена множественными мелкими трещинами и отделяющимися чешуйками. Вне всякого сомнения, это следы выветривания и воздействия солнечной радиации, свидетельствующие о длительном нахождении костей на поверхности почвы. На черепе более обесцвеченной является правая половина. Следовательно, вероятным положением трупа было лежа на животе, половиной головы к земле. Костные останки окутаны высохшим мхом, который заполняет все естественные их отверстия и полость черепа. В ультрафиолетовом свете поверхность костей дает темно-коричневую бархатистую люминесценцию с участками белесовато-фиолетового оттенка. Люминесценция в области краев фрагментов в основном белесоватая, с серо-синим оттенком. Костная ткань лишена жирового компонента, имеет выраженную порозность и хрупкость. Указанные особенности свидетельствуют о большой давности смерти, не менее 50 - 100 лет. (Е.М. Евгеньев - Тиш, 1963).
    Представленные костные останки, скорее всего, принадлежат скелету одного человека. О данном факте свидетельствует отмеченный характер люминесценции, а также результаты эмиссионного спектрального анализа. Во всех костных фрагментах, включая череп, обнаружены Si, Р, Мп, Fe, AI, Си, Na, Pb, Sr, Ti. Надо сказать, что содержание (в S) Мп, Fe, AI, Ti несколько выше в плечевой и особенно в бедренной костях, но разброс незначителен и может объясняться тем, что брались пробы из различных участков кости, в т.ч. прилегавших к почве.
    Костные останки принадлежали молодому человеку. Отсутствует зарастание швов как по наружной, так и по внутренней поверхности черепа. Сохранные зубы имеют лишь легкую потертость эмали. Заметим, что имеются и альвеолы, т.н. "зубов мудрости". Вместе с тем, на левой верхней челюсти, вероятно, имела место персистенция второго молочного моляра, о чем можно судить по форме альвеолы, нетипичной для премоляра (аномалия развития). Эпифизы длинных трубчатых костей имеют большое количество питательных отверстий. Обнаженное губчатое вещество бедренных и плечевых костей тонкотрабекулярное и мелкоячеистое. Рентгенологически вершина костно-мозговой полости расположена существенно ниже хирургической шейки плеча и малого вертела бедра. Все это позволяет говорить, что скелет принадлежит лицу возмужалого возраста (Adultus - от 18-22 до 30-35 лет) с тенденцией к сдвигу в меньшую сторону (22 - 27 лет).

     Результаты краниометрического исследования указывают на бесспорную принадлежность черепа лицу мужского пола. Обращают внимание значительные длина черепной коробки и ее горизонтальная окружность (527 мм, что соответствует 57 - 58 размеру головного убора), большое затылочное отверстие. Вторичные половые признаки рельефа, а это, прежде всего, резко выступающее надпереносье, надбровные дуги, бугор на наружной поверхности скуловых костей, височные линии лобной, теменной и височной костей, выражены чрезвычайно сильно.
     На принадлежность длинных трубчатых костей мужчине, хорошо развитому физически, указывают общая форма бедренной кости, имеющая выраженные пилястр, передне-задний изгиб диафиза и мышечный рельеф.
    Возможности определения пола по размерам трубчатых костей ограничены, но некоторые из признаков по Й.-В.Й. Найнису (1972) бесспорно свидетельствуют в пользу мужской принадлежности костей.
    По свидетельству известного специалиста по одонтологии проф. А.А. Зубова, морфология трех сохранных зубов скорее всего указывает на европеоидность. Результаты краниометрического исследования типичны для северо-европейской локальной расы с преобладанием черт беломорско-балтийского типа. Как известно, для лиц данного облика характерна очень светлая, однако несколько более пигментированная, чем у атланто-балтийского типа, кожа (это касается также цвета волос и глаз), средний рост и необильная борода, сравнительно короткий нос с прямой или вогнутой спинкой и значительным процентом приподнятых оснований, короткое лицо. Область расселения - восточная Европа.
    Отмеченные особенности полностью соответствуют облику А.С.Кучина на представленных фотоснимках.

     Определение краниофациальных соотношений и элементов физического облика по фрагментам длинных трубчатых костей и неполному черепу является чрезвычайно сложной задачей. Поэтому мы были поставлены перед необходимостью прогнозирования высоты носа, верхней и полной высоты лица, а также широтных размеров нижней челюсти. Для чего использовали уравнения регрессии (В.Н.Звягин, 1986 г.). Возможно, это могло негативно сказаться на результатах краниофациальной идентификации.
    Длина плечевой и бедренной костей, определенная по расчетным формулам, составила 326,00 ± 2,4 мм (Н.Н. Мамонова, 1968) и 462,1 ± 7,5 мм (Steel, McKern, 1969). Судя по реконструированным длинам указанных костей, наиболее вероятный рост мужчины был в пределах 168,2 ± 2 см (Pearson, Lee, 1899; Telkka, 1950 и Olivier, 1960).
     Представленные кости мужчины относятся к скелету грацильного типа, которому чаще соответствует грудной соматотип (М.А.Григорьева, 2001). Учитывая выраженную мышечную бугристость длинных костей и блюдцеобразную форму сочленовной впадины лопатки, логично предположить, что мужчина, вероятнее всего, имел грудно-мускульный тип телосложения и массу тела (вычислена по сухой массе скелета) 63,8 ± 6 кг (Baker, Newmann ,1957).
    Соматические особенности А.С. Кучина, судя по представленным фотоснимкам, вполне соответствуют диагностированным.
    Детальные сравнительные исследования проведены лишь с материалами, касающимися А.С. Кучина. В пользу данного выбора свидетельствовали результаты диагностики пола, возраста, расы, а также пропорции лица и соматические особенности. Принадлежность исследуемых останков В.А. Русанову исключается как по признакам возраста, так и чертам внешности. Также следует исключить принадлежность исследуемого черепа матросам "Геркулеса" В.Т. Черемхину, обладавшему ярко выраженными чертами южно-европейского антропологического типа; и Ф.М. Ермолину, в виду резкого различия в величине и пропорциях лица. Что касается Константина Белова, ровесника и товарища Кучина, то следует учесть свидетельство П. Башмакина "...это был небольшого роста, но мускулистый, крепкий человек...". Отличие исследуемого скелета по соматическим особенностям, как мы видим, достаточно зримое.
    Сопоставление частных признаков словесного портрета (асимметрия ширины ли-ца, различие положения бровей, разрез глаз, прогнатизм, поворот фронтальной плоскости лица и др.) также свидетельствует в пользу того, что череп и фотопортреты А.С.Кучина могли принадлежать одному человеку.
    Сравнительное исследование фотопортрета А.С.Кучина (анфас) и найденного черепа, проведенное методом компьютерного количественного "словесного портрета" (В.Н.Звягин и соавт., 2000), показало полное сходство по 24 признакам из 26 исследованных. Существенных отличий в размерах отдельных элементов лица Кучина А.С. и исследуемого черепа не выявлено.
    Результаты краниофациальной идентификации методом "POSKID 1,1" (В.Н. Звягин с соавт, 2001) между тем оказались неопределенными (ДК = 11,81). Мы склонны объяснить этот факт посмертной деформацией черепа (расхождение стреловидного шва и многолетнее воздействие атмосферных факторов Заполярья).
    Ну и последнее. Чем болел неизвестный, и что явилось причиной смерти. В первую очередь, здесь необходимо отметить парадонтопатию. Это группа заболеваний со сходными клиническими проявлениями: хроническое воспаление около зубных тканей, расшатывание и выпадение здоровых на вид зубов. Скорее всего, речь может идти о цинге.
    Обращает внимание также кистозное изменение альвеолярного отростка правой верхней челюсти и правосторонний мастоидит, сопровождавшиеся расплавлением (остеомиелитом) костной ткани. Данные страдания, даже при своевременном оказании специализированной медицинской помощи, могут осложняться воспалением мозговых оболочек и привести к смерти.
    На черепе также имеется резкая порозность верхних стенок глазниц, т.н. cribra orbitalis, - признак железодефицитной анемии.
    Таким образом, результаты медикокриминалистического исследования не исключают принадлежности обнаруженных костей капитану "Геркулеса" А.С. Кучину. Дальнейшее исследование может идти в направлении археологический поисков недостающих частей его скелета и сбора сравнительных материалов. В первую очередь необходимо обратить внимание на информацию о Ф.А. Быковском, В.Г. Попове, А.А. Раввине, К.А. Семенове и А.С. Чухчине. Какими - либо сведениями по последней группе участников экспедиции мы не располагаем.

 

вернуться